Star Trek: Marie Curie

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Trek: Marie Curie » Игровой форум » Эпизод 2: Беглецы


Эпизод 2: Беглецы

Сообщений 61 страница 80 из 86

61

Питер тем временем был занят важным делом - разыскивал субкоммандера Селтака для одного очень важного разговора. Настолько важного, что доверять его коммуникаторам совсем не хотелось. Ромуланский гость находился в лаборатории кибернетики, занятый расшифровкой бортового самописца с Келемвора и проклинающий все на свете. Путь до этой лаборатории был усыпан препятствиями, состоящими из одного медленного турболифта, одного неаккуратного энсина, плохо смотрящего под ноги, одного излишне любопытного медика, донимающего его вопросами, и одного сообщения по внутренним каналам о сбежавшем дроне.
Благодаря последнему капитан за сегодняшний день уже в третий раз приготовился падать на пол с сердечным приступом, но когда он перевел дыхание, и его голова слегка проветрилась от впечатлений, он вспомнил, что дрон - это ерунда. Всего лишь немного чокнувшийся андорианец, у которого нет ни оружия, ни мер персональной защиты, ни приспособлений для ассимиляции, ни даже кружки псевдоандорианского синтеголя. Проблема со службой безопасности сейчас встала на первое место - они могли просто с испугу превратить дрона в пар, что могло стать еще одним плевком в ранимую капитанскую натуру. Служба безопасности в тот же миг получила гневный приказ брать дрона живым, и по степени гневности этот приказ был чуть ли не заочным смертельным приговором каждому, кто посмеет его ослушаться. Кажется, служба безопасности сделала вид, что поняла его. Тут-то на тен Волде и наткнулся субкоммандер, и капитан вдруг вспомнил, куда и зачем шел.
- Субкоммандер, - прорычал тен Волде и тут же поспешил сменить тон, - Я искал Вас. Ничего не хотите мне сказать?
- Нет, - сделал он выражение лица ничего не понимающего лоботомита, - Вы сейчас про самописец?
- И про самописец тоже, - капитан сорвался с места вслед за нервно зашагавшим вдоль по коридору Селтаком, - Я вижу, что неожиданности даже для Вас еще не закончились.
- Я всего лишь ромуланский офицер, - посыпались оправдания, - Единственное, для чего меня сюда направили - посодействовать в уничтожении Келемвора.
- И Вам, конечно же, не сообщили, что из себя представляет Келемвор и что вообще тут происходит?
- Зачем? Я же должен был просто уничтожить Келемвор! - повторил он, едва не потеряв равновесия от неосторожного тычка своим плечом в угол коридора.
- То есть Вы не отрицаете того, что Вас не снабдили тактически важной информацией? - начал капитан своим прищуром сканировать Селтака на предмет наглой лжи.
- Меня снабдили всей необходимой информацией, - сделал он четкий акцент на слове "необходимой", - Капитан, вы зря теряете время. Мои цели не изменились. И если Вы думаете, что я здесь для того, чтобы плести какие-то дешевые интриги, то Вы явно имеете о моем народе какие-то предосудительные стереотипы.
- Я пытаюсь докопаться до правды!
- Правда такова, - резко остановился субкоммандер, - на Келемворе враги и они должны быть уничтожены!
- Я не отрицаю, - столь же резко остановился тен Волде, - Понимаю, у Вас, как у офицера, есть свои причины что-то скрывать от меня... - он запнулся и резко поправился, - Вернее, кое-что скрывать от меня. Но в одном мы с Вами должны сойтись прямо здесь и прямо сейчас.
- Я Вас слушаю.
- Вы больше не смеете угрожать моей карьере и моему капитанскому креслу, - прозвучала фраза с четко расставленными акцентами на шипящие и рычащие звуки, - Если Вы и правда до сих пор этого не понимали, то сейчас наверняка понимаете, в каком глупом положении оказались. И уж точно Вы должны понимать, что в конечном итоге мои действия будут оправданы, я сохраню свое звание, и моя голова никуда не полетит...
Его прервал звук куда-то полетевшего офицера, издавшего короткий вскрик перед жестким приземлением. И из-за угла появился собственной персоной сам Сил Т'жеван с лицом андорианца, которому уже тридцать лет как необходим отпуск.
- Ну все, моей карьере конец... - прозвучал поникший голос капитана, - Бегите, Селтак, ему нужен лишь я.
- Субкоммандер Селтак, - внезапно прорезался голос из дрона, уверенной поступью перебирающего половицу по направлению к ромуланцу, - Вы будете уничтожены. Ваше существование будет окончено. Сопротивление бесполезно.
- Бегите, Селтак, ему нужны Вы! - более уверенно скомандовал капитан, постепенно пятясь назад и отталкивая собой Селтака в ту же сторону.
- Вы что, во всех ситуациях будете выставлять меня трусом? - оскорбился ромуланец, обдумывая возможности для маленького героизма.
- Не будьте идиотом, этот дрон явно хочет сломать вам шею. Даже для борга это как-то агрессивно.
Капитан знал, что эффекта это не возымеет, но все равно достал свой фазер первого типа, прицелился и метнул огненное копье прямо в грудь первого помощника. Последнего это никак не смутило. Слегка повысив мощность, фазер вновь расцвел ярко-желтыми лепестками и выплюнул более плотный пучок энергии в том же направлении. Форма первого помощника прожглась насквозь, и воздух стремительно наполнился запахом обожженной плоти. Рвотные рефлексы с трудом перебивались чувством легкого испуга и полной растерянности. Дрон не сдержал обиды на такую дерзость и вытянул вперед руку, держащую оружие, дрожащее от желания убивать. Не успев сообразить, в кого именно дрон целился, Селтак резко дернул капитана за рукав, продемонстрировав свои превосходные рефлексы и желание лишний раз не подставлять единственного союзника под вражеский огонь. Выстрел Сила заставил стенку взорваться и окатить двух офицеров волной горячего воздуха. Постепенно становилось все более жарко, и все менее понятно, как поступать далее в такой ситуации.
- Убейте его! - крикнул Селтак, заведя спасенного капитана за угол.
- Нет! - отрезал тен Волде, - Это наш шанс выполнить задание. Слушайте план: я сейчас постараюсь отнять у него оружие, а Вы просто бегите подальше. Он Вас потеряет и отстанет, я его знаю, пару раз я так уже делал.
- Я не бегу с поля боя! - заупрямился субкоммандер.
- Вы здесь в гостях, не забыли? Если Вам сломают хребет, Ваше командование сочтет меня негостеприимным. Кроме того, Вы все еще нужны, чтобы уничтожить Келемвор.
- Я здесь для того, чтобы сражаться с врагом! - не унималась в нем гордость.
- Живо!
То, что произошло дальше, погрузило капитана в очень сильное чувство дежа вю. Сил выглянул из-за угла и наткнулся на яростное сопротивление в лице капитана, стремящегося отобрать у дрона очень опасную игрушку. Лишь потом капитан понял, что он сделал не так - он набросился врукопашную на противника, который не чувствовал боли и имел потрясающее чувство равновесия. Когда один решительный удар отправил Питера в забвение, он понял, что капитан из него гораздо лучше, чем боксер. Но лишняя разбитая губа стоила того, чтобы этим глупым актом героизма убедить Селтака мужественно отступить с поля боя, расплескивая по пути свою гордость.

0

62

В инженерном отсеке звучал шум корабельной сирены, а под потолком крутились оранжевым и красными цветами лампы аварийной сигнализации. Все вокруг были чем-то громко заняты, но лучше всех было слышно Финштада, который деловито ходил по отсеку и раздавал приказы лейтенанту Капуру, который смиренно следовал за ним повсюду и конспектировал услышанное в свой датапад.
- … затем опустите аварийную переборку, эвакуируйте людей во второстепенный инженерный пост и держите руку на сбросе ядра.
- Вы считаете, что всё так плохо? – Удивленно вопросил Венкат, уставившись на Бьёрна и остановившись на секунду.
- Не считаю. Но инструкции четко велят нам выполнить определенные процедуры. – Финштад остановился и наконец повернулся к своему помощнику, - И еще кое-что…Постарайтесь проследить за тем, чтобы эти увальни из службы безопасности не начали тут палить. Борг в любом случае не сможет прорваться через дюраневую переборку реакторного отсека, но вот они могут спокойно фазером перерубить какой-нибудь из силовых контуров. Пусть делают что хотят… да хоть прыгают на него со строительных лесов, но никакого оружия.
- Всё понял…Но сэр, не лучше ли вам самому поговорить с их командиром?
- Нет, я нужен в другом месте. Нужно выяснить какого рожна силовой барьер в мед.отсеке не смог его сдержать. – Бьёрн еще раз оглядел инженерный отсек, тихо хмыкнул и снова посмотрел на Капура, - Времени у вас достаточно. Со всеми теми догонялками, которые СБ устроило с Боргом, ему понадобится еще минут пятнадцать чтобы сюда дойти. Приступайте к работе, лейтенант. – Венкат кротко кивнул и быстро пропал из виду, растворившись в толпе снующих инженеров. Сам же Финштад быстрым шагом направился к медицинскому отсеку и несмотря на то что, из-за карантина определенных палуб и коридоров ему пришлось здорово удлинить свой путь, на месте он оказался уже через несколько минут, где его встретили вставшие по стойке смирно сотрудники службы безопасности.
- Вы выяснили, что случилось с полем? – Финштад обратился к самому старшему из двух охранников, коим был младший лейтенант болианец по фамилии Верото. В ответ тот удостоил Бьёрна растерянным взглядом.
- Ясно. Вы здесь для красоты, а всю простую работу должен делать я. Кто вас сюда поставил?
- Лейтенант Иванов… - Промямлил второй охранник, после чего Бьёрн закатил глаза.
- Идите отсюда и помогите остальным возле инженерного отсека. Борг сюда не вернется. – Финштад зашел в мед.отсек, а оба охранника переглянулись и вскоре скрылись за очередным поворотом коридора.
Внутри было относительно пусто. На койках лежали энсин Вешу и еще несколько сотрудников СБ, которым “Посчастливилось” встретиться с Боргом.
- Первый помощник, - приветствующее обратилась к Бьёрну Селлар, - Вам нужна какая либо помощь?
- Нет, - коротко ответил Финштад, осматривая место, где должен был быть Борг и силовой барьер, - Я пришел разобраться, как Борг смог сбежать.
- Насколько мне известно, силовое поле отключилось.
- Что, само взяло и отключилось? – Бьёрн вопросительно, с некоторым скепсисом во взгляде, посмотрел на вулканку, - Так не бывает, к счастью для нас.
- Господин Финштад, в конце концов это вы главный инженер, вот вам и следует разобраться в причине возникновения этой неполадки, - Селлар окинула Финштада безэмоциональным, но от того не менее холодным взглядом и удалилась в свой кабинет.
Некоторое время посмотрев вслед глав. Врачу, Бьёрн подошел к терминалу управления силовым полем и начал искать причины отказа системы. Стоит заметить, что они (причины) не заставили себя долго искать. Всё было предельно просто, в некотором смысле грубо, силовой барьер попросту отключили, воспользовавшись правом доступа администратора лазарета.
- Госпожа Селлар, - Финштад зашел в её кабинет, - Нам нужно кое-что обсудить.
- Я вас слушаю. – Ответила вулканка и отложила трикодер на край стола.
- Силовое поле было отключено при помощи команды отосланной с вашего личного терминала, - Бьёрн кивком указал на рабочий компьютер, стоявший на столе Селлар, - Так же были использованы ваши пароли.
- Когда поле было отключено, я находилась в каюткомпании. Много кто может это подтвердить…
- Я не собираюсь копаться в этом. Это работа службы безопасности. Плюс я знаю что это были не вы. В любом случае, составьте список тех, кто теоретически мог иметь доступ к вашему терминалу и передайте его надлежащему лицу, когда начнется расследование. До тех пор, рекомендую поменять ваши данные для входа. – Финштад встал с кресла, учтиво поклонился и вскоре вышел из мед.отсека, направившись на двенадцатую палубу, а именно в носовой грузовой отсек.

Отредактировано Bjorn Finstad (2 Дек 2015 19:50:55)

0

63

Мягкое гудение турболифта постепенно стихало, свидетельствуя о замедлении кабины внутрикорабельного транспорта, а затем кабина лифта с мягким шипением открыла свои двери, выпуская лейтенанта Макаров внутрь инженерной палубы, где уже собирались бойцы его отряда, совсем недавно поднятые по тревоге. Николай не был частым гостем реакторного отсека, обычно являвшегося исключительной вотчиной инженерной службы, потому сейчас ему выдался еще один шанс на секунду отвлечься, чтобы полюбоваться шедевром инженерного искусства кораблестроителей Федерации, которым и являлся инженерный отсек линейного крейсера класса "Суверен", такого, как "Мария Кюри", на борту которого они сейчас и находились.
Впрочем, совершенно не надо было быть специалистом по инженерному делу, чтобы понимать, что за этой красотой скрывалась и потенциальная опасность - надежно экранированный гудящий и мерцающий текущими за противорадиационными бронестеклами и стазис-полями потоками плазмы варп-реактор "при неправильном обращении" (а тем более при намеренной диверсии) мог погубить звездолет со всем экипажем в считанные секунды. По крайней мере, внутри было предостаточно антиматерии для этого.
Собственно, именно потому то Макаров и его команда и были направлены для усиления режима безопасности на инженерной палубе. И сейчас им предстояла их часть работы.
- Ладно, народ, слушай боевую задачу, - обратился к собравшимся бойцам Николай, - как вы знаете у нас тревога высшего уровня и угроза в виде борговского дрона на свободе, потому требуется проявить максимальную бдительность. Работаем по парам - я и Чоу прикроем главный вход, Гонсалес и Рихтер - возьмете запасной и займете там оборонительные позиции. По двое человек будут патрулировать каждый оба основных уровня реакторного отсека. В случае появления борга, приказ постараться брать живым, кроме случаев угрозы для всего корабля. Приказ ясен?
- Так точно, командир, - раздался нестройный гул голосов. Бойцы начали расходиться по своим постам, а лейтенант еще раз прокручивал в голове то, что ему предстояло сделать. Он намеренно не стал трогать больную тему "откуда взялся борг" (тем более, что бойцы почти наверняка ознакомились и сами с материалами их приказа), но совершенно очевидно было, что при попытке саботировать варп-реактор его, лейтенанта Макарова, и его людей задачей было остановить борга любой ценой. "В том числе и летальными средствами"- с мрачной решимостью просебя произнес Николай. Конечно же, он понимал, что жизни нескольких сотен человек куда важнее, чем жизнь одного военнослужащего Звездного Флота, но тем не менее, в глубине души лейтенанту явно не хотелось становиться тем, кто будет вынужден пресечь жизнь своего коллеги, едва ли виноватого в том, что с ним случилось.
- Господи, помоги всем нам..., - тихо себе под нос прошептал Макаров, после чего активировал вокс и отправил стандартный запрос статуса остальным "боевым двойкам" - "Альфа" - всем позывным, доложите статус...
- "Бета"- у нас чисто", "Гамма"- горизонт чист", "Дельта" - все в норме, противника не наблюдаем, - почти сразу протрещали несколько ответов. Что ж, теперь лейтенанту и его отряду оставалось только ждать возможного появления в реакторной экс-коммандера Т'Жевана, если последний все же решит направиться именно сюда...

0

64

Джулианна ходила по медблоку, успевшему стать для неё домом. Наворачивание кругов не сильно успокаивало нервы, но, определённо, притупляло гнетущие страх и чувство вины. На одной из коек лежал энсин Вешу с переломами и тяжёлым фазерным ранением. Джулианна никак не могла привыкнуть к виду этого медика-баджорца на биокровати. Обычно он либо ассистировал ей, либо носился где-то по коридорам. Неуёмный энсин Вешу. Сейчас же показатели были слабыми, и доктор Бран была совсем не уверена, что даже с оборудованием Соверена пациента можно спасти. Пока что всё, что они могли сделать - это запустить регенератор и держать его на системах поддержания жизни. Но справится ли регенератор с практически полностью сгоревшей печенью и наполовину испарённой поджелудочной железой за то время, пока организм даже в искусственной коме может без них существовать - она не знала. Энсину Вешу ещё повезло, что он взял фазер без режима дезинтеграции.
Джулианна старалась избегать взгляда Селар, понимая, что просто не сможет его вынести. Триллка боялась натолкнуться на осуждающий взор, напоминающий ей о том, что это именно она должна лежать на этой биокровати. Мыслей о том, чтобы дополнительно поисследовать практически умирающего баджорца как-то не возникало. Если бы она тогда не растерялась...
Один из легко раненых людей-СБшников окликнул Джулианну.
- Доктор Бран, вы не волнуйтесь так...энсин Вешу сильный, он выкарабкается. И продолжит лезть в самые опасные места. Вы же знаете сами, насколько опасно служить в Звёздном Флоте. И он тоже знал.
- Люди. Глупые, необразованные люди! Вы что, не понимаете, что у любого организма есть предел? Даже если энсин Вешу выживет, его печень и поджелудочная не смогут восстановиться до прежних размеров. А это значит, что последнее, что он сможет делать, это проходить военную службу! А теперь не отвлекайтесь, и сращивайте свои кости. Вам осталось совсем недолго. Сращивать кости, разумеется.
Энсин замолчал и поник лицом. Задумались и все находящиеся в это время в медотсеке члены экипажа. Тишину нарушил спокойный голос Селар.
- Предположение доктора Бран крайне нелогично. Люди намного сильнее и интереснее, чем кажутся. И у энсина Вешу есть хороший шанс на выживание. Да, вряд ли он сможет служить на кораблях, но его могут перевести в более спокойное место. Могло быть гораздо хуже. Шансы выжить в схватке с боргом крайне малы, - произнесла Селар, сделав пару поправок в составленную Джулианной программе регенерации на биокровати.
- Доктор Бран. Вам нужно больше верить в ваших пациентов, - добавила она и посмотрела триллке в глаза.
Спрятаться Джулианне не удалось. Хотелось разрыдаться, как маленькой девочке. Но нажитый жизненный опыт помог триллке сдержать слёзы. Она только кивнула в ответ и постаралась себя занять чем-то продуктивным. Этим занятием была общая панель медсканера корабля. И она показала, что прямо посреди лаборатории кибернетики без сознания лежал капитан.
Джулианна тяжело вздохнула и скомандовала корабельному компьютеру: "Срочная медицинская телепортация в медотсек-1, капитан тен Волде".
Капитан материализовался прямо на одну из недавно освободившихся коек. Селар подошла к нему и просканировала - сотрясение мозга. Травма, уже ставшая для тен Волде классической. Вулканка вздохнула и начала процедуру восстановления нейронных связей. За время общения с капитаном она выучила всю его мозговую карту нейронных соединений наизусть. Процедура обещала быть быстрой.

Отредактировано Julianna Bran (3 Дек 2015 23:13:27)

0

65

Один единственный дрон на судне никак не мог быть проблемой. Любой дурак мог взять в руки фазер, выставить мощность повыше и сделать так, чтобы от этого дрона остались одни лишь дурные воспоминания. К несчастью, этот дрон был крайне важен, и капитан был счастлив, что валяется сейчас в лазарете без сознания. У раненого человека никто не посмеет спросить, что важнее: этот дрон или здоровье экипажа? Правильного ответа на этот вопрос просто не существовало.
Тем временем лейтенанты Аль-Мураки и Иванов скооперировались для… сами пока не придумали, чего именно. Лейтенант Аль-Мураки отдал приказ «поймать дрона», и Иванов исключительно рефлекторно согласился со старшим по должности. Они шли по «горчим следам» на пару с фазерами в одной руке и трикодерами в другой. Трикодеры прекрасно понимали, как далеко им идти до злоумышленника, но не давали никаких подсказок по его ловле. Техника в очередной раз сильно подводила.
- А почему мы его ловим только вдвоем? – вдруг додумался Иванов до логичного вопроса, на время оставив попытки понять, что именно собирается делать Махмуд, как только настигнет бывшего первого помощника.
- Половина людей сейчас в лазарете ждут нас, - иронично отвлекся младлей от попыток придумать, что именно он собирается делать, когда настигнет бывшего первого помощника, - Вторую половину мистер Макаров решил собрать внутри наглухо опечатанного инженерного отсека… на всякий случай.
- На случай, если дрон научится проходить сквозь стены?
- Я не уточнил, - пожал Аль-Мураки плечами и присмотрелся к показаниям трикодера, - Двадцать метров. Кажется, я уже слышу его шаги.
- Каков план?
- Стрелять по конечностям. Возможно, нам удастся его обезоружить.
- То есть, руку отстрелить?
- Других вариантов не вижу, - Аль-Мураки посмотрел на Иванова беспомощным взглядом, и Иванов понял, что все безнадежно, - У Вас есть предложения получше?
- Нет. Только замечание, - замедлил Иванов свой шаг, - Он разве не умрет от шока, если потеряет руку?
- Подумаем логически. Оглушение на него не действует. Следовательно, к шоку его нервная система имеет устойчивость.
- Вы уверены?
- Конечно, нет! – прошипел Аль-Мураки, устав от постоянных сомнений, - Я тактик, а не доктор!
- Тогда позвольте мне стрелять. Я готов взять на себя ответственность.
- Это неверный подход. Стрелять должен тот, кто лучше целится. У Вас какой уровень в фазерном тире?
- Двенадцатый.
- Проклятье! – выругался Махмуд, - У меня тоже двенадцатый. Если будем стрелять вместе, понизим его шансы на выживание.
Увлекшись разговорами, они совсем забыли про простое правило преследования – ориентируясь по трикодеру иногда стоит смотреть еще куда-нибудь. Например, на дорогу. Сами не заметив, они зашли за угол на прямой зрительный контакт с дроном, даже не подготовившись к тому, что сейчас дрон будет пытаться их убивать, как очередное ненужное препятствие на пути к своим злодейским целям. Сам дрон, совершенно будучи не готов к неожиданным встречам, обладал феноменальной реакцией. Вскинув фазер на изготовку, он без каких-либо колебаний нажал на кнопку уничтожения членов службы безопасности. Рефлексов Иванова едва хватило, чтобы в нужный момент дернуться с места. Луч смерти прошел по касательной, и рукав лейтенанта ярко вспыхнул, заставив своего владельца от неожиданности упасть на пол, словно спасаясь от минометного обстрела. Младший лейтенант, на секунду растерявшись, расставил приоритеты и бросился тушить маленький пожар на форме своего сослуживца. Жареный член службы безопасности едва ли мог кому-то услужить безопасность.
Тем не менее, дрон ничуть не прослезился от трогательной сцены невероятной взаимовыручки. Не теряя драгоценных миллисекунд, он вновь прицелился из орудия возмездия за сломанную карьеру в звездном флоте и сам удивился тому, насколько же он легкий по сравнению с остальными дронами коллектива, когда пол ушел у него из-под ног, и неведомая сила бросила его в лабораторию экзобиологии. Примерно в конце полета дрон понял, что его акт убийства почетных носителей желто-обугленных рубашек был прерван слегка ненормальной женой человека-с-подпаленным-рукавом.
- Сопротивление бесполезно, - произнес дрон, быстро нащупав опору и поднимаясь на ноги. Последнее, что успел разглядеть Иванов перед тем, как двери лаборатории захлопнулись, это обескураженное лицо доктора Долеры, которая еще минуту назад спокойно изучала инопланетного зайцеклопа и ничуть не готовилась к столь внезапному сюрпризу.
Из-за двери послышались разряды фазера и взрывы того, чему эти разряды были адресованы. Если прислушаться чуть сильнее, можно было услышать переворачивающиеся лабораторные столы, бьющееся оборудование и лопающиеся нервы гражданского экзобиолога. Лейтенант Иванов, наконец, позволил себе встать с пола, болезненно морщась от ожога на плече. Его жена только что спасла ему жизнь, и в нем вдруг загорелась гордость. Он решил, что сегодня он обязательно устроит ей праздничный ужин. С кровью. Приготовленный собственными руками. А затем…
- Лейтенант, что вы стоите?! – прервал его думы крик Аль-Мураки.
Вместе с криками командира до Иванова вдруг снизошло озарение, что его жена сейчас вместе с вооруженным дроном борга, и возможно только что спасла его ценой своей жизни. Мысленно окрестив себя беспечным дураком, он твердо решил, что потерю жены он не простит ни себе, ни кому-либо еще. Оба офицера безопасности кинулись ей на помощь, стараясь успеть до того, как звуки борьбы за дверью затихнут мертвой тишиной.
- Ошибка, проверьте дверной механизм, - послал их компьютер к черту, не позволив им перешагнуть порог.
На этот раз Иванов быстро сообразил, для чего ему выдали фазер. На пару с Аль-Мураки они занялись демонтажными работами, параллельно восхитившись тем ответственным людям, которые делали такую надежную дверь, что ее трудно разрезать фазером, но легко вывести из строя.
…и, наконец, то, что осталось от дверей, с грохотом рухнуло на пол.
Доктор Долера сидела, зажавшись в угол, охватив руками свои колени и крепко стиснув зубы смотрела на слегка опоздавших членов службы безопасности глазами, наполненными шоком и решительностью поскорее сменить профессию. В полуметре от ее головы на стене отчетливо был виден крупный фазерный ожог – вероятно, ее голове очень сильно повезло, но она пока не успела это осмыслить. В ее мыслях творился такой же бардак, как и во всей лаборатории. Крилесс оказала жесткое сопротивление. Даже Сил не мог с этим поспорить, умиротворенно растянувшись посреди поломанного лабораторного оборудования. Аль-Мураки не стал сразу же выяснять, что случилось – первым делом он вырвал из руки дрона оружие.
- Женщина! – разозлился лейтенант на свою жену, которая все еще находилась в клингонском кураже и пыталась переварить внезапную победу над внезапным противником, - Ты сломала коммандеру шею!
- Да? – вдруг очнулась она из своих дум и позволила себе вспомнить, где она находится, и что тут вообще произошло минуту назад, - А, да!
В знак оправдания она подняла свою ладонь и продемонстрировала боевое ранение в виде сломанного пальца.
- Ты сломала шею первому помощнику! – Иванов схватил ее за плечи и начал трясти, стараясь привести свою жену в чувства, - Ты хоть понимаешь, что ты наделала?!
- Ты такой забавный, когда злишься! – позволила себе Крилесс блеснуть победоносной улыбкой, и почувствовала, как внезапно возросшее клинонское эго ударило ей в голову, пробив череп в четырех местах. Иванов что-то хотел ей ответить, но его рот внезапно запутался в ее губах, и он снова вспомнил, что рад ее видеть живой и почти целой.
- Ну все-все, хватит кусааааааа… - протянул он, когда острые клингонские зубы вцепились в его нижнюю губу и сильно потянули за нее по направлению к выходу.
- Аль-Мураки лазарету, - склонился младлей над телом дрона, стараясь не отвлекаться на то, на что старался не отвлекаться.
- Лазарет слушает.
- Телепортируйте мой сигнал на изолированную биокровать, - с этими словами он снял свой коммуникатор и прицепил его к тому, что осталось от униформы Т’жевана после многочисленных попыток его урезонить, - Крайне агрессивный пациент со сломанной шеей.

0

66

В таком сравнительно беспокойном ожидании и прошли следующие двадцать пять или около того минут из жизни лейтенанта Макарова. Затем, сначала стихла сирена внутренней тревоги, а потом по вокс-каналу пришел сигнал подтверждения отмены, озвученный из центральной диспетчерской службы безопасности:
- Центр - всем постам, отмена режима повышенной готовности. Повторяю, всем постам, отмена режима повышенной готовности..
- Реакторный - центру, - немедленно отозвался Николай, запрашивая подтверждение окончания чрезвычайной ситуации на борту звездолета, - подтвердите статус угрозы, как поняли?
- Центр - постам, - почти тут же протрещал ответ, - источник угрозы успешно локализован и взят под контроль. Отбой тревоги...
"Ну слава Богу", - мысленно произнес Макаров, убирая руку с рукояти лежавшего в поясной кобуре фазера и обращаясь к остальным бойцам:
- Ну, думаю все слышали. Ладно, похоже на сегодня это действительно все. Можете возвращаться к своим постам, а те, у кого дежурство не сейчас просто идти отдыхать.
Если честно, разумеется у Николая была целая куча вопросов, начиная с того, каким именно образом угроза (которой, разумеется, был ассимилированный недавно коммандер Т'Жеван была "локализована и взята под контроль), впрочем, с другой стороны сам же Макаров каким-то инстинктивным чутьем понимал, что сейчас явно не самое лучшее время для таких вопросов. Тем более, что серьезного вреда для корабля удалось, похоже, избежать, к тому же, ему лично не пришлось сталкиваться с тем выбором, возможность которого недавно так беспокоила его. Дождавшись, пока ограждавшая отсек от посторонних аварийная переборка вновь поднимется, открывая путь наружу, лейтенант пошел обратно к турболифту и далее в свою каюту. Через три с четвертью часа по корабельному времени у него было новое дежурство, так что возможность еще хоть немного отдохнуть после высадки на "Келемвор" и этой внезапной тревоги была, с точки зрения самого лейтенанта, вполне кстати...

0

67

- Как это понимать? – Финштад зашел в мед.отсек и задал вопрос в сторону койки, на которой лежал лейтенант Иванов, а рядом стояла Крилесс.
- Ранение не серьезное, всего то пара ушибов… - Начал было отговариваться лейтенант, но Бьёрн его быстро прервал.
- Я не о вашем здоровье спрашиваю, а о состоянии шеи Борга! У вас был приказ взять его живым. – Он повернулся к доктору Селлар, которая стояла возле барьера с отключенным дроном, - В каком он состоянии?
- Мы подключили его к системе искусственного дыхания и зафиксировали шею. Вдобавок мы смогли его отключить, - не отрываясь от трикодера отрапортовала начальница мед.службы.
- Его жизни в данный момент что-либо угрожает?
- Насколько мы можем судить – нет. Даже если бы он был простым андорианцем, то к нам он попал очень быстро, и столь же быстро ему была оказана необходимая помощь. Но в нашем случае в нем еще есть наниты, которые уже сами по себе поддерживают в нем жизнь.
- Хорошо, - Финштад повернулся к двум сопровождавшим его инженерам, комплекции которых позавидовал бы даже сотрудник службы безопасности, - Унесите его.
- Боюсь я не могу позволить сделать этого, - возмутилась Селлар, - Он мой пациент и его…
- Вы сами сказали, что его жизни ничего не угрожает, а это значит, что мы и так потеряли много времени и пора наконец перевести в грузовой транспортер. Считайте это приказом капитана, меня и звездного командования.
Несмотря на возгласы и протесты всех находящихся в лазарете, Биокровать с Силом была вывезена из помещения и направилась к новому месту назначения, сопровождаемая тремя людьми. В коридорах было снова пусто, даже не скажешь, что на корабле жило и работало около тысячи человек. Никому не хотелось находиться рядом с Боргом, который час назад успел отправить в мед отсек добрую треть сотрудников службы безопасности.
- Всё готово? – Обратился Бьёрн к лейтенанту Капуру, который руководил приготовлениями.
- Да, сэр. Мы готовы телепортировать его на борт Галатеи.
- Загружайте…
Биокровать, вместе с дроном закатили на платформу Транспортера. Все инженеры вокруг замерли и молча наблюдали за процессом.
- Активируйте его, - скомандовал Финштад, после чего при помощи консоли и удаленного управления биокроватью, Борг снова открыл глаза и принялся хрипло повторять успевшие всем надоесть фразы.
- Ну, поехали. – Первый помощник дал финальную отмашку и помещение заполнилось гулом заполняющихся энергокатушек и через, буквально, несколько секунд всё затихло. Дрон, остался там где и был.
- Отличная работа. Передайте капитану, что мы нашли Келемвор.

Отредактировано Bjorn Finstad (5 Дек 2015 16:02:05)

0

68

Журнал капитана, звездная дата 53642.8. Не без труда, но мы нашли способ выследить Келемвор при помощи ассимилированного коммандера Т'жевана и трансмиттера в его голове, который находится на постоянной связи с Келемвором. В данный момент мы летим на перехват с осознанием того, что третьего шанса выполнить задания скорее всего не будет. Внезапно вскрывшиеся новые факты о Келеморе говорят о том, что угроза значительнее, чем мы думали изначально.


Настал час разбора полетов. Капитанская голова все еще сохраняла в себе живительный заряд боли очередного нокаута, а во рту отчетливо чувствовался вкус горечи поражения. В былые времена от такого образа жизни мозги стремительно приходили в негодность. Периодически Питеру казалось, что эти времена до сих пор не закончились. Так было и сейчас, когда он собрал в зале совещания старших офицеров и прилагал некоторые усилия для того, чтобы вспомнить, зачем именно он это сделал, и почему Селтак в последнее время смотрит на него с такой опаской.
- Пожалуй, я начну, - обреченно нарушил на минуту устоявшуюся тишину субкоммандер и начал презентацию, - Тринадцать лет назад ромуланские аванпосты на границе нейтральной зоны были уничтожены неизвестным агрессором. Расследование стремительно зашло в тупик, однако некоторые следы указывали на то, что аванпосты были уничтожены одним и тем же судном. Мы условно окрестили неприятеля Разорителем. - Эти слова выдавили из Крилесс пренебрежительную усмешку. На компьютерном экране появилось изображение крупного корабля кубической формы, угрожающе вращающегося вокруг оси. - Вам это судно известно под простым и банальным названием - куб, - издевательский растянул Селтак гласную в этом слове, - Согласно данным с самописца, который самоотверженно, но пренебрежительно к здравому смыслу добыла группа коммандера Т'жевана, Келемвор вступил в контакт с Разорителем, вернувшимся обратно через тринадцать лет для сбора трофеев. Мы все имеем четкие представления о том, что движет коллективом Борга, но Разоритель даже по их меркам отреагировал на Келемвор в высшей степени агрессивно. Борг незамедлительно заглушил всю связь Келемвора с внешним космосом, уничтожил защитные поля, совершил захват тяговым лучом и лишь после всех этих действий передал на Келемвор это сообщение...
Селтак нажал на кнопку, и из динамиков начала воспроизводиться запись обращения Куба к экипажу Келемвора: "Мы - борг. Сдайте ваше судно. Ваши биологические и технологические достижения будут добавлены к нашим. Сопротив..."
- Отчего прервалась запись? - полюбопытствовал Финштад.
- Сообщение было прервано в результате уничтожения трансмиттера на Разорителе, - заключил Селтак, а затем пояснил, - Экипаж Келемвора отреагировал адекватно и незамедлительно открыл огонь на поражение. И это первые и последние хорошие новости. Разоритель был уничтожен...

0

69

Сигнал будильника разбудил Макарова через примерно два с половиной часа тяжелого и не очень спокойного сна, содержания которого сам лейтенант так и не запомнил. Выпив стакан воды и немного перекусив, Николай сверился с графиком дежурства, еще раз уточнив свою зону патрулирования, после чего также быстро привел себя в порядок и снова надел на себя портупею с фазером. Приказы и официальные сообщения во внутрикорабельной сети не содержали почти никаких подробностей случившегося или того, что ныне происходило с бывшим коммандером Т'Жеваном.
Закончив сборы, лейтенант тихо погасил освещение и вышел из каюты, направившись в сторону назначенной ему для дежурства зоны корабля. Макаров все еще задавал себе вопрос относительно возможной судьбы коммандера, когда столь же внезапно получил на него ответ, проходя мимо ведущего из методтсека коридора. Коридора, по которому нынешний и.о. первого помощника Бьорн Финштад и трое хмурых вооруженных часовых медленно везли куда-то окруженную двойным коконом передвижную биокровать. Силовое поле практически исключало какие-либо варианты насчет того, что или кого могли в этой биокровати везти, ну а вооруженная охрана значила, что коммандер Т'Жеван (вместе с тем, что сейчас управляло его телом) все же пережил встречу с группой захвата. "Если конечно, это можно назвать жизнью", - мрачно просебя подметил Николай. С одной стороны, лейтенант чувствовал, что надо подойти и спросить, уточнить детали, но с другой стороны - внутренний голос здравого смысла столь же настойчиво говорил ему, что сейчас это будет не слишком уместно. И скорее всего, в данном случае именно вторая точка зрения была правильной.
- Господи спаси, - тихо, неслышно прошептал себе под нос Макаров, не то прося у Создателя безопасность и благополучие себе и остальным членам экипажа, не то прося об избавлении Сила Т'Жевана от той ситуации, в которой он сейчас оказался. Скорее, и то и другое сразу. Николай по возможности спокойым шагом и так, чтобы сделать вид что "ничего необычного не случилось" пошел по корридору мимо импровизированного конвоя. Возможно, с "напусканием на себя нейтрально-делового вида" получалось не очень, но похоже часовые были заняты в первую очередь тем, что охраняли "необычного пациента". Что ж, учитывая произошедшее совсем недавно это было более, чем разумно. Самого же Николая впереди ждала вполне обычным рутинная смена дежурства...

Отредактировано Nikolay Makarov (5 Дек 2015 20:48:05)

0

70

В этой миссии от Вана требовалось удостовериться в том, что нынешние события не примут негативный оттенок в дальнейших отношениях с Ромуланской Звёздной Империей, и после разрешения конфликта с Селтаком он был уверен в том, что полностью справился со своей задачей. Ближайшие часа два обещали быть скучными на события, посему эмиссар решил на эти два часа сменить однотипную обстановку коридоров космического корабля чем-то более грандиозным и возвышенным - голопалубой.
- Компьютер, запустить программу Милод-Альфа-Пять, - обратился он к панели на стене, на что та отреагировала мелодичным согласием и открытыми дверями.
Бетазоид незамедлительно прошёл внутрь и оказался посреди широкого пешего проспекта полного прохожих. Все лица кругом излучали радость, где-то поодаль слышались прекрасные звуки выступления уличных музыкантов, продавцы в шатрах предлагали освежающие напитки, а багровый закат идеально гармонировал с тёплым светом совсем недавно зажжённых уличных фонарей. Это был прекрасный вечер в городе Лакариан, что на Кардасии Прайм, одно из самых приятных и ярких воспоминаний Милода о той планете. Именно в тот день он с несколькими своими коллегами из посольства открыл для себя кардассианскую оперу. Любуясь видами, он неспешно прогуливался по проспекту, всматриваясь в каждый фотон этой прекрасной иллюзии и пытаясь вспомнить свои ощущения в ту ночь.
Даже в тридцатые годы Федерация не питала любви к Кардассии. В частности, по прибытии на эту планету Ван, благодаря пропаганде Федерации, был уверен, что этот мир полон милитаристов и шпионов, равно как Кронос полон гордых воинов. Лишь гуляя здесь, впервые увидев "гражданскую" сторону Кардассии, он понял насколько сильно ошибался. Странным образом былые суждения отобразились в плоскости нынешней ситуации с Селтаком - быть может, ромуланцы тоже были чем-то большим, чем лжецами и интриганами? Стоит как-нибудь слетать на Ромулус и узнать.
Обращённый в размышления о Ромулусе дипломат не успел заметить, как добрался до здания оперного театра. Оно было огромным - даже по самым скромным меркам в его залах могло вместиться десять тысяч гуманоидов. Экстерьер был в классическом кардассианском стиле, равно как и интерьер - никакой возвышенности и помпезности, свойственной классическим оперным театрам Земли. Всё было выполнено практично, с редкими, да меткими геометрическими узорами и инсталляциями, но интерьер вызывал священное благоговение своей игрой света и тени, от которой у эмиссара был бетазоидный эквивалент мурашек по всему телу.
В эту ночь был аншлаг, но дипломатическим персонам выделили уютное ложе по правую сторону от сцены с непривычно мягкими для кардассианцев сидениями. Посреди четырёх сидений в ложе был столик с традиционно витиеватой бутылкой тёмного канара и несколькими стаканами, а чуть поодаль кардассианский слуга был готов в любой момент восполнить потребность в этом напитке. Милоду никогда не нравился вкус канара, но он его так давно не пробовал, что успел и позабыть его вкус, а посему воспользовался данной возможностью вкусить кардассианского нектара лишь чтобы убедиться, что реплика получилась даже хуже оригинала. Лёгкая модификация программы обратила содержимое бутылки в охлаждённый чай Джестрал, благо его вкус оказывался не столь сильно загублен репликатором.
Наконец, настало время главного события вечера - финального выступления знаменитой на весь Союз труппы маэстро Лантара, что вернулась на родину после длительного гастрольного тура. Сегодня они исполняли оперу "Вертана", которая была написана ещё до Великой Чумы, обратившей Кардассию в милитаристическое государство. Большинство литературы, музыки и живописи с тех пор попадало под цензуру, но "Вертана" стала приятным исключениям благодаря своему исключительно романтическому либретто. В центре сюжета была старая как мир ситуация - казалось бы бесконечно прекрасная любовь, что обращается в трагедию из-за смерти Вертаны, возлюбленной главного героя. Произведения с подобным сюжетом были и у людей, и у бетазоидов, и у ромуланцев и даже у клингонов, и каждая вариация оставляла уникальный отпечаток на протагониста - кто-то пытался покончить жизнь самоубийством, кто-то пытался жить дальше, а кто-то помешался на мести. "Вертана" выделялась тем, что после смерти возлюбленной главный герой сошёл с ума. Он подсознательно отказывался признавать смерть Вертаны и выискивал на улицах похожих на неё девушек и насиловал их. Но отнюдь не это поразило Вана в этой пьесе - его поразила актёрская игра, ибо оставаясь внешне практически безэмоциональным актёр испытывал всю палитру эмоций, что ощущал его персонаж. Ранее Милод и подумать не мог, что кардассианская актёрская школа подходит столь основательно к передаче образов. Более того, он считал, что подобная практика используется лишь бетазоидами, ведь тем необходимо было убедить аудиторию придирчивых и недоверчивых телепатов в правдивости своих образов и истории, о которой они повествуют. Несмотря на то, что голографические проекции актёров не могли отобразить эмоциональный фон их персонажей, эмиссар дополнял их своими воспоминаниями, моделируя идеальный, по его мнению, отдых.
Вдруг что-то пошло не так. На целую секунду интерьер кардассианской оперы сменился невзрачными стенами девственной голопалубы, и земля в буквальном смысле ушла у Вана из-под ног, образуя пустоту на месте некогда уютного и мягкого голографического кресла. Эстафету тут же подхватила система искусственной гравитации, заставляя дипломатически неприкосновенную пятую точку преодолеть сию пустоту и столкнуться с вполне материальным холодным металлом Марии Кюри. И стоило только этим двум материям соприкоснуться, как голопалуба восстановила свою деятельность, откатив изменения к последнему сохранённому состоянию. Таким образом, Милод, недовольный жёсткой посадкой, обнаружил себя внутри голографического дивана, вместо того чтобы быть на нём. Конечности его были со всех сторон окружены плотно наполненными фотонами силовыми полями, и если бы не протоколы безопасности, то эти самые фотоны подменили бы собой и внутренности Милода, искусно разрезая их этими самыми силовыми полями. Лишь голова его была свободна от оков иллюзии, выглядывая из места, на котором по хорошему должна была находиться его пятая точка. Зрительные и слуховые органы Головы На Кресле застали в иной ситуации забавную картину - голопалуба замерла в последнем сохранённом моменте, отказываясь отпускать его. Статуи вокруг увлечённо наблюдали за арией главного героя, что держал жалобную ля-бемоль, показывая несвойственный органикам запас воздуха в лёгких. В этом застывшем во времени театре Ван был единственным, кому были дозволены телодвижения, но при попытке их осуществить он осознал, что силовые поля голодека его так просто не отпустят. Отчаявшись дотянуться руками до всё ещё болевшей задницы, Милод включил голову.
- Компьютер, отключить программу! - приказал он театру, но что тот ответил всё той же непрерывной нотой из арии. Возможно, автоматика его не расслышала, посему он решил повторить свой приказ, добавив к нему десяток децибел. Увы, бездушная машина оставалась непреклонной.
- Компьютер, проведи диагностику! - эмиссар не терял надежду. - Компьютер! Компьютер! КОМПЬЮТЕР!
Если бы не звукоизолирующие стены голопалубы, то последний его возглас услышали бы даже в Сан-Франциско.
Отчаявшись достучаться до искусственного собеседника, он решил попытаться обратиться к кому-нибудь с материальной оболочкой, желательно органической. Рука его потянулась к коммуникатору.
- Чёрт! - именно так универсальный переводчик озвучил произнесённое дипломатом слово.
- Эй, помогите! - стал он кричать куда-то назад, почему-то думая, что именно там располагалась дверь голопалубы. Отдавшись панике он, разумеется, забыл про звукоизоляцию. Вспомнил он о ней лишь после нескольких минут постоянных и безуспешных попыток призвать кого-нибудь на помощь. И всё это время уши Вана пронзала звонкая ля-бемоль, упорно отказываясь сдвигаться ни на тон. Удивительно, как всего за несколько минут он успел сменить любовь к кардассианской опере на ненависть к ней.
Последние несколько часов прошли как пытка, сродни которой ему не довелось испытывать даже во время оккупации. Закованный в голографические текстуры, он был вынужден непрерывно наблюдать за бессменным пейзажем под бессменное звуковое сопровождение. На его попытки телепатически достучаться до кого-нибудь отреагировала лишь Мелла, отчаянно пытавшаяся помочь своему хозяину но, к сожалению, путь к помощи ей преградила дверь каюты, отказавшаяся признать кошачьи коды авторизации и открыться. Остальные же оставались безучастными к телепатическим крикам Милода, будто у каждого их них было какое-то супер важное дело, не терпящее ни секунды отлагательств. В попытках прочитать чьи-либо мысли он сталкивался с полной сконфуженностью последних, а бродящие по кораблю эмоции варьировались от лёгкого испуга до полного ужаса. Лишь одно слово говорилось всеми в унисон: Борг.
Если бы не ноющая боль в пятой точке, а также боль от затёкших мышц всех конечностей, то эмиссар был бы уверен, что в данный момент застрял в каком-то жутком кошмаре и вот-вот проснётся. Каким образом на Марии Кюри оказался Борг? Что случилось с Келемвором? Быть может, весь экипаж сбрендил, как не так давно избивший энсина Вешу первый офицер? Возможно, мистер Т'Жеван на самом деле подцепил какое-то психическое заболевание, которое Ван подхватил и распространил по кораблю своей телепатией? Поверить в эти безумные теории было легче, чем в то, что на борту оказался дрон Борга. Но правда пугала эмиссара не так сильно как мысль о том, что в данный момент он был абсолютно беспомощен и, возможно, в суматохе все про него забыли. С другой же стороны, он уже морально готов был стать хоть королевой Борга, если бы это обеспечило его хоть минутой тишины.
Вдруг из воздуха магическим образом появилась дверь в другой мир, поспешившая тут же открыться. Яркий, ослепительный свет обычно приглушённого освещения коридоров девятой палубы стремительно проник в тусклую пародию на ложе оперного театра, скрывая в себе силуэты четырёх гуманоидов.
  - Четыре божества... - изнеможённо произнёс он, соприкоснувшись с божественным. К сожалению, он не успел разглядеть лики своих спасителей, так как разум его более не мог бодрствовать.
В следующий раз когда Милод открыл глаза, то он поймал себя на странном чувстве дежавю: огромное бежевое пятно, которое плавно расщеплялось на пятна поменьше и, в конце концов, пред ним предстали во всей красоте пятна на теле триллки, в тот момент подобно рассматривающей показания приборов у него над головой.
- Доктор Бран, - вспомнил он имя пятнистого источника. - Что случилось?
- Мне вот тоже интересно, - с лёгкой ухмылкой ответила она. - Как вы умудрились застрять в голодеке?
- Понятия не умею, - честно ответил он, после чего лицо его сменилось кристаллической серьёзностью, а взгляд его проник настолько глубоко в зрачки Джулианны, насколько позволял рейтинг PG-13. - Расскажите мне, что здесь произошло с момента отправления группы высадки на Келемвор.

0

71

Последние сорок минут Селтак своим языком искусно растягивал совещание на еще сорок минут. За эти сорок минут он сказал больше, чем за последнюю неделю. Самое ужасное в его речи было немыслимое соотношение слов и полезной информации. Фактически, его речь можно было сократить до нескольких предложений, но злость в его голове неустанно приводила в движение язык в попытках заговорить проклятых федералов насмерть.
-...тактический анализ ситуации показывает, что мы в критическом положении. До сих пор было совершенно неважно, кто, где и когда. И это неважно до сих пор. Это судно уже трижды продемонстрировало агрессивные намерения, и сейчас находится на пути даже неизвестно, к чему именно...
- Вообще-то известно, - наконец-то решился капитан перебить его, изо всех сил стараясь не демонстрировать головную боль, перемешавшуюся с раздраженностью, - Субкоммандер, вы невероятно много узнали из самописца, и так мало рассказали нам о своих находках. Не желаете поделиться самым важным?
- Самым важным? - переспросил Селтак с настолько высокомерным тоном, что даже молекулы воздуха почувствовали себя оскорбленными, - Самое важное - уничтожить Келемвор. Вы это знали с самого начала. Сколько раз еще я должен это повторить, чтобы Вы в это поверили?!
- Ладно, - произнес Питер спокойным тоном и вывел на экран слайд с точной траекторией Келемвора, которой любезно поделился Селтак в перерывах между болтовней и другой болтовней, - Наша инженерная группа расшифровала данные, полученные трикодерами группы высадки в ходе самой высадки. Трикодеры сумели заметить массу интересных подробностей. Во-первых, у борга возникли явные проблемы с ассимиляцией Келемвора. Они так и не смогли модифицировать энергосистему.
- Мы полагаем, - продолжил Финштад, - Что Борг до сих пор не освоил технологию искусственных сингулярностей.
- Не имею причин думать иначе, - кивнул тен Волде, - Во-вторых, коллектив на Келемворе не является частью коллектива Борга.
- Это автономная группа, вероятно потерявшая контакт с основным коллективом в момент уничтожения куба, - вновь продолжил за капитана Финштад и бросил пренебрежительный взгляд на Селтака, - Разорителя, если угодно.
- И третье, что самое интересное, - наконец указал капитан взглядом на выведенное на экран изображение траектории Келемвора, - Я отослал эти данные нескольким постам обнаружения, и они выяснили, как Келемвор все это время оставался незамеченным.
Субкоммандер Селтак обреченно вздохнул, направил взгляд в пол и мысленно попрощался с повышением. Тен Волде вывел на экран ромуланские иероглифы, которые были замечены трикодером на Келемворе, но были обделены вниманием живых членов группы высадки, - Их секрет невероятной незаметности связан с этой маркировкой, замеченной на вражеском судне. Селтак, Вы точно не хотите ни в чем признаться?
- Точно, - мимолетно бросил он взгляд на капитана, - Высказывайте Ваши умозаключения сами.
- Хорошо. Келемвор - это не патрульное судно. Это Разведывательный корабль Тал Шиара, который уже как минимум последнее десятилетие изучал нашу сенсорную сеть и нашел в ней дыры, о которых Федерация даже не подозревала. И мы не знаем, сколькими еще лазейками намерены воспользоваться его новые хозяева.
- То есть, - уточнил Аль-Мураки, - Трилитиевого оружия на борту не было?
- Доподлинно никто не знает, кроме самих ромуланцев, - пожал плечами капитан, - Но будь я крупным чиновником Ромуланской Империи, я бы обязательно распустил слух о подобной угрозе, чтобы Федерация уничтожила Келемвор хотя бы из страха перед массовыми разрушениями, которые он на себе несет.
- Угроза никуда не делась, - выплюнул Селтак после поглощения стакана с водой, - Она стала гораздо серьезнее, чем Вы думали.
- О чем Вы? - поинтересовался Аль-Мураки, но Селтак решил не удостаивать его ответом.
- Я думаю, он говорит о том, что в действительности есть на борту Келемвора. А именно невероятно ценные разведданные о сильных и слабых сторонах двух крупных держав квадранта Альфа. Прибавьте к этому еще и технологии искусственных сингулярностей, маскировки и неизвестно чего еще, чего у Борга до сих пор не было. Келемвор явно направляется к основному коллективу, чтобы передать ему судно для подробного изучения.
- Тогда мы должны его найти и уничтожить, - невозмутимо выдал корабельный тактик свое экспертное мнение.
- Что-что, простите? - не выдержал Селтак, - Вы серьезно?
- Оставьте сарказм при себе, - сделал капитан останавливающий жест рукой, после чего все же рефлекторно дотронулся ладонью до своего горячего лба, - Мы все еще можем выследить Келемвор. У нас есть дрон борга, подключенный к узлу распределения на Келемворе, и мистер Финштад в данный момент смог найти способ выделить подпространственный сигнал и запеленговать точку приема.
- Келемвор, согласно данным, - вновь продолжил встрявать главный инженер, - в данный момент продолжает лететь со скоростью 8,1 вдоль границы нейтральной зоны, корректируя курс с интервалами от сорока семи до восьмидесяти шести минут.
- Наше судно догонит их через сутки. От нас сейчас требуется подготовиться к бою. И, что немаловажно, - сделал капитан помпезный суровый взгляд, - В случае, если мы победим Келемвор, не допустить, чтобы наше судно повторил его судьбу. Готовьтесь. У всех максимум сутки. Совещание окончено.

0

72

Куда именно и зачем увозили несчастного коммандера Т'Жевана Макаров, разумеется, не знал и едва ли мог знать. Впрочем, едва ли его перевозили прямо сейчас на другой корабль - насколько было известно самому лейтенанту, стыковки "Марии Кюри" с другим боевым звездолетом Федерации пока что не происходило.
Тем временем, сменив уже отдежурившего свою смену офицера, Николай сам заступил на дежурство, впрочем, не самые приятные мысли все равно не покидали его. Судя по тому, что они увидели на "Келемворе" и по тому, что произошло с Т'Жеваном, реальность показывала, что она может быть куда ярче фантазий и объяснить все происходящее обычным ромуланским тайным планом было невозможно. "Происходившее явно хуже просто заговора от ромуланского "Тал Шиара", будь он трижды неладен", - подвел Николай итог своим невеселым рассуждениям.
Конечно же, лейтенант не владел всей информацией, но кое-что ему было ясно вполне четко. "Келемвор", учитывая то, что они увидели внутри, должен был быть уничтожен как можно скорее - реальность показывала, как бы это не было неприятно признавать самому Макарову, что оценки ромуланского субкоммандера были куда точнее его собственных. Возможно, дельта-радиация и вывела из строя трилитиевые бомбы, будь они на борту звездолета (кстати, в последнем Николай тоже уже не был уверен), но даже без них любой современный боевой звездолет обладал, при наличии должного времени, возможностью уничтожить все сложные формы жизни на планете земного типа. В конце-концов, даже одной стандартной фотонной торпеды с лихвой хватало на уничтожение крупного города в одной всесожигающей вспышке. А от боргов, и в этом макаров был совершенно уверен, точно нельзя было ждать ничего хорошего - насколько это было известно из всего опыта взаимодействия между народами Федерации и борговским Коллективом, политика последнего исключала мирное сосуществование с какой бы то ни было иной расой разумных существ...

Отредактировано Nikolay Makarov (6 Дек 2015 02:14:01)

0

73

Количество пациентов в медотсеке за это время заметно уменьшилось - ушли и легко раненые офицеры СБ, ушёл капитан. Даже дрона-Т'Жевана увезли в неизвестном Джулианне направлении. Остались лишь до сих пор не пришедший в сознание тяжело раненый энсин Вешу и эмиссар Милод, восстанавливающий нервные клетки.
- Говорите, мне сейчас лучше не покидать медотсек? - спросил он, продолжая рассматривать мысли экипажа об атаке борга. Их эмоциональное состояние, в основном, успокоилось. Все были заняты стандартными рутинными делами, разве что были чуть более сосредоточенными - каждый на своём.
- Желательно бы. Я мало знаю о том, что происходит сейчас. Был брифинг, но вы, скорее всего, его уже пропустили. Борг - это бывший Первый помощник. Впрочем, я думаю, что ему всё ещё можно помочь, но для этого нам нужен приказ капитана, или, по крайней мере, главного врача. Где Т'Жеван сейчас - я не знаю. Капитан, скорее всего, на мостике, - ответила Джулианна почти безучастным голосом.
На данный момент она не интересовалась никем и ничем. Страха перед боргом уже не было, осталось лишь чувство бессилия перед крутящимся вокруг неё происходящим. Милод не стал долго мучать триллку - только кивнул ей и пошёл в своём направлении. О его месте назначения Джулианна решила не спрашивать.
Биомонитор вдруг пикнул. Доктор Бран всмотрелась в показатели и удивилась. Это была первая хорошая новость за последние пару дней.
- Ну что, энсин Вешу. Скажите спасибо вулканской доброте. Похоже, корректировки регенерации, внесённые Селар, вам помогают. Будете жить, - сказала она лежащему баджорцу. Судя по показаниям, он уже вполне мог её слышать.

0

74

- Капитан, - включилась на мостике система раннего оповещения, сидящая за штурвалом, - Келемвор прямо по курсу.
Небольшой мандраж резко протиснулся между капитанской спиной и креслом, вызвав неприятные ощущения.
- Когда нам ждать подкрепления?
- USS Галатея отстает от нас на двадцать минут, - отчитался Аль-Мураки, так же нервозно перетаптываясь с ноги на ногу за своим пультом.
Все присутствующие на мостике вглядывались в экран. Экрану нечего было им показать - Келемвор все еще летел в маскировке и на приборах отмечался лишь условной точкой, с которой был связан подпространственным сигналом ассимилированный Сил. В какой части корабля находилась эта точка - неизвестно. Где относительно той точки были двигатели - не ясно. В какой вообще части корабля находился узел распределения - представления никто не имел. Куда целиться и как добиться эффективных результатов с первого же выстрела? Этот вопрос капитан взглядом задал субкоммандеру Селтаку, сидящему от него по левую руку.
- Не смотрите на меня так, - возмутился ромуланец.
- Вы должны знать, куда целиться.
- Я бы и знал, если бы видел само судно, - указал он рукой на пустой экран, - Единственное, что я могу гарантировать, так это то, что погрешность не должна превышать пятидесяти метров без четких представлений о местонахождении узла связи.
- Сэр, - неуверенно произнес Аль-Мураки, - Сигнал прерван.
Пропажа сигнала могла обозначать много чего, и истинные причины мало кого в данный момент волновали. Тем не менее, несколькими палубами ниже зажглись огни андорианского разума, очнувшегося от кибернетического кошмара. За несколько последних дней Сил пережил ассимиляцию, перестрелку на корабле и сломанную шею. В довесок ко всему этому его ждало дисциплинарное взыскание, но он ведь офицер звездного флота - переживет.
Питер думал про Сила в последнюю очередь. У него в очередной раз что-то остановилось в груди, и он понял, что борг в очередной раз выкрутился и ускользнул.
- Огонь на упреждение! - закричали в Селтаке не выдержавшие нервы.
Махмуд ничуть не обязан был слушаться его приказа. Даже напротив, он имел полномочие вывести нервного ромуланца с мостика за угрозу безопасности барабанных перепонок командного состава. Но он был слишком сосредоточен на задании чтобы вот так просто упускать последнюю ниточку, ведущую к его выполнению. Его пальцы пробежались по оружейной панели, и Мария Кюри выплюнула несколько голубых огоньков, пересекающих траекторию недавно потерянного сигнала с Келемвора. Экран залился яркой вспышкой, и Мирия незамедлительно отреагировала, выведя судно из варпа. Все эти события произошли настолько быстро, что капитан их переварил в своей голове двумя секундами позже, чем произнес:
- Хорошая работа, младший лейтенант.
С одной стороны, все имели полное право считать чудом тот факт, что смертельный противоборговый огонек, выпущенный практически вслепую, смог благополучно врезаться в невидимый корабль. С другой стороны, его только и хватило на то, чтобы вывести Келемвор из варпа и отключить маскировку. Новая дырка в его корпусе, казалось, совсем никак его не смущала. Корабли этого класса носили на себе много металла и мало уязвимых мест. Когда их так нагло вышибали из подпространства, они не таили обиду, немедленно разворачиваясь для большой драки... что Келемвор и сделал.
"Всему экипажу приготовиться к бою" - пронеслось сообщение по внутренним каналам.

0

75

"Боеговность - код красный. Боевая тревога" - простые, и очень хорошо знакомые слова в сочетании с звуками внутрикорабельной сирены. Слова, которые имели только один, вполне ясный и четкий смысл - "Мария Кюри" вступила в бой с противником. Был ли это преследуемый ими "Келемвор" или же произошло нечто, совершенно не вписывающееся в первоначальные планы сам лейтенант Макаров не знал, но, что характерно, прямо сейчас он и не горел желанием бежать и задавать вопросы - ситуация требовала совершенно иных, и, главное, немедленных действий.
Николай сверился с ПАДДом, уточняя свои инструкции и, главное, место на которое ему надлежало прибыть по соответствующему такому режиму боеготовности штатному графику. Графику, согласно которому внутреняя безопасность  и десантные подразделения, совместно с частью инженерной бригады должны были выполнять функции, связанные с возможной борьбой за живучесть звездолета. Так, Макарову достался пост у одного из шлюзов, находившихся рядом с зоной его нынешнего дежурства, куда лейтенант в быстром темпе и направился. Первое попадание по звездолету, здорово встряхнувшее его корпус (вместе со всем содержимым и обитателями), Николая застало "в пути", почти сбив лейтенанта с ног. Дождавшись, пока палуба вновь обретет стабильность и тихо выругавшись себе под нос, Макаров продолжил свой путь, вскоре заняв пост у панели управления дверьми одного из внутрикорабельных шлюзов....

Отредактировано Nikolay Makarov (7 Дек 2015 16:23:32)

0

76

Борг очень быстро раскусил планы преследователей и отключил Сила от коллектива.
Подобное грубое возвращение в реальность было похоже на пробуждение после долго и страшного сна, с тем лишь отличием, что все самые жуткие вещи происходили наяву и Сил никак не мог на них повлиять. Шум от сирены все нарастал и отдавался гулким звоном в ушах, привнося еще больше боли в организм.
Через некоторое время, Т'жеван попытался встать, что давалась с трудом, но стоило ему немного приподняться и издать шум, как несколько фазеров, стоящих вокруг офицеров, сразу же неодобрительно посмотрели на него.
- Это все равно не поможет, - отмахнулся он, - сами же прекрасно понимаете.
Один из медиков, находящихся неподалеку, обратил на это внимание и сразу же подбежал к койке Сила, позвав своих коллег. Коммандер для них был невероятно ценным экземпляром – существом ассимилированным, а затем отключенным от коллектива самим Боргом. Уникальный случай, как никак. Но Силу было плевать.
- А ну все вон отсюда! – Проорал он из-за всех сил, коих у него было мало. Получилось не особо угрожающе, однако медики отпрянули.
- Вы пока еще официально не первый помощник! – Напомнил ему один из группы.
- Зато я хорошо буду помнить ваше имя, когда снова им стану, - даже не посмотрев в его сторону, ответил Сил, - так, дайте мне немного времени придти в себя, хорошо? И к чему тревога на корабле?
- Мы вступили в бой с «Келемвором», коммандер. – Ответил ему знакомый голос знакомой триллки. В этот самый момент в «Кюри» попал вражеский снаряд и некоторые из присутствующих попадали на пол. И только тогда до первого помощника наконец дошло в чем заключался изначальный план капитана. Тен Волде знал, что теперь, когда «Келемвор» знает о том, что его активно ищут, точно не позволит себя найти, используя маскировку и прочие хитрости. Но подключенный к коллективу, дрон на корабле давал множество преимуществ в его поиске. Финштад намеренно ввел его в заблуждение об изначальных планах, так как память ассимилированного автоматически становится собственностью коллектива и если бы Борг узнал об этих планах, то немедленно бы принял меры. План, конечно же, был хорош и судя по тому, что происходит сработал. Но Т'жеван все равно был зол. Очень сильно зол. Ярость буквально переполняла его, как и отключеные наниты борга внутри, рвущиеся наружу. У первого помощника закружилась голова и его начало тошнить и он схватил первую попавшуюся под руку емкость стоящую на столике рядом.
- Коммандер, - немного погодя обратилась к нему Джулиана. – Вы себя нормально чувствуете?
- Буду, доктор, - тихо ответил Сил, снова опустившись на кровать – буду чувствовать. Когда надеру кое-кому зад.

Отредактировано Syl T'zhevan (8 Дек 2015 01:48:29)

0

77

На экране мостика возник огромный ромуланский линкор, который угрожающе смотрел на миниатюрную, на его фоне, “Марию”.
- Капитан, они сбросили маскировку, и мы фиксируем мощное возрастание энергии в носовой части корабля! – Отрапортовал Лейтенант Аль Мураки, занявший позицию у тактической консоли.
- Они готовят носовые дисрапторы, капитан! – Нервно воскликнул Селтак, вцепившись руками в подлокотники своего кресла.
- Поднять щиты и сконцентрировать энергию на носовом отражателе! Приготовьтесь к удару! – Прокричал Питер, сквозь корабельную сирену, а еще через мгновение яркий зеленый луч разрезал темноту космоса и стремительно врезался в невидимое силовое поле, которое вспыхнуло яркой вспышкой и снова пропало.
- Инженерный! Доложить о повреждениях! – Воскликнул капитан, так, будто он пытался докричаться до инженерной палубы.
- Силовое поле на шестидесяти пяти процентах и стабильно, Капитан. Еще пару попаданий оно точно выдержит. – Донесся голос Финштада из коммуникатора, – Капитан, предлагаю узнать у субкоммандера данные работы генератора щита на Келемворе. Тогда мы сможем быстро перенастроить фазерные арки на нужную частоту и попросту игнорировать барьер.
- Субкоммандер, - Капитан повернулся к Селтаку, чьи глаза бегали по изображению агрессора, - Вы слышали предложение первого помощника, вы нам можете помочь в этом?
- Это очень серьезное требование, Капитан. Эти частоты позволят Федерации попросту игнорировать защиту наших судов! Я не могу на это пойти…
- Капитан! Они готовятся стрелять снова! – Воскликнул Махмуд и корабль снова сильно тряхануло, - Разрыв ЭПС на девятой и десятых палубах! Пожар в отсеке тактической Картографии!
- Селтак! Вас прислали, чтобы вы помогли ликвидировать Келемвор, но вместо этого вы разводите политические споры! Вы знаете какую они представляют угрозу как для Империи, так и для Федерации. Если мы потеряем их сейчас, то они передадут знания о ваших технологиях в коллектив и тогда уже мы точно не сможем с ними бороться.
- Невидимые кубы Борга…Это же как пауки с крылышками…они могут быть везде. - Тихо рассудила Мирия и её передернуло.
Селтак глубоко вздохнул и уставился на “Келемвор”, который угрожающе смотрел на него с экрана.
- Хорошо, - наконец то проговорил он и начал передавать заветные данные в бортовой компьютер, - Считайте это жестом доверия и желания мира со стороны Империи.
- Мы это ценим, благодарю вас – Ответил капитан и снова обратился к Финштаду, - Вы получили данные?
- Так точно, Капитан, - сквозь помехи прошимел Бьёрн
- Я не слышу! Повторите!
- Так точно, капитан! – Снова громко повторили Финштад и Капур хором, - Фазеры настроены.

Отредактировано Bjorn Finstad (8 Дек 2015 18:16:21)

0

78

Экран с каждой секундой демонстрировал все более интересные ракурсы ассимилированного судна, которое ни на секунду не прекращало обстреливать Марию Кюри, а запас энергии в генераторах щитов таял даже быстрее, чем надежда капитана выйти живым из этого боя. Остатки этой надежды разбились вместе с разрядами корабельных фазеров о до сих пор функционирующие щиты вражеского крейсера. Надежда сейчас была лишь на Галатэю. Она отставала всего на двадцать минут. Казалось, что с момента начала боя прошла небольшая вечность. Капитан посмотрел на часы. Прошло всего три минуты. Продержаться всего лишь семнадцать минут, и можно смело травить в психушке байки о том, как Мария Кюри отважно противостояла Боргу.
- Мы не пробили вражеские щиты, - продолжил Аль-Мураки портить настроение, - Вероятно, они уже давно сменили частоты.
- Я знаю, как выяснить их новые частоты, - прорычала Крилесс, боясь себе признаться в собственной беспомощности, - Их надо спросить у одного трусливого андорианца.
Про трусливого андорианца тем временем все забыли - постоянные проблески вражеских дизрапторов на экране плохо стимулировали память.
- Тен Волде вызывает медотсек! - обратился капитан к своему подлокотнику.
- Медотсек слушает, - ответил ему подлокотник голосом доктора Селар.
- Сил сейчас в сознании? - опустил он формальности, - В принципе, мне все равно, он мне срочно нужен в сознании.
Подлокотник ненадолго замолчал. Капитан успел отмерить двадцать ударов сердца, прежде чем оттуда снова полился голос. Голос этот был хриплым. То ли от повреждений внутренней связи, то ли от того, что у Сила выдалась плохая неделька.
- Т'жеван на связи.
- Нам нужна Ваша помощь, Сил, - протараторил капитан, опасаясь, что следующий разряд дизраптора пробьет экран, ворвется на мостик и сожжет ему единственный разумный подлокотник на корабле.
- Я уже Вам помог, чем смог, - буркнул он, видимо смирившись с тем, что нормальной жизни ему на этом корабле не видать.
- Нет, не всем. У Вас осталась память коллектива, не так ли?
- Вы решили поиздеваться надо мной?
- Отвечайте! - крикнул Питер так, что Аль-Мураки дернулся от неожиданности.
- Да, у меня осталась память коллектива!
- Тогда немедленно назовите нам частоту работы их защитных экранов.
- Капитан...
- Я слушаю, Сил, слушаю. Диктуйте.
- При всем уважении к Вам вы обнаглели, - подлокотник внезапно разонравился капитану.
- Сил, Вы должны понять, что мы сейчас в бою с Келемвором. Нам нужно любое преимущество, это и в Ваших интересах тоже.
- Вы уверены?
- Сил, - повысил капитан свой тон до адмиральского, - Если вы откажетесь сотрудничать, и нас всех взорвут, я лично отправлю вас под трибунал, и не видать Вам карьеры в Звездном флоте!
- Я понял, - голос Сила, казалось, был безразличен ко всему на свете, даже к Келемвору и энсину Вешу, с опаской лежащего на соседней койке, - Вы должны принести мне свои извинения.
- Нет, Сил это Вы обнаглели! - начал капитан поражаться абсурдности своего последнего в жизни разговора.
- Извинения, капитан! - потребовал подлокотник.
- Я прошу прощения! - извинился капитан перед подлокотником, - Простите меня за то, что бросил Вас на произвол судьбы! Я виноват! Если мы выживем, обещаю, что я закрою глаза на Ваши поступки...
- Еще одно попадание, и щиты будут сняты, - перебил Аль-Мураки раскаивающегося капитана.
- Постойте, капитан! - одернул его Селтак, указывая в экран, - Скорее всего, у нас будет только один выстрел. Борг сразу же ремодулирует щиты.
- И что? Вы ведь сами говорили, что сможете уничтожить Келемвор с одного выстрела.
- Боюсь, что нет, - Селтак не сводил глаз с экрана, провожая своим взглядом каждое движение ромуланского крейсера, - Я узнаю эти маневры. При обычных обстоятельствах я бы пустил торпеду в реакторный отсек, но это возможно только под определенным углом. Борг же сейчас намеренно ведет корабль наиболее защищенной частью к нам. С одного залпа ничего не выйдет.
- Есть другие уязвимые части?
- Мостик... Но, Вы же сами понимаете, это Борг. Ему не нужен мостик.
- Тогда нужна еще одна уязвимая точка... - капитан вновь обратился к своему подлокотнику, - Сил, будьте добры, скажите, в какой части корабля у них находится центральный узел распределения, связующий дронов?
- Щиты пробиты! - добил Аль-Мураки порцию пессимизма, - Вражеский десант высаживается на нижних палубах. Они собираются штурмовать инженерный.

0

79

За первым попаданием последовало еще одно, а затем еще одно - заставляя содрогаться прочный корпус корабля и на долю секунды сразу после попадания немного тускнуть лампы освещения (Макаров не был инженером, но знал, что во время боя внутреннее освещение имело низкий приоритет, а потому при попаданиях центральный компьютер автоматически задействовал резервы на поддержание щитов). Самого хода боя Николай не видел, а разгерметизаций и вражеских десантов на назначенному ему посту пока что не было, так что оставалось прости тихо молиться о том, чтобы Всевышний даровал им свое покровительство и позволил выйти из боя живыми и преуспеть. Что, в общем, лейтенант и делал, разумеется, не забывая поглядывать на сенсорную панель у узла управления шлюзом и слушать периодические объявления диспетчера по общему каналу внутренней безопасности.
Новое попадание заставило корабль содрогнуться существенно посильнее, и, что было куда более худшим признаком, на мгновение полностью погаснуть внутреннее освещение. Разумеется, познания Макарова в устройстве инженерной части такого сложного творения лучших умов Федерации, как боевой звездолет класса "Суверен" были невелики, но, насколько он помнил одной из причин в бою мог стать тот факт, что противнику все же удалось сбить их щиты. И, как можно было догадаться, подобная мысль явно не придавала ему оптимизма. Впрочем, самой худшей частью было то, что похоже его догадка спешила подтвердить свою истинность - в коридоре резко запахло озоном и в характерном ореоле энергии внутрь уже начал телепортироваться незванный "гость".
- Да вы там издеваетесь, что ли, - тихо выругался Николай в адрес уже ломившихся на борт боргов, "на рефлексе" выхватывая фазер, выставляя режим дезинтеграции и направляя оружие на противника. Подгадав момент, когда борг только-только полностью материализуется, лейтенант выстрелил, попав лучом прямо в район шеи дрона и навсегда упокоив биомеханоида. Впрочем, совсем рядом с первым боргом уже материализовался его собрат, немедленно выстреливший в Макарова, но к счастью промазавший на пару сантиметров от головы последнего. Отпустив нецензурный комментарий по поводу складывающейся ситуации, лейтенант быстр отскочил с линии огня в ближайшую технологическую нишу стены коридора. Вовремя, так как спустя буквально секунду следующий дисрапторный разряд прошел аккурат через то место, на котором он недавно стоял. Лейтенант активировал коммуникатор и буквально крикнул в общий канал:
- Тревога! Борги на пятой палубе, отсек 24-А. У нас вторжение!, - после чего снова изготовился к стрельбе, ожидая пока борг прекратит огонь на подавление в его сторону и решит "попробовать вступить в ближний бой, чтобы попытаться ассимилировать". В конце-концов, это вроде как была для боргов вполне обычная тактика боя...

Отредактировано Nikolay Makarov (9 Дек 2015 07:28:15)

0

80

Силы Мирии были на пределе. Будто пианист, она судорожно бегала пальцами по консоли, пытаясь воспользоваться любым маневром, любым преимуществом, каким бы незначительным оно ни было, лишь бы корабль уцелел или хотя бы продержался как можно дольше. Такой проверке ее способности пилота еще никогда не подвергались. Одно дело уворачиваться от огня противника, когда ты управляешь шаттлом - мелкая, в сущности, рыбешка. Совсем другое дело, когда ты здоровенный кит. Кит, упражняющийся в кунг фу. Тем не менее, Мирия выкладывалась на сто процентов своих возможностей... и терпела неудачу.
- Щиты пробиты! Вражеский десант высаживается на нижних палубах. Они собираются штурмовать инженерный.
Черт! Нужно что-то делать! Если корпус не выдержит...
- Труктура корпуса нарушена! - донеслось по внутренней связи. - отсеки с 17 по 21 запечатаны.
"Нет, только не Антарес, не снова!" крутилась одна единственная мысль в голове болианки.
Тен Волде собрался отдать по коммуникатору очередной приказ, но не успел закончить и первого слова как по кораблю прошлась легкая тряска перехода в варп.

Не в этот раз. Больше никаких Аяксов, никаких Антаресов, не позволю...

0


Вы здесь » Star Trek: Marie Curie » Игровой форум » Эпизод 2: Беглецы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC