Star Trek: Marie Curie

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Trek: Marie Curie » Игровой форум » Эпизод 1: Аквариум


Эпизод 1: Аквариум

Сообщений 21 страница 40 из 93

21

Финштад поморщился, явно придя в некоторое замешательство, затем покашлял и обратился к первому помощнику, уже понизив голос и отведя его немного в сторону.
- Коммандер, вариантов при которых, шаттл может попасть в такое состояние - очень много. Вы можете столкнуться с барьером, попасть под один из видов его излучения, доселе неизвестный науке или же попасть под любое другое аномальное влияние, которое может произойти из-за нестабильности поля в этом секторе. Я уже молчу о любых технических поломках и ошибках пилота. Но я хочу вас заверить, что мы сделали и сделаем всё возможное для того, чтобы полет прошел гладко, исходя из той информации которая у нас есть. - Бьерн замолчал и после короткой паузы продолжил.
- Извините, Коммандер, но больше ничего не могу сказать по этому поводу. Но не переживайте, всё пройдет хорошо.

Отредактировано RIK134 (4 Окт 2015 18:37:08)

0

22

Сил молча смотрел Бьерну в глаза, затем его лица коснулась легкая ухмылка и он кивнул.
- Хорошо, лейтенант-коммандер, я верю вам.Я верю, что вы сделали все возможное для безопасности группы высадки. Так что, если вдруг случится беда и... ну,вы понимаете. - Т'жеван засунул руку в карман и вынул оттуда нечто похожее на брелок. - Мои родственники с Андории, а так же... некоторые мои враги, могут взвалить ответственность за все прямо на вас - очень незавидная участь, я замечу, вас могут вызвать на Юшаан - бой чести, обычно заканчивающийся смертью одного из участников, - сказав это, он протянул "брелок" Финштаду, тот мог внимательнее разглядеть его: маленький кусочек какого-то минерала, покрытого прозрачной защитной оболочкой. - Это малый кусочек великих льдов Андории. Передайте его, тем андорианцам кто спросит про меня и скажите, что на вас нету вины. Кто-бы то не был, он все поймет.

+1

23

Бьерн молча взял брелок и положил его во внутренний карман.
- Спасибо, Коммандер, но уверяю вас, что вы получите этот талисман, как только вернетесь на корабль и что ни один представитель расы андориан не падет от моей руки. Косвенно или нет. А теперь прошу извинить меня, но мне нужно провести последние приготовления к отправке шаттла.
Бьерн вернулся к шаттлу, по пути успев накричать на кого-то из инженерного отделения, а Сэл проследовал ко входу в турболифт и исчез за его створками.

0

24

Первым делом Сил решил направиться прямиком в бар. Любовь к выпивке у него проявилась еще в детстве, когда он тайком в каюте родителей понаделал с десяток коктейлей в репликаторе и выпил их все. Он заказал себе андорианского эля и осмотрел весь бар на наличие знакомых лиц. Тут он и заметил Милода. Сил вспомнил, что тот задержался в зале для совещаний и ему стало очень интересно о чем они говорили. Поинтересовавшись не занято ли место, он присел напротив.
- Эмиссар, - сказал он, после нескольких начальных фраз вежливого разговора, - вы задержались в зале для совещаний, дабы поговорить с капитаном. Насколько я понял, на тему эмпатии. Что он сказал вам?

+1

25

Обговорив с капитаном интересующие Вана моменты, тот поспешил вернуться в свою каюту, дабы удовлетворить потребность своей кошки в приёме пищи. Наблюдая, как она завтракает, он чувствовал её одобрение, понимал, как ей нравится вкус её корма, как приятно утолять голод...
Добирался до бортовой столовой, можно сказать, на автопилоте, ведомый лишь чувством голода. Он мог бы реплицировать еду и у себя в каюте, но нынче каталог с личными делам экипажа был практически полностью изучен, а личного опыта общения у него было крайне мало. В командном составе царила разобщённость, которая ставила под угрозу, в частности, и его жизнь.
Эмиссар заказал себе спаржу с соусом Ямок, к которому пристрастился во время работы в посольстве на Кардассии Прайм, и присел на ближайший свободный столик.
Бортовой бар наполовину пустовал. Никто из старшего командного состава здесь не присутствовал, а поедающие за соседними столиками существа, мысли которых были сконцентрированы на каких-то характеристиках плазменных катушек, не вызывали у него никакого интереса. Недолго думая, он взял в руки планшет и принялся изучать параметры предстоящей миссии, постепенно перейдя к поиску любой доступной информации по Галактическому барьеру.
Милод настолько увлёкся данным занятием, что приветствие первого офицера застало его врасплох. Он предложил Т'жевану присесть, внимательно читая его мысли, полные подозрений и паранойи. Такая доля скепсиса в адрес капитана в первую же миссию весьма озадачивала Вана - ему приходилось летать на многих кораблях Звёздного флота, но он никогда не замечал подобных мыслей среди членов их экипажей, даже среди вечно подозрительных андорианцев. Неужто он готовит бунт в первую же миссию?
- Боюсь, данная информация конфиденциальна, - прохладным тоном ответил он Силу. - Но могу уверить вас в том, что мы с капитаном нашли приемлемое решение.

0

26

Силу нечего было скрывать от Милода. Как и почти все андорианцы он был честен как с самим с собой, так и со всеми вокруг, поэтому его не волновала мысль о том, что его в этот самый момент эмпатически прощупывают. Но как и почти все андорианцы он был подозрителен, так что где-то в глубине сознания у него возникала мысль, что этот Эмиссар что-то скрывает о его последнем разговоре с капитаном. Ведь Милоду было бы легко разузнать, кто чем и почему недоволен и рассказать обо всем тен Вальду. Интересно, как бы тот поступил с полученной информацией.
В любом случае, Сил не беспокоился на этот счет. Перед ним маячала сложная миссия и он думал только о выполнении поставленой задачи.
- Что же, - наконец произнес он, отпив из своего стакана - я рад, что у вас получилось. Судя по всему, капитан Тен Вальде не из тех людей, кто любит слушать и поступать, как ему советуют. Не могу не критиковать такое поведение, ведь на тех кораблях, где я служил, слово "взаимопонимание" было не пустым звуком. Однако, я верю, что господин тен Вальде знает, что делает. - Т'жеван взглянул Милоду в глаза, - вы гражданское лицо, эмиссар. Посему могу ли я просить о том, чтобы этот разговор остался между нами?
Сил не рассчитывал на честный ответ, но хотел посмотреть на реакцию Милода. Тот все-таки не вулканец, какую-нибудь эмоцию, да и выдавит.

0

27

Кают-компания была полна ароматизированным прохладным воздухом, пустыми столиками и едва различимым гулом варп-двигателя, периодически смешивающимся с перешептываниями людей, пожелавших занять места по углам. Очевидно, где-то на нижних палубах кипела работа, на верхних палубах царила легкая суета, в ангаре техники проверяли, все ли в порядке с новыми шаттлами, которыми судно было укомплектовано всего месяц назад. Многим было плевать, что судно успешно прошло все предполетные проверки, ведь когда находишься в открытом космосе, любая неисправность может обернуться очень навязчивым зудом под инженерной униформой.
Капитан сидел в одиночестве, вяло накручивал пасту на миниатюрный трезубец и ненавязчиво рассматривал посетителей. Мучное отошло куда-то на задний план, когда тен Волде решил сам с собой поиграть в игру «угадай настроение присутствующих», пока перед ним переставала дымиться кружка черного чая.
- У вас свободно, капитан? – вопросил поднос с чашкой пломика, нависший над капитанской макушкой.
- Конечно, - кивнул капитан, дернув уголком рта и сделав приглашающий жест. Селар приземлилась напротив него, аккуратно поставив поднос. Несколько заинтересованных взглядов в мимолетном перерыве между глотками напитков метнулись в сторону их столика, а затем продолжили делать вид, словно в столовой все нормально, и не произошло ничего внештатного. Еще не все привыкли к тому, что главврач выходит из лазарета не только по зову службы.   
- Твой чай остыл, - поздоровалась Селар еще раз.
- Он стоит тут всего десять минут, - озабоченно ответил капитан и положил вилку на тарелку, - Сложно насладиться едой, когда в голове такой беспорядок. Иногда я тебе завидую.
- Твоя реакция нормальна для человека.
- Норма – это не всегда хорошо. На этом корабле семьсот человек. И это число – лишь неосязаемая абстракция. Но за всех я несу ответственность, хотя прямо сейчас вижу из них всего лишь человек десять.
На самом деле в столовой в данный момент было четырнадцать гуманоидов, и не все из них были люди. Если бы у капитана был при себе высокоточный фотополиграф, он бы заметил, как в главвраче вспыхнуло желание поправить его, и тут же было задавлено катком вулканской дисциплины.
- Ты хочешь поговорить об ответственности? – на вулканском лице слегка дернулась бровь.
- Нет, - отрезал он и все же решился отправить себе в рот моток пасты, - Я хочу поговорить о мерах против того, чего так опасается наш эмиссар.
- Если все пойдет по плану, опасаться будет нечего, - Селар последовала примеру своего компаньона и зачерпнула из чашки горячий суп.
- Как видишь, некоторых терзают опасения. Мне предлагали высадить некоторых членов экипажа. Это уже один из симптомов назревающей паники на борту. И я, как капитан, не должен потакать подобному поведению. Но, я думаю, перестраховаться, стоит для общественного спокойствия. Что ты думаешь?
- Тебя интересует мое личное мнение или заключение эксперта?
- Давай по порядку.
- Как врач, я считаю, что погружение членов экипажа в состояние искусственной комы действенно, но без экстренной необходимости слишком радикально и идет вразрез с врачебной этикой и уставом…
- А стазис? – бесцеремонно перебил ее Питер, пережевывая пищу вперемешку со словами, - У нас же есть стазисные камеры в спасательных шлюпках.
- Я внимательно изучила ту немногочисленную информацию, которой располагает Федерация, - начала доктор свою лекцию, - При контакте с барьером нервная система эмпата заряжается неизвестным типом энергии. В зависимости от его нервной активности этот заряд может сохраняться от нескольких часов до нескольких дней, при условии, что носитель этого заряда выживет. Есть теоретическая методика, при которой этот заряд можно сжечь искусственным путем, но сделать это можно только в состоянии искусственной комы. Стазис же замедляет все биологические и биоэлектрические процессы в организме. Погружать в стазис заряженного пациента контрпродуктивно.
- А пациент, который уже находится в стазисе, может зарядиться?
- Неизвестно. Безопасных способов проверить это не существует.
- Не такое я ожидал услышать, - разочарованно проговорил капитан и через силу заставил себя сделать глоток остывающего чая, - А теперь я хочу послушать твое личное мнение.
- Если мое личное мнение будет придано огласке, моя лицензия на врачебную деятельность может быть поставлена под вопрос, - ни капельки эмоций в голосе, приправленном пломиком.
- Не будет, - сказала уверенность в голосе капитана, - В случае нужды я прикрою тебя.
- В Вулканской Академии Наук существовала теория, которая в настоящее время не пользуется популярностью в академических кругах. Теория заключалась в том, что эмпатические способности у гуманоидов – это уязвимость нервной системы, генетический дефект, который проявляется лишь у технологически развитых цивилизаций. Эта теория так же объясняет, по какой причине количество эмпатов среди людей резко увеличилась за последние триста лет. Если предположить, что эмпатия представляет собой не что иное, как брешь в нервной системе… - голос доктора резко прервался, когда лишняя пара ушей прошла мимо их столика, - …то именно эта брешь позволяет чужеродному фактору поразить организм. Я должна предупредить тебя, что эта теория не доказана, и доказывать ее никто не собирается, но если все же она верна, то теоретически некоторые нейролептики могут защитить эмпатов от пагубного воздействия.
- Интересно… - протянул тен Волде, расправившись со своим обедом, - В чем же причина такой секретности? Почему эту теорию просто так решили задавить в академических кругах?
- Это произошло, когда бетазоиды выразили протест.
- Вот черт.
- Они посчитали, что подобные заявления выставляют ту их расовую особенность, которой они все это время гордились, изъяном, а саму расу – ущербной.
- То есть получается, что если мы сможем посадить на нужные нейролептики человеческих эмпатов, то с эмиссаром могут возникнуть проблемы?
- Именно так, - кивнула Селар, - Проблема не только в неэтичности самой теории. Нейролептики блокируют телепатические и эмпатические способности. Для бетазоидов это крайне деморализующий опыт.
- А у эмиссара еще и дипломатическая неприкосновенность… Приказать я ему не смогу, а если введу ему что-то насильно, вся Федерация меня, мягко говоря, не поймет, - он хлюпнул чаем, - Спасибо, Селар, это полезная информация. И мы непременно ей воспользуемся. Подбери к нашему прибытию нужные нейролептики. Возможно, у нас есть шанс доказать эту теорию.
- А как же эмиссар?
- Я попробую с ним договориться.
- Если не получится, он уже за одну попытку имеет право раздуть межрассовый скандал.
- В дипломатической практике такое уже было?
- Нет.
- И не будет.

+2

28

Андорианец даже не пытался скрывать своей подозрительности, что почти застало Вана врасплох. Построив карьеру дипломата, он весьма и весьма редко встречал подобную искренность, исходящую от собеседника, особенно если тот не являлся телепатом. В то же время, подозрительность окружающих никогда не была ему чужда - каждый его собеседник считал, что его драгоценные мысли достойны того, чтобы заинтересовать Милода, но в случае с Т'жеваном всё было именно так. Столь сильное недоверие, близко граничащее с паранойей, заставляло эмиссара порассуждать над тем, каким образом Сил смог пройти тест Звёздного флота на психологическую устойчивость, но стоило только ему заговорить, как всё встало на свои места - классический случай посттравматического стрессового расстройства. Он явно просматривался за лукавыми фразами первого офицера.
Далее последовала банальная в дипломатической практике ситуация - собеседник задал сложный вопрос и пристально смотрел в глаза Вана, рассчитывая увидеть в них что-то кроме чёрных радужных оболочек. Напрасно.
- Не могу, - монотонно ответил он, показывая достойную вулканца сдержанность.
В мыслях андорианца чётко читалась сконфуженность. Вероятно, он не рассчитывал на ответную искренность.
- Бетазоиды никогда не врут, - поясняюще добавил Милод. Разум же его телепатически взывал к сознанию Сила, побуждая его записаться на приём к советнику.
К моменту сего действа вся спаржа, что некогда была на тарелке, уже около минуты переваривалась в желудке эмиссара, поэтому он встал, откланялся, и удалился обратно в свои покои, прихватив планшет.
Продолжив изучать феномен Галактического барьера, Ван плавно перешёл к статье о становлении Федерации, как вдруг характерный писк, извергнутый дверьми каюты, предательски нарушил тишину. Ему ничего не оставалось, кроме как приказать автоматике впустить в свою обитель нарушителя. К нему, как оказалось, пожаловал сам капитан, срочно пожелавший обсудить с ним что-то.
- Я вас слушаю, - сказал Милод, навострив уши и приготовившись к рассказу тен Вольде.

0

29

- Я вас не побеспокоил? – в качестве приветствия постарался капитан проявить учтивость.
- Побеспокоили, - признался дипломат и сделал приглашающий жест в сторону мягкого кресла напротив журнального столика, щедро украшенного несколькими ПАДДами, - Присаживайтесь. Чувствуйте себя, как дома.
- Благодарю, - проявил еще один бессмысленный для себя жест капитан и максимально аккуратно приземлился в предложенное кресло, словно сапер, нетрадиционным путем ожидавший обнаружить противопехотную диванную мину. Лицо Милода ничего не выражало, и от этого становилось еще больше не по себе.
- Вы пожаловали ко мне с какой-то просьбой? - выразил Милод свою безошибочную догадку и опустил руку на кота, внезапно запрыгнувшего на дипломатический подлокотник.
- Да, - кивнул тен Волде, разглядывая животное, - У меня есть идея, как снизить риск… непредвиденных ситуаций, связанных с некоторыми членами экипажа... Я думаю, что вам будет интересно…
Прежде чем капитан попытался начать развивать свою мысль, лицо Милода резко дрогнуло, трижды изменив свое выражение. В этот момент Питер понял страшную вещь – перед ним сидит телепат и читает его мысли. Это отвратительная привычка у телепатов, и капитан ее очень сильно не любил. В такие моменты телепаты портят все заранее подготовленные ритуалы дипломатии, предназначенные для формирования соответствующего настроения собеседника, которые позволяют манипулировать его суждениями. Если бы ему позволили решать, он бы ни за что не допустил до своего экипажа ни одного существа, способного столь бесцеремонно лезть в чужое личное пространство безнаказанно. Возможно, даже этот кот возненавидел своего хозяина, и держит его рядом с бетазоидом лишь постоянный источник мяса.
Следующее, что капитан с ужасом осознал – перед ним сидит телепат и продолжает  читать его мысли.
- Вы понимаете, о чем вы собираетесь меня просить? – тщательно прожевал слова дипломат, стараясь не допускать в свой тон никаких эмоций, кроме ярко выраженного осуждения.
- Конечно, понимаю, - постарался капитан держаться как можно увереннее, - В конечном итоге, это вы были первым сознательным человеком, обеспокоенным за здоровье уязвимых членов экипажа и пассажиров…
- Не смейте, - пригрозил Милод указательным пальцем, - называть это уязвимостью.
- Простите, - рука Питера сделала извиняющийся жест, - Я понимаю, что для вас это неприятная тема. Но вы меня убедили, что нужно принять дополнительные меры. Я, так или иначе, совершу задуманное для остальных десяти эмпатов на борту. Вы имеете полное право отказаться от процедуры.
- В таком случае, - вздохнул Милод, - Я отказываюсь. И прошу вас больше не поднимать подобную тему.
- В таком случае я все равно вынужден просить у вас содействия.
- Вы хотите, чтобы я назвал вам имена неучтенных?
- Именно.
- И вы уверены, что ваша нелепая процедура сработает?
- Я понимаю ваши сомнения. А так же я понимаю, что вам трудно принять даже возможность успеха. Но вот в чем я точно уверен, так это в том, что вулканцы, а тем более их Академия Наук, ошибаются лишь раз в триста лет. И последняя их ошибка была всего лишь два века назад. Если вы уверены, что это ложь и попытка дискредитировать Бетазед  - ваше право. Но в данном случае я лишь обеспокоен безопасностью на моем корабле и предлагаю вам в данном вопросе отбросить излишнюю гордыню и помочь. Если не себе, то ИМ.
Эмиссар на несколько секунд замолчал, погрузившись куда-то глубоко в свои думы. Коту не понравилось это молчание, и он забрался хозяину на колени. Пожалуй, это единственное существо, способное позволить себе подобные фамильярности с этим человеком.
- Пожалуй, вы искренне верите в то, что говорите, капитан, - вздохнул посол с осознанием того, что объективных аргументов у него не осталось, - Должен признать, в вас есть задатки дипломата. Отучись вы три года там, где учился я, то смогли бы самостоятельно приучить Меллу к кошачьему туалету.
С этими словами Милод поднял со столешницы один из ПАДДов и протянул его капитану.
- Здесь все имена. Я решил выяснить их заранее и записать. Но не забывайте, что моего имени в это списке нет. И не будет. Также, я должен настоять, чтобы эта процедура проводилась на строго добровольной основе.
Не нужно было обладать телепатическим даром, чтобы понять, что эмиссар не примет "Нет" в качестве ответа.
- Благодарю вас, - Питер бегло пробежался по короткому списку имен и с чувством облегчения поднялся с кресла.
- И помните…
- Конечно, никогда больше не поднимать эту тему.
Капитан покинул дипломатически неприкосновенную обитель.

+1

30

- Григорьев, черт тебя за ногу, это фазерная винтовка, а не дубина, аккуратнее! – прогремел Мураки,
- Сэр, есть, сэр! Больше не повторится, Сэр! – вытянувшись по струнке, пробарабанил краснорубашечник.
- Ладно, отставить. Всему персоналу участвующему в высадке явиться на ангарную палубу за пол часа до отлета, снаряжение проверю лично, а то вы, идиоты, не то что фазер – собственную задницу в порядок привести не сможете. Остальным приступить к дежурству по графику.
Учения проходили лучше, чем ожидал Махмуд, но до идеала оставалось еще очень и очень далеко. Радовало хотя бы то что гражданские знали, как действовать и по тревоге быстро занимали положенные им места, а не мешались под ногами. Разобравшись с этим он отправился в кают-компанию. Дико хотелось надраться, но кроме синтегольной бормотухи, корабельные репликаторы не могли предоставить, утомившемуся за день офицеру, ничего. Пришлось ограничиться крепким черным чаем и дурными мыслями.
Высадка не обещала быть тяжелой, если конечно никто из эмпатов не начнет творить чепуху. Махмуд успокаивал себя тем что от фазерного луча, в случае чего, убежать ой как не просто.

0

31

- Мостик вызывает капитана тен Волде.
- Капитан слушает.
- Мы приближаемся к барьеру.
- Уже иду.

Каждый раз, когда капитан занимал свое почетное место в центре мостика и замечал, что офицеры мостика окружают его со всех сторон, в нем внезапно просыпалось желание взять в руки дирижерскую палочку в одну руку, чашку чая в другую, и на некоторое мгновение забыть о капитанских заботах. Просто указывай палочкой в нужные стороны, подчиненные все поймут.
- Лейтенант, - повернул капитан голову к Крилесс, - Сенсоры дальнего действия что-нибудь засекли?
- Слабый источник энергии, - прошипела клингонская женщина, явно недовольная тем, что ей приходилось работать с неточными данными. Если бы она засекла в точке прибытия куб борга, ее бы это огорчило не столь явно. – Если бы рядом с ним находилась звезда, мы могли бы вообще не заметить подонка… - осознав, что последнее слово в присутствии старшего офицера было излишней вольностью, Крилесс неуверенным тоном добавила, - …сэр.
«Как грубо», - пронеслось в голове у капитана.
- Далеко он от точки выхода?
- Сорок два миллиона километров.
- Рулевой, корректируйте курс к источнику сигнала.
- Есть, сэр. Курс скорректирован, до прибытия одна минута.
С каждой секундой аналогия с оркестром на мостике казалась капитану все более удачной. Небольшой мандраж пронесся по капитанской коже. Поежившись, он сделал вид, что его кресло не вполне удобное, за что поймал на себе полтора презрительных взгляда со стороны офицеров, для которых сидячие места не были предусмотрены.
В яркой вспышке Мария Кюри вышла из варпа. И без того негромкий гул варп-двигателя стал еще тише. Воцарилось молчание, и на секунду показалось, что все умерло. Звон в ушах начинал раздражать.
- Анализ обстановки, - первым нарушил тишину капитан.
- Барьер в шестидесяти двух миллионах километров от нас, и уже здесь создает помехи для сенсоров, - отчеканила Крилесс, щурясь в сторону научного пульта, - Источник сигнала – судно, класса Оберт. Варп-ядро не функционирует, аварийные генераторы исправны, вижу на обшивке следы сильного термического воздействия. Несколько отсеков разгерметизированы.
- Похоже на аварию. Доисследовались... - пробурчал капитан себе под нос, после чего выпрямился в своем кресле и вновь обратился к клингонской ученой, - Засекли жизнь на борту?
- Не могу определить, – со злости Крилесс пнула свой научный пульт. Пульт, по всей видимости, не обиделся, но сговорчивее от этого не стал, - Этот кусок к’пекта выдает бессмыслицу!
- Ну, так сделайте так, чтобы он выдавал осмыслицу, лейтенант! – сорвался капитан на крик, в нетерпении узнать, не зря ли они сюда прилетели.
- Движения нет, сэр, - заключила Крилесс, убедившись, что на этом корабле клингонский мат тоже не улучшает работу техники.
- Ну, уже что-то… - выдохнул капитан с разочарованием и обратился к связисту, - Попытайтесь вызвать их на связь. Вызывайте, пока кто-нибудь не откликнется.
- Да, сэр, - связист немедленно взялся за работу.
- Группа высадки, - продолжил капитан отдавать приказы в коммуникатор, - Выдвигайтесь.
- Есть, сэр, - прозвучали из коммуникатора хором голоса Аль-Мураки и Т'жевана.
- Компьютер! - следующий приказ был громче всех и прозвучал куда-то в потолок после сигнала отклика компьютера, - Чай! Горячий! С лимоном!
- Уточните сорт.
- С долькой лимона!

0

32

К указанному времени группа высадки собралась в ангаре. В ее состав входили: младший лейтенант Аль-Мураки, лейтенант-коммандер Финштад, энсины Григорьев и Вешу, а так же коммандер Т'жеван прибывший последним.
- Коммандер, шаттл и группа высадки готовы к отбытию, сэр – отчеканил Аль-Мураки. Было видно, что он по струнке построил двух энсинов находящихся у него в подчинении.
- Ну что же, - кивнул Сил, - капитан отдал приказ, значит выступаем немедленно. – После этих слов, он пробрался в шаттл и сел на место второго пилота. Бьерна Финштада рядом с собой он увидеть не ожидал.
- Надо же, лейтенант-коммандер, летите с нами?
-  Естественно, - пробурчал главный инженер, готовя аппарат к взлету, - этим олухам, простите за вольность, столь ответственную работу я доверить не смог. За свою посылку можете не беспокоиться, кстати, сэр. Я все уладил.
Сил покачал головой.
- Я так сразу и подумал… почему-то. Вы мне сразу показались ответственным человеком.
- Если я только «показался» вам ответственным, значит я не очень хорошо выполняю свою работу.
- Это… просто оборот речи такой, - прищурив взгляд, произнес Сил.
- А это был просто сарказм, сэр. - спокойно ответил ему Бьорн.
На это Т'жевану уже нечего было ответить, поэтому он молча повернулся к обзорному окну. К этому времени они были уже на полпути к «Миркулу».
Аль-Мураки видел, как парочка сидящих перед ним энсинов не слабо побледнели. Он не мог их винить, ведь скорее всего это был их самый первый серьезный вылет на серьезное задание. Они оба делали все, чтобы не подать виду, но биологию не обманешь. Дабы разрядить обстановку, он указал на один из иллюминаторов и обратился к энсинам:
- USS «Миркул». Класс корабля?
- «Оберт», сэр. – Ответил Григорьев, сразу оживившись, - исследовательское судно
- Подробности? Энсин Вешу?
- Рассчитан на экипаж в восемьдесят человек и длительные исследовательские миссии в глубоком космосе, сэр. На службе звездного флота состоят где-то три сотни единиц. Весьма популярное судно.
- Все верно, господа. – Кивнул Махмуд. – Неплохой корабль, не лучший из тех, что я видел, но неплохой.
- Разрешите добавить, сэр? – Произнес Григорьев и продолжил после кивка младшего лейтенанта, - мне довелось проходить практику на одном из таких.
- Вот оно как, - Махмуд знал это, но не стал подавить виду. -  Что же, энсин Григорьев, ты теперь весьма ценный член этой группы. Ценнее обычного энсина, но еще не младший лейтенант. Скажем, на пол ранга выше.
- Но сэр, - тихо произнес баджорец Вешу, - это значит, что теперь я тут наименее важный член экипажа. Это… от части пугает, сэр
- Ну почему же наименее важен. У тебя хорошие показатели в меткости, энсин Вешу. В случае чего, ты всегда за себя сможешь постоять.К тому же ты медик. Да и беспокоиться нам не о чем, мы же не на войну летим.
Аль-Мураки часто вылетал на боевые задания с подобными новичками и они всегда попадали под удар первыми, чаще всего с летальным исходом. Благо время сейчас мирное и задание тоже кажется непыльным, так что с этими двумя все точно будет в порядке.
Из динамика послышался голос первого помощника.
- Приближаемся к ангару «Миркула», всем быть готовыми.
Даже снаружи корабль выглядел каким-то заброшенным. По темным иллюминаторам можно было судить, что энергии корабль полностью лишен. Первым это заметил Финштад.
- Черт подери, первым делом направимся в инженерный отсек, начинаю посадочные процедуры, - после этих слов, большие ангарные двери отварились и явили взору главного инженера и первого помощника абсолютную темноту. Не долго думая, Бьорн включил передний прожектор. В ангаре было пусто, если не считать парочки контейнеров и припаркованного шаттла.
Сил прочистил горло.
- Ну… пока все в порядке, если не считать, что с нами никто до сих пор не вышел на связь, – когда он закончил эту фразу, Финштад уже поставил летательный аппарат на свободное место, - ну что же тогда выходим.
Сказав это, он отварил дверь ведущую в пассажирский отсек, где находились сотальные.
- Постойте, коммандер. Я пойду первым. – Сказал Аль-Мураки, приготовив фазер. – И кстати, не забудьте выставить режим на «оглушение», а то… ну сами понимаете.
Когда он отварил дверь, то их встретили темнота с тишиной и абсолютно никаких признаков жизни, даже запахов было не учуять.
Фазеры и фонарики были на готове у всех, кроме Финштада, тот всем своим вниманием уперся в трикодер и его лицо не выражало какого-либо беспокойства о происходящем. Скорее всего его заботил лишь один инженерный отсек.
Махмуд и Сил подошли к двери ведущей в коридор. Питания не было, поэтому один из них начал отворять дверь вручную. Когда она отворилась их ждало нечто абсолютно неожиданное.
- Эм… капитан, - сухо произнес Сил, - у нас тут вода, сэр.
- Вода? – Громко вопрошал тен Волде
- Вода!? – Не менее громко вторила ему Крилесс
- Вода. – Вновь повторил Сил. – Очень много воды. Мы открыли дверь ведущую в один из коридоров и она хлынула оттуда сильным потоком, нас чуть с ног не сбило.
- Вы можете продолжать движение? – Спросил капитан.
- Да, вода нам где-то по колено. Боюсь, что нижние отсеки полностью затоплены, так что энергию нам не восстановить.
- Хорошо. – Кивнул Тен Вольде в пустоту перед собой. – Двигайтесь к мостику, постарайтесь разузнать как можно больше информации. А мы тут пока погадаем, откуда могла взяться вода.
- Есть, капитан.
Их отряд медленно начал продвигаться дальше в темноте и по колено в воде. Почти у всех на лице читался, как минимум шок, а у Бьорна раздраженность. Он терпеть не мог, когда что-то не работало и особенно терпеть не мог когда это что-то нельзя было исправить.
Махмуд шел первым, рассекая воду ногами.
- Никогда такого не видел, это… разве что какая-нибудь невероятная поломка голопалубы или репликатора, ох… - Споткнувшись обо что-то, он остановился, опустился на колени и приподнял это что-то. Это что-то когда-то было кем-то – труп одного из офицеров.
- Энсин Вешу! – Произнес Аль-мураки, но медика не пришлось долго ждать. Хоть он и подошел, только для того, чтобы подтвердить смерть. Сил снова вызвал капитана.
- Сэр, боюсь у нас тут очень плохие новости.

Отредактировано Syl T'zhevan (6 Окт 2015 20:48:53)

0

33

В связи со всплывшим трупом группа остановилась. Бьерн воспользовался этой заминкой и еще раз изучил показания трикодера, после чего захлопнул его, ввиду его бесполезности.
- Абсолютно ничего, - отрапортовал Финштад, - Показатели гамма и бета излучения в норме. Судя по всему, целостность ядер не была нарушена, что уже не может не радовать… Энсин Григорьев, - Бьорн повернулся к краснорубашечнику, - я правильно помню, что инженерный отсек и шахты варп ядер находятся во втором сегменте корабля?
- Так точно, сэр. Все технические помещения располагаются в нижней “Гондоле”, как мы её называли “Поплавок”, сэр. Если я ничего не путаю, то оба сегмента соединяет два турболифта.
-  Вот только еще есть экстренная шахта, а импульсные двигатели должны быть в этой части. Не люблю Оберты,  - Финштад поморщился, - Они крайне нелогичны и их конструкция чересчур нерациональна. В случае вот таких вот ситуаций, при размещении второго ядра в этой части корабля, можно было бы вполне отцепить вторую часть и лететь дальше, но оба источника энергии находятся в недоступном и мертвом корпусе, так что корабль намертво застрял, - Финштад повернулся к Силу,  - Коммандер, необходимо выяснить откуда идет или шла вода. Как мне известно, на Оберте нет голопалубы, а репликаторы, скорее всего, не справились бы с такой нагрузкой. Необходимо дойти до главного компьютера, там я смогу восстановить логи событий за последние несколько дней. ИИ должен был их регистрировать.

0

34

Дрожь пробирала до костей, не то чтобы она действительно была такой уж неприятной, но мрачная обстановка терпящего бедствие корабля наводила не совсем радужные мысли. Иногда, годами живя на звездолетах и космических станциях, ты забываешь -  гибель лишь в шаге, а за шлюзом – неведомая и суровая бесконечность, которая может убить тебя всего за несколько десятков секунд. Махмуд никогда не был трусом, но порой ему казалось, что он выбрал не ту работу.
- Господин коммандер, думаю мы можем разделиться, серьезной угрозы не предвидится, а так мы сможем осмотреть все намного оперативнее, - брякнул тактик, задание хотелось закончить как можно быстрее и убраться подальше от этой чертовой посудины.
Впрочем, лейтенант не мог понять только одного, каким же образом корабль напоролся на барьер, характер повреждений обшивки позволял с высокой долей вероятности говорить именно об этом. Сканеры корабля позволяли засечь барьер с довольно значительного расстояния и крайне маловероятно что они передвигались в этом районе с большой скоростью, время на реакцию было и было оно, скорее всего, более чем достаточным чтобы сманеврировать и избежать катастрофы, но что-то пошло не так. Что именно им и предстояло выяснить.

0

35

Услышав предложения Лейтенанта, Бьерн вставил свое слово, - Лейтенант, разделяться нет необходимости. Главный компьютер находится как раз под мостиком. Мы в любом случае будем проходить мимо.

0

36

- Тогда не будем разделятся, - уверено произнес первый помощник, которому и так не хотелось этого делать, старайтесь держаться как можно ближе друг к другу и держите фазеры наготове. Мы направляемся к капитанскому мостику.
По дороге на верхнюю палубу, группа высадки наткнулась еще на несколько трупов. Вешу отметил, что ни у из них не было следов насильственной смерти, нельзя было и сказать, что они утонули, так что причину смерти невозможно было установить. Это сильно не нравилось Силу, с каждой новой преодолеваемой палубой его напряжение возрастало, а темные коридоры корабля и пустые каюты давили все сильнее. Несмотря на то, что вся вода была внизу, стены вокруг все равно были мокрыми. Непонятно каким образом, но с них стекала вода. Определить источники было невозможно - Бьорн лишь разводил руками, каждый раз проведя трикодером по новой мокрой стене. Спустя несколько минут, вся группа оказалась на мостике, который был абсолютно пуст.
- Так, а вот теперь самое время разделиться. - произнес коммандер, - осмотрите тут все, займитесь главным компьютером, а я пока проверю комнату капитана, - Сил незамедлительно направился туда.
Капитана на месте не оказалось, что Т'жевана не удивило. А вот, то что в его комнате был полный беспорядок и следы борьбы, как Силу показалось, было довольно странным фактом. Первым делом нужно было проверить капитанские записи, но доступ к ним был запрещен. Доступ к ним мог получить только другой старший офицер звездного флота, например капитан тен Вольде. Сил скопировал все, что было записано компьюетр и отправился посмотреть, что обнаружили другие.

0

37

Журнал капитана, звездная дата 53538.9. Мария Кюри нашла Миркул дрейфующим в аварийном состоянии. На наш вызов никто не откликнулся, а сенсоры не смогли определить состояние экипажа из-за помех, вызываемых галактическим барьером. Группа высадки, отправленная на Миркул, обнаружила трупы экипажа, причина смерти которых пока не установлена. Так же, согласно первичным донесениям, корабль затоплен водой, происхождение которой так же неизвестно. В данный момент они пытаются получить доступ к компьютерному ядру и убедиться, что на судне нет выживших. Возможно, как только они доставят копии капитанского журнала на Марию Кюри и расшифруют, мы сможем понять, что произошло с кораблем, и почему восемьдесят человек погибли без видимых причин.
Так же стоит отметить, что в целях дополнительной безопасности я приказал доктору Селар ввести нейролептики находящимся на борту эмпатам, опираясь на теорию, что нейролептики помогут защитить их от вредного воздействия галактического барьера. К сожалению, эмиссар Милод воспользовался своим правом отказаться от процедуры.


Капитан сидел в своем кабинете и ждал новостей от группы высадки. На самом же деле он уже двадцать минут как забыл о существовании группы высадки, Миркула, галактического барьера и самой Марии Кюри. Все его мысли были направлены в сторону письма, которое он составлял для своей дочки в академию. Он не знал, с чего начать: с того, что с ним все в порядке, с описания корабля, с рассказов об экипаже или о своих смешанных чувствах по поводу капитанского кресла. Каждое слово ему хотелось как следует обдумать, но думать ему мешал моргающий свет над головой, заставляющий его задуматься о том, откуда у инженеров на верфях растут руки, и не стоит ли этим инженерам отправиться туда же. Каждое новое предложение давалось все труднее, с каждой минутой свет моргал все чаще, и вот, наконец, все мысли о своей дочери были жестоко изгнаны из капитанской головы высоким писком из коммуникатора.
- Мостик вызывает ка… тана… - донесся голос дежурного офицера сквозь какие-то помехи, что было весьма странно, ведь дежурный офицер находится за стенкой всего в десяти метрах.
- Капитан слушает. Что происходит, лейтенант?
- Сэр… у нас про… емы… - на этом слове голос дежурного окончательно растворился в помехах, после чего коммуникатор замолчал.
И тут свет погас. Далекие звезды поблескивали за обзорным оконном в тщетных попытках разрезать тьму. Письмо, на которое капитан потратил много времени и сил, кануло в кибернетическое небытие, и ругаться по этому поводу не было сил, ведь он только что понял, что чувствуют бетазоиды под нейролептиками. Они словно слепые котята. Тен Волде не захотел быть слепым котенком и на ощупь побрел к выходу. Благо, что планировка капитанского кабинета была достаточно простой, чтобы по пути не споткнуться о кресло и не сломать себе шею. Это было бы блестящим завершением карьеры.
Послышался какой-то грохот, и что-то сбило его с ног. Заново нащупав опору, тен Волде поднялся обратно, стараясь не отрываться руками от стенки.
Все так же на ощупь капитан вскрыл панель управления створками дверей. Панель поддавалось с трудом, но кряхтение и сопение отлично помогали в работе. Рукоять для ручного открывания нельзя было ни с чем спутать, поэтому капитан решительно дернул ее, и механизм согласился разжать створки. Всего один шаг до мостика, а каких усилий он стоил…
- Капитан? – поприветствовал его чей-то голос, после чего мостик залился красным аварийным освещением и проблесками нескольких пультов управления.
- Что случилось? Куда делась энергия, и почему корабль тряхнуло? На нас напали? – посыпались вопросы.
- Не могу сказать, капитан. Сенсоры отказали, большая часть второстепенных систем не отвечает. По предварительным оценкам это не нападение. Если бы на нас напали, то в таком положении нас бы уничтожили одной торпедой, - отчеканил дежурный.
- А что тогда? Природное явление?
- Вполне возможно, - прорычала Крилесс, обдумывая, как правильно ударить свой пульт, чтобы он правильно работал, - Очень сильный ионный шторм или гравитационная петля. Или что угодно! Варп-ядро функционирует в штатном режиме. Скорее всего, импульсная тяга тоже исправна. Компьютерное ядро не тронуто, но нарушена его связь с терминалами и узлами управления. Что-то высосало всю энергию из нашей ЭПС. Все системы, завязанные на ЭПС, сейчас обесточены.
- То есть большая часть корабля без энергии? А с ним что? – спросил капитан, внезапно упершись ботинком в тело, лежащее на полу, и лишь спустя пару секунд с ужасом осознал, что только что пнул эмиссара Федерации. Ужас он решил придержать при себе.
- Возможно, неудачно упал, - дежурный помог Питеру поднять Милода с пола и усадить его в кресло.
- Я в порядке, - начал подавать эмиссар признаки жизни, постепенно возвращаясь в сознание. Сейчас он больше напоминал офицера-карьериста, который восемь лет без отпуска отслужил на рутинной должности ради повышения, и сейчас отходит от обмывания нового звания.
- Вам требуется медицинская помощь?
- Я же сказал, все в порядке, - вяло ответил эмиссар, - Просто голова побаливает.
- Внутренней связи, значит, нет?
- Нет, - уточнил дежурный.
- У вас как, хорошо в академии было с бегом?
- Да, сэр, - непонимающе промолвил дежурный.
- Тогда немедленно бегите в инженерный отсек и передайте, что капитан приказал продуть всю инертную плазму в ЭПС и вернуть питание кораблю как можно быстрее. После этого бегите в ангар с шаттлами. Проверьте их работоспособность. Если с шаттлами произошло тоже, что и с кораблем… - капитан оборвался на половине фразы, не в силах придумать эпитет, описывающий судьбу группы высадки. Через две секунды он сдался и просто дал дежурному команду на старт, – Исполняйте!
Участь бегом преодолевать триста метров по трубам Джеффри незавидна. И все же, дежурный самоотверженно сделал глубокий вдох и удалился с мостика. Когда-нибудь он точно пойдет на повышение, но сейчас ему предстоит пойти по кишкам корабля.

0

38

Мостик и капитанский кабинет были полностью погружены во тьму, ровно, как и весь остальной корабль. Единственными источниками света были пять фонариков, которые тщетно пытались что-то осветить. Наконец , спустя целую бесконечность, которая по часам равнялась получасу – группа высадки взошла на мостик судна и тут же разделилась. Первый помощник сразу же направился в капитанскую “крепость одиночества” отделяемую от мостика всего лишь одной дверью, а все остальные остались там, пытаясь отыскать бортовые самописцы.
Финштад осматривал помещение. Это был маленький, даже очень, мостик. По меркам современных кораблей, а уж тем более “Соверена”, его размеры были сравнимы с каютой какого-нибудь младшего лейтенанта или очень большой кладовкой. В центре, на подиуме, “возвышалось” кресло капитана. Чуть спереди по бокам от него, располагались две станции для рулевых, а позади всего, находились инженерные, боевые станции и связные станции. Говоря проще и короче, это был очень тесный и маленький мостик, для маленького и тесного корабля.
После недолгих скитаний, Бьерн нашел консоль, которая подавала хоть какие-то признаки жизни и после недолгих манипуляций с её внутренностями и резервным генератором мостика, сумел её запустить.  По экрану пробежали яркие приветствия системы L-CARS, которые мягким светом осели на потолке комнаты. Проснувшись, система тут же начала сообщать о том, что произошла ошибка и на корабле не работают основной источник питания, после чего, к удивлению Финштада, предлагала включить полностью исправный резервный источник питания.  Недолго думая, Бьерн ткнул в кнопку “Подключить” и корабль ожил.  Мостик осветился красным светом, а по коридорам прошел гул включившегося резервного генератора.
- У нас есть энергия, - отрапортовал старший инженер, - Странно, но резервный источник никто даже не подключил, после отключения основного. – Финштад повернулся к Аль-Мураки, - Лейтенант, активируйте тактические консоли и дайте мне доступ к камере хранения самописца. Вы должны будете подтвердить завершение операции своим табельным номером.
- Так точно, - кивнул Махмуд и приблизился к терминалу безопасности, за которым в нормальной ситуации должен был стоять один из мокрых трупов в коридоре. – Я подключил терминал, всё работает. Дайте мне пару секунд, сэр… - Пальцы Аль-Мураки быстро стучали по панели и наконец, он объявил, - Всё, готово, Лейтенант-Коммандер. Система говорит, что камера самописца открыта. – В этот момент, люк за креслом капитана открылся и небольшой пьедестал с “черным ящиком” выехал наружу, словно это был Экскалибур и камень, которые владычица озера очень грациозно выкинула из того самого озера.
- Отличная работа, лейтенант. Возьмите с собой энсина Григорьева и найдите проход в пилоны. Проверьте, они тоже затоплены или нет. – Аль-Мураки отдал честь и вместе с энсином покинул мостик. Сам же Бьерн зашел в кабинет капитана и застал там Сила, который уже во всю скачивал капитанские журналы с некогда капитанского компьютера. – Сэр, мы изъяли черный ящик и восстановили второстепенную энергетическую систему. Я отдал приказ Аль-Мураки – найти вход в пилоны. Необходимо выяснить, что с инженерным отсеком. Так же я скачал логи корабельной системы регистрации событий, но из-за излучения барьера ядро немного пострадало. Надо будет фрагментировать данные при помощи компьютера “Кьюри”.
- Прекрасная работа,  Финштад. Вы славно потрудились. – Сказал Сил не отрывая взгляд от монитора. – И всё же, как вы думаете, откуда вся та вода? – Он повернулся и посмотрел на Бьерна.
-  Сэр, я считаю, что всему виной корабельная система отчистки воды. Я посмотрел на памятную табличку, на мостике. Этому кораблю больше ста лет. Вполне возможно, что он не проходил полной переостнастки и на нем всё еще остались фильтры и водные резервуары. Мне кажется, что они либо прохудились, либо что более вероятно, у них открылись клапаны, из-за чего весь объем воды выплеснулся наружу. Меня разве что пугает, что того количества воды вполне хватит чтобы полностью затопить нижнюю секцию.
- Вы хотите сказать, что они все там могли утонуть? Это ужасная смерть. – Сил поник.
- Сэр, если это так, то мы можем открыть шлюзы того отсека и продуть помещения, дабы избавить их от воды. Тогда я смогу восстановить работу варп ядер и отвести корабль от барьера. Тем более у нас есть аварийный источник. – В этот момент весь свет погас, гул затих, и корабль снова погрузился в непроглядную тьму.

0

39

Мураки медленно брел в сторону ближайшей гондолы, пропуская вперед Григорьева. Силуэт энсина был едва различим в полумраке, казавшегося бесконечным, коридора. Почему-то вспомнился дядя и его бесконечные тирады о пороках общества. Лейтенант лишь невольно улыбнулся.
«Сложная эта штука жизнь, никогда не знаешь, чем она закончится, а главное когда.» - пронеслось в его затуманенной мыслями голове. Он шел в звездный флот будучи малолетним романтиком, мечтая защищать слабых и исследовать далекие миры, а очутился в мясорубке. Все оказалось иным, совершенно не похожим на то чего он ждал, но это дало ему что-то намного более ценное, он сам не до конца понимал что именно, но события этих кровах лет оставили глубокий след на его душе. Война закончилась, но первое задание в мирном, казалось бы, космосе не принесло облегчения, вместо терпящих бедствие людей они обнаружили медленно остывающую братскую могилу.
Тишину разбавляли лишь звуки их неуверенных шагов. То тут то там встречались тела членов экипажа «Миркула», но Махмуд лишь отводил взгляд и пытался подавить рвотные позывы, они были мертвы уже не первый день и начали медленно разлагаться. Он не был неженкой, но все же выглядело это не слишком приятно. В коридоре повисло неловкое молчание.
- Григорьев, тебя ведь Александром зовут, правильно? – как бы невзначай поинтересовался аль-Мураки. Офицеры службы безопасности в его подчинение не входили и знаком он с ними был чисто формально.
- Да, сэр, Александр Павлович Григорьев, если Вам будет угодно.
- Не нужно формальностей, я не твой командир, по крайней мере, не непосредственный – расслабься. И это, ты не обижайся на то что я наговорил на борту. Я не со зла, оружие — это не игрушки, хотя ты то должен это прекрасно понимать, - почти что по отечески, сказал Махмуд. Он был всего на пару лет старше, но пропасть между ними состояла не в годах. Григорьев не успел побывать на передовой, попав на «Марию» буквально с академической скамьи и это было заметно. Отличная подготовка налицо, но вот опыта ему явно не хватало.
- Да, конечно, - прогудел он. Разговор явно не клеился, - Ну вот мы и на месте, - сказал энсин и осветил фонариком невзрачную дверь в конце коридора.
- Замечательно, - вздохнул Мураки. – Мостик, мы прибыли, уровень воды у входа примерно сорок сантиметров, проходим внутрь, - отрапортовал он.
- Ручное управление не работает, как будто кто-то специально заблокировал дверь, странно - удивленно промямлил энсин.
- Сделаем это грубо,- на лице офицера появилась ехидная улыбка - Доставай фазер, вынесем эту дверь к чертям, все равно этому кораблю уже мало чем поможешь.
Офицеры встали на изготовку, выставили максимальную мощность, а затем медленно двумя параллельными лучами вырезали в двери небольшой проход. Затем оставалось лишь немного надавить и дверь с грохотом упала вовнутрь.
- Григорьев оставайся здесь, мало ли чего, а я пойду посмотрю что там да как, - кивнул своему коллеге тактический офицер и аккуратно заглянул в технический коридор, проложенный вдоль верхней обшивки гондолы.
Внутри воды не было, что не могло не радовать, если все пойдет по плану то корабль еще сможет отойти от Галактического барьера на пару светолет, что значительно обезопасит расследование.
Мураки начал углубляться внутрь гондолы, попутно проводя беглый осмотр местной машинерии. По сравнению что с «Дефаентами» или «Соверейнами» это был совершенный каменный век, но все же надежности всему этому было не занимать. Не даром данное судно прослужило флоту столь долго.
Не успел он сделать и сотни шагов, как из-за спины послышался истошный вопль, а затем просвистело несколько фазерных выстрелов. Времени на раздумья не оставалось и он рванул к выходу. Что-то случилось и что-то явно нехорошее. 
Через несколько секунд он уже был на месте и прислонившись к обшивке, аккуратно выглянул в основной коридор, изготавливая фазер к бою.
Григорьев, казалось, спятил. Он палил во все стороны, истошно вопя что-то нечленораздельное. Лейтенант тут же переставил оружие на оглушение и тихо окликнул краснорубашечника.
- Энсин, что здесь произошло? – тихо, максимально ровным и спокойным голосом проговорил лейтенант и показался из дыры, заведя за спину руку с приготовленным, на всякий случай, фазером.
- Борги, они везде, Борги! О, нет, Сэр, сзади! – взволновано прогремел Григорьев и тут же выстрелил в сторону Махмуда. Лейтенанту оставалось лишь благодарить судьбу за то что он успел среагировать и упасть в воду.
- Все очень плохо, - едва слышно, пробубнел Махмуд и перекатившись выстрелил в энсина, который словив заряд из бластера медленно опустился на землю, - Что же здесь, черт возьми, произошло! – отряхиваясь, яростно выругался Мураки, - Мостик, здесь творится какая-то чертовщина, Григорьев спятил, он начал стрелять без разбору и мне пришлось его оглушить. Осмотр гондолы приостанавливаю до дальнейших распоряжений. И да, здесь бы не помешал врач.

+1

40

Личный журнал эмиссара, звёздная дата 53538.1. Я всё ещё зол на капитана за то, что он подошёл ко мне со своей безумной идеей и всё также не уверен, что от этого будет хоть какая-то польза. Мысли нескольких членов экипажа, согласившихся на процедуру, уже были сконфужены - они всегда неосознанно, но полагались на свой дар, и утратив его чувствуют какую-то неполноценность. Практически все они свели социальное взаимодействие к минимуму, в них проявляется озабоченность, которая может со временем либо перерасти в постоянную тревогу, либо сойти на нет - всё зависит от приспосабливаемости каждого отдельного индивида. Но в одном я уверен точно - для всех них данный опыт травмирующий, и должен прекратиться как можно быстрее.

К моменту выхода Марии Кюри из варпа Ван находился на мостике. Его задачей в данной миссии было почувствовать присутствие иных разумов на борту Миркула, а с учётом того, что данные сенсоров были неточны, его телепатический дар являлся единственным способом узнать хоть что-то о судьбе судна до высадки контингента с Марии Кюри.
- Я не чувствую присутствия других существ на борту Миркула, - неуверенным тоном уведомил он тен Волде.
Ему не хотелось в это верить, но всё же пришлось - экипаж Миркула был мёртв. И судя по тому, что удалось выжать из сенсоров, они всё же пытались пересечь Галактический барьер. Милод не мог понять - зачем им понадобилось это делать? Наверняка они прекрасно знали, какую опасность представляет из себя данный феномен. Быть может, они нашли в своих исследованиях какой-то способ сделать это и решили его использовать? Но тогда им бы пришлось запрашивать разрешение у Командования Звёздного Флота, о чём бы уведомили тен Волде. Выходит, они нарушили прямой приказ? Судя по мыслям присутствующих на мостике офицеров, эмиссар был не единственным, кто задавался данными вопросами. Ответы на все вопросы содержало в себе ядро компьютерной системы Миркула, к которому направлялась команда высадки.
Через какое-то время, посредством голосов Т'жевана, Финштада и аль-Мураки, экипаж Марии Кюри наблюдал печальные последствия миссии Миркула. Несмотря на то, что отчёты группы высадки не содержали в себе чрезмерной графичности, от их мыслей невольно бежали мурашки по коже. Больше всего тревожных мыслей исходило от энсинов, на своём веку не повидавших ужасов войны - они изо всех сил старались держать себя в руках, но невольно отдавались страху.
И тут случилось неожиданное - освещение погасло и инерционные демпферы на несколько секунд отказали, отчего вскоре Марию Кюри очень сильно тряхнуло. В условиях кромешной тьмы, дипломат не смог удержать равновесие и громко плюхнулся на пол, больно ударившись головой. Его аккуратно усадили на кресло слева от капитанского, а сам он был дезориентирован. Через минуту, как ему казалось, всё прошло.
- С группой высадки всё в порядке, - усталым голосом утешил Ван капитана. - У них так же проблемы с электропитанием... Лейтенант-коммандер в ярости, коммандер ожидает опасность за каждым углом, лейтенант слегка напуган, а вот энсин Григорьев...
При попытке считать мысли энсина последствия удара головой окончательно дали о себе знать в виде обморока. Благо, на этот раз Милод сидел в кресле.
- Эмиссар? - переспросил тен Волде внезапно замолкшего телепата, обратив на него свой взор, после чего отчаянно закатил глаза и стукнул ладонью по коммуникатору. Тот никак не отреагировал.
- Загляните в медотсек и запросите на мостик доктора! - крикнул он вслед уползающему энсину-посыльному.
Минут через десять из труб Джеффри на мостик вылезла молодая представительница расы триллов в синей униформе и набором первой медицинской помощи в руках. Капитан без лишних слов указательным жестом направил её на сидевшего в кресле бессознательного бетазоида. Джулианна же, вооружившись медицинским трикодером, десять секунд пристально осматривала своего пациента, и вскоре объявила диагноз: сотрясение мозга, после чего нашла в аптечке подходящий стимулятор, который вколола Вану.
Когда Милод очнулся, он сразу увидел огромное бежевое пятно, которое плавно расщеплялось на пятна поменьше и, в конце концов, пред ним предстали во всей красоте пятна на теле триллки, в тот момент подобно рассматривающей его макушку.
- Что... что происходит? - слабым голосом выдавил из себя он.

0


Вы здесь » Star Trek: Marie Curie » Игровой форум » Эпизод 1: Аквариум


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC