Star Trek: Marie Curie

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Trek: Marie Curie » Игровой форум » Эпизод 2: Беглецы


Эпизод 2: Беглецы

Сообщений 1 страница 20 из 86

1

Журнал капитана, звездная дата 53619.6. На границе ромуланской нейтральной зоны произошло чрезвычайное происшествие, детали которого остаются неясными. Командование звездного флота мобилизовало двадцать семь боеспособных судов, включая Марию Кюри, для предотвращения непоправимых последствий. В помощь Ромуланская Империя выделила на каждый из мобилизованных кораблей по одному офицеру-консультанту. Субкоммандер Селтак, приписанный к нашему кораблю на время миссии, только что прибыл, чтобы прояснить детали нашей миссии.


- Итак, леди и джентльмены, - поприветствовал капитан всех собравшихся в зале для совещаний, включая коммандера Селтака, с важным видом восседающего по левую руку от капитанского места, из-за чего эмиссару Милоду пришлось слегка пересесть, - Некоторые из вас уже знакомы с субкоммандером. Я уверен, у каждого из Вас есть множество вопросов, и мы с субкоммандером Селтаком сейчас постараемся информировать вас о происходящем в той степени, в которой посчитало нужным командование звездного флота и сам субкоммандер, как официальный представитель интересов Ромуланской Звездной Империи. Субкоммандер?
- Благодарю, - соврал субкоммандер, не теряя своего немного ядовитого выражения лица, после чего вывел на экран карту нейтральной зоны с несколькими маркерами, - Две недели тому назад по вашему времени на границе нейтральной зоны перестало выходить на связь патрульное судно класса Д’Деридекс IRW Келемвор. К его последнему местонахождению было сразу же выслано другое патрульное судно, IRW Ханай. Оно было уничтожено, - сделал он драматическую паузу, внимательно разглядывая всех присутствующих, - Как только поисковая команда расшифровала самописец, было установлено, что Ханай был уничтожен Келемвором. Перед гибелью Ханая его сенсоры засекли это, - Селтак переключил изображение на радиологическую диаграмму, в которой капитан все равно ничего не понимал, - Характерное излучение трилития.
- Трилитий, - продолжил брифинг капитан, - как вы знаете, используется в качестве оружия массового поражения. При его правильной имплантации в звездное ядро начинается реакция, ингибирующая ядерный синтез. Обычно это заканчивается коллапсом звезды с последующим сбросом внешней оболочки звездного вещества.
- Большим бабахом! – поправила его Крилесс, втиснув свою профессиональную точку зрения, - Трилитий убивает звезды и заставляет их взрываться, если по-научному!
- Спасибо, лейтенант Иванова, - строгим недовольным тоном ответил Питер и вновь обратил взгляд на субкоммандера Селтака, у которого во рту скопилось слишком много слюны от ненависти к клингонской выскочке.
- Варп-след Келемвора вел вглубь нейтральной зоны, - сглотнув, продолжил свой рассказ ромуланский офицер, - Наши патрули пытались его настигнуть, но затем выяснилось, что Келемвор пересек границы Федерации, и преследование пришлось прекратить.
- И тут самое удивительное, - подхватил Питер, - Наши тахионные сенсоры не засекли никакого нарушения границ.
- А вы уверены, что границу вообще нарушали? – подал голос первый офицер, - Возможно, ромуланские патрули просто ошиблись.
- Абсолютно, - ответил капитан и вновь включил карту нейтральной зоны и прилегающих территорий, - Четыре дня назад один из наших аванпостов, снабженный тахионным детектором, обнаружил замаскированное судно, по параметрам подходящее под ромуланское. На перехват был выслан USS Даллас. Даллас повторил судьбу Ханая, а предполагаемый Келемвор снова был утерян из виду. А теперь еще один интересный момент к вашему вниманию.
Тен Волде включил очередную  презентацию на компьютерном экране. Слайд демонстрировал карту пограничных территорий, и на нем светились четыре маркера.
- Первый маркер, - продолжил объяснять капитан, - является примерным местом исчезновения Келемвора. Как видите, он находится в пределах Ромуланской Звездной Империи. Второй маркер – место, на котором обнаружились обломки Ханая. Это произошло на самой границе нейтральной зоны. Третий маркер, как вы видите, находится уже на наших территориях, но все еще близко к нейтральной зоне. Именно в этой точке он впервые был замечен нашими сенсорами. И четвертый маркер – место, где были обнаружены обломки Далласа. След Келемвора в этой точке был благополучно потерян, но если нарисовать траекторию по этим точкам… - капитан нажал на кнопку, и компьютер прочертил линию, проходящую сквозь четыре маркера, - Келемвор направился прямо к границам Федерации, а как только смог их незаметно миновать, резко сменил курс и полетел вдоль границы нейтральной зоны, оставаясь незамеченным тахионными сенсорами и патрулями на протяжении почти семидесяти световых лет. И эта новость встревожила командование ничуть не меньше, чем наличие на Келемворе оружия массового поражения.
- Ромуланская Звездная Империя, - продолжил Селтак, - Не хочет, чтобы это послужило причиной конфликта. Экипаж Келемвора объявлен предателями империи и должен быть уничтожен. Я здесь для того, чтобы консультировать Вас по этому вопросу. Разумеется, в разумных пределах. Если именно вашему кораблю удастся уничтожить Келемвор до того, как он совершит непоправимое, я свяжусь с командой чистильщиков. Они заберут бортовой самописец Келемвора, устранят вероятные последствия его пребывания на территории Федерации, и после этого моя миссия здесь будет считаться завершенной.
Последовало неловкое молчание...

+1

2

Представитель Ромуланской Империи проводящий брифинг на корабле Звездного Флота Объединенной Федерации Планет. В принципе, уже один этот факт, с точки зрения Николая, сидевшего сейчас в зале для брифингов и слушавшего выступление этого самого ромуланского представителя, был довольно необычен. "Тем более, что из-за этой самой ситуации мобилизовали целую эскадру", - мысленно проговорил Макаров, делая по ходу выступления ромуланца заметки в своем ПАДДе.
В принципе, история с дезертирами из числа военнослужащих Ромуланского военного флота особенно необычной, с точки зрения лейтенанта, пожалуй и не выглядела. Однако сообщение о применении некоего оружия, известного как трилитевая бомба, и результатов действия этого оружия куда как с лихвой оправдывали столь чрезвычайные меры. Конечно, Николай и близко не был ученым, но тем не менее, основы механизма действия звезд вкратце описывались даже в школьном курсе физики - вкратце, любая звезда существовала в результате баланса двух фундаментальных сил - стремившейся сжать звезду гравитации, и стремившейся расширить ее силы давления и температуры, образующихся в результате питающей звезду термоядерной реакции. "И если убрать вторую силу", - рассуждал лейтенант, делая новую пометку в своем портативном накопителе данных, - "то через некоторое время звезда перейдет в стадию сверхновой. Что с практически гарантией убьет все формы жизни на планетах, вокруг этой звезды вращающихся".
Таким образом, утечка трилитевых бомб в левые руки была, с точки зрения лейтенанта, более чем веским аргументом для ромуланцев прибегнуть к помощи Федерации, даже несмотря на весьма натянутые отношения между двумя державами. Другое дело, что Николай был практически уверен в том, что эмиссар ромуланцев, субкоммандер Селтак, почти наверняка что-то недоговаривал, потому как история с обычным дезертирством без какой-либо видимой причины выглядела слишком неправдоподобно, чтобы в нее можно было просто так поверить. "Особенно учитывая, что речь шла о корабле с арсеналом трилитиевых бомб и меры безопасности там должны были быть соответствующими", - завершил свои рассуждения Макаров, все еще внимательно слушая ромуланца, при этом стараясь держать такое выражение лица, чтобы по нему нельзя был угадать истинных эмоций и ход мыслей лейтенанта. При этом задавать дополнительные вопросы ромуланскому представителю Николай не спешил, поскольку был почти полностью уверен, что уж если ромулане решили о чем-то "тактично" умолчать, то едва ли прямой вопрос, заданный одним из слушателей поможет изменить уже принятое на куда более высоком уровне ромуланской военной иерархии решение.

Отредактировано Nikolay Makarov (1 Ноя 2015 22:04:31)

0

3

Накануне перед встречей Сил очень сильно нервничал. Он от части боялся встречи с субкоммандером Селтаком. Дело в том, что Т'жеван терпеть не мог ромуланцев, у них на Андории вообще никто терпеть не мог ромуланцев. Их расу не без причины недолюбливали многие в Федерации. Даже союзничество во времена доминионской войны не помогло что-то в этих отношениях кардинально поменять. Однако андорианцы не любили ромуланцев по особенному, ведь те были хитрыми, двуличными лгунами, которые были готовы пойти на все, чтобы скрыть все свои самые грязные секреты – полной противоположностью в большинстве своем честным и открытым андорианцам. А как известно больше всего в галактике андорианский мороз не терпит двуличия.
Первый помощник поделился своими переживаниями и мнениями на этот счет с капитаном перед этой встречей, тот строго на него посмотрев посоветовал «задавать вопросы только по существу» и «полностью игнорировать любые личные переживания
- Вы офицер звездного флота или кто? – Гневно прошептал ему тен Волде по дороге в зал совещаний, - отнеситесь к этому профессионально.
- Но, сэр! я как увидел его в транспортной, сразу понял, что он что-то скрывает.
- Естественно он что-то скрывает, первый, он же сам знаете кто! Я понимаю ваше беспокойстве и сам испытываю его, но проверять наши подозрения мы не будем. Нам еще не хватало большого дипломатического скандала после войны! Напомню, что во время нее мы были союзниками.
- Но, сэр…
- Хватит спорить, первый! Вот вечно вы найдете время для этой чертовщины, вместо того, чтобы делать свою работу! Еще одно слово и я запрещу вам присутствовать на брифинге. Точка!
Первый сидел за столом, слушая речь ромуланца, который просто излучал собой надменность, подчеркивая свое превосходство над присутствующими. Его нельзя было упрекнуть, так как он был единственный в комнате, кто знал всю правду, но делиться ею ни с кем не собирался.
- У меня вопрос, - поднял руку Сил, поймав на себе уничтожающий взгляд Питера. Он понимал капитана и понимал, что тот хочет избежать любых дипломатических проволочек, так как ромуланцы известны своей обидчивостью и злопамятностью, но не мог молчать. Факты высказанные Селтаком вывели его из себя. – Я думаю, что экипаж «Кюри», как и вся Федерация имеют право знать подробности о «Келемворе».
- Первый… - хотел было вмешаться тен Волде, но субкоммандер прервал его.
- Это не вопрос. – Спокойно сказал он, даже не посмотрев на Т'жевана.
- О, прошу прощения, я все неправильно сформулировал. Но я все еще считываю, что вы могли бы объяснить нам всю это конспирацию.
- Первый… - снова попытался вмешаться капитан, но опять же субкоммандер опередил его.
- Мне нечего вам объяснять, коммандер. – С издевательским упором на последнем предложении сказал Селтак, продолжая смотреть в любую другую сторону, только не на Сила. – Думаю, что вы бы тоже не стали разбазаривать секреты Федерации каждому встречному. Вы ведь не дурак, я надеюсь.
- Ну я бы точно не стал молчать, - повысил голос первый и указал пальцем на экран, - если бы один из кораблей Звездного флота пролетел семьдесят световых лет абсолютно незамеченным. Семьдесят, субкоммандер! По-моему тут есть кое-что куда посерьезнее дипломатического скандала, вы не находите?
- Первый! – На этот раз тен Волде не дал себя прервать. – Немедленно прекратите полемику! Это приказ!
Сил замолчал, проглотив те слова, что собирался сказать и внимательно посмотрел на Селтака. Тот, продолжая игнорировать его обратился к аудитории.
- Я все еще жду вопросов, если они есть.

Отредактировано Syl T'zhevan (1 Ноя 2015 22:01:42)

0

4

Если честно, едва ли терпеливость и дипломатичность можно было назвать сильными чертами первого помощника на "Марии Кюри"-  коммандера Сила Т'Жевана, сейчас задавшего неудобные, но вместе с тем, с точки зрения самого Николая, совершенно правильные вопросы ромуланскому эмиссару. Вопросы, на которые он, разумеется, не получил никакого ответа (зато, судя по всему, получил вполне ожидаемый в такой ситуации "разгон" от капитана Питера тен Волде).
То, что ромуланин рассказал далеко не все, что было известно Ромуланской Империи о случившемся было, в принципе, ожидаемо с самого начала их брифинга. Другое дело, что сейчас ромуланский посланник заявил об этом самым что ни на есть прямым текстом. Впрочем, если честно, с личной точки зрения лейтенанта Макарова коммандер Т'Жеван поступил абсолютно правильно "поставив вопрос ребром", пусть даже если это и противоречило нормам, предписывающим протокол ведения подобных встреч с представителем иностранной державы. "Будь этот протокол неладен", - мысленно добавил Николай, внимательно смотря на ромуланского офицера, как раз сейчас предлагавшего собравшимся задать ему дополнительные вопросы.
"Вопросы, говоришь", - с легкой издевкой подумал Макаров, поднимаясь со своего места и обращаясь к ромуланину:
- Господин субкоммандер, если позволите, у меня есть вопрос.
- Первый лейтенант Макаров, я полагаю?, - сверившись со своим датападом, ответил ромуланский эмиссар, - конечно, слушаю Ваш вопрос.
- Спасибо, - все тем же нарочито вежливым голосом ответил Николай. Прямо сейчас лейтенант хотел, формально оставаясь в пределах установленных дипломатических протоколов, все же задать ромуланину один вопрос, который лично лейтенант видел довольно важным в сложившейся ситуации. Совершенно не меняя своего "формально вежливого и выдержанного тона", лейтенант внимательно посмотрел на Селтака и озвучил свой вопрос:
- Господин субкоммандер, скажите пожалуйста, а как так вышло, что Ромуланский Имперский Флот потерял корабль с арсеналом трилитиевых бомб на борту? Разве на таком корабле не должны были быть применены особые меры безопасности?

Отредактировано Nikolay Makarov (1 Ноя 2015 23:28:12)

0

5

В ответ на такой вопрос субкоммандер глубоко задумался, при этом не забыв посмотреть на Макарова, как на идиота. Спустя примерно три секунды напряженного молчания точно таким же взглядом он наградил тен Волде и все же решился разжать губы.
- Капитан, по какой причине этот человек присутствует на этом совещании? - проявил он чудеса ромуланской учтивости.
Настала очередь капитана ненадолго погрузиться в думы, где он мысленно ругал все и всех на свете. Кроме себя, разумеется. С самого начала миссии он понимал, что обязательно произойдет напряженность между ромуланским гостем и экипажем, но легче от этого не становилось. Наконец, Питер обратил свое внимание на Макарова и начал переводить ему с ромуланского языка:
- Субкоммандер хотел сказать Вам две вещи, лейтенант. Во-первых это патрульное судно. Патрульные суда не оснащаются трилитиевым вооружением. Факт наличия трилития на Келемворе был установлен лишь Ханаем в момент уничтожения, и формально нам не известно, оружейный это трилитий или нет...
- Это не важно! - перебил его субкоммандер, - Сам факт его наличия у предателей Империи уже тревожен и требует жесткой реакции.
- Я согласен, - постарался капитан быть единственным, кто сохраняет учтивость, - И вторая вещь, которую хотел донести субкоммандер Селтак, состояла в том, что не важно, что, как и почему произошло в пространстве Ромуланской Империи. С точки зрения текущего договора между Федерацией и Империей, - следующие слова капитан постарался произнести четко и с паузами между словами, - это не наше дело!
- Благодарю за понимание, - произнес Селтак и впервые за этот день доброжелательно улыбнулся. Кажется, такая улыбка никого не порадовала, но капитан все равно кивнул в знак того, что принимает благодарность. Милод внимательно наблюдал за его жестами и представлял, какой из него получился бы эмиссар.

+2

6

Полный презрения взгляд, которым наградил ромуланский эмиссар лейтенанта едва ли стал неожиданностью для последнего. Ровно как и последующие его комментарии, а также короткий обмен репликами с командиром корабля. Нет, если честно, с формально-юридической точки зрения все происшествия на территории Ромуланской Звездной империи были исключительным делом самой Ромуланской Империи. "Вот только корабль с трилитевыми бомбами на борту и экипажем с неясными намерениями теперь именно по нашей территории летает, а не по ромуланской", - мысленно подметил Николай, незаметно для ромуланского субкоммандера сжав руки в кулаки.
Впрочем, в одном ромуланин был совершенно прав - вопрос о том, как именно о ренегатов появились трилитиевые бомбы имел на первый приоритет по срочности. "Для начала надо поймать этот корабль и обезвредить, пока они свой арсенал не вздумали применить на практике", - рассудил Макаров, внимательно посмотрев на ромуланина и таким же нарочито вежливым тоном (в конце-концов, стандартные протоколы встречи иностранных посланников никто не отменял, а ромуланский эмиссар пока что был гостем Федерации Планет вообще и Звездного Флота в частности) ответив ему:
- Что ж, спасибо за Ваши пояснения, господин субкоммандер. Думаю, у меня больше вопросов нет.
Закончив свой ответ, лейтенант спокойно занял свое место. Так или иначе, едва ли ромуланин скажет им что-то большее по существу ситуации, а это значило, что Звездному Флоту, как это бывало уже не в первый раз, предстояло самостоятельно разбираться с проблемой, и, по возможности, успеть сделать это до того, как эти чертовы трилитиевые боеголовки на ромуланском корабле-ренегате станут причиной настоящей трагедии...

0

7

Махмуд сидел в дальнем углу зала и пытался не уснуть. Последние несколько дней перед вылетом он потратил на отдых, после которого, как известно, всегда нужно хорошенько отдохнуть.  Впрочем, намечавшуюся бучу Махмуд находил забавной, во многом даже тревожной – просто так целый флот рыскать вдоль границы не отправляют, но о войне думать все же не приходилось. Ромулус был не настолько глуп и силен чтобы пытаться атаковать Федерацию, находящуюся на пике военного могущества, по крайней мере Мураки считал так и никак иначе.
Пафосный и высокомерный трындеж ромуланца слушать совершенно не хотелось, лишь случайно выхваченное из разговора словосочетание «трилитиевая бомба» заставило лейтенанта навострить уши и попытаться боле детально вникнуть в происходящее. Вся эта история походила на сюжет дешевого шпионского романа, но все же даже малейшая вероятность того что настолько мощное оружие может оказаться не в тех руках заставляла нервничать.
Тут в разговор вмешался невесть откуда взявшийся Макаров, немного понаблюдав за трепыханиями подчиненного Махмуд лишь невольно улыбнулся. Его больше заинтересовал бойкий выпад первого, который явно считал, что ромулане что-то скрывают и не боялся говорить об этом вслух.
Впрочем, разговоры разговорами, но в предстоящей схватке тактическому офицеру отсидеться не получится – хищные птицы всегда были сильным соперником, а по поведению субкомандера было понятно, что «Келемвор» был птицей явно непростой. Оставалась надежда на то что ромуланцы получили повреждения в предыдущих схватках, но почему-то у Махмуда были большие сомнения на этот счет. Ничего кроме как вздохнуть младлею не оставалось, в ближайшие дни ему придется несладко.

0

8

Отдых на Звёздной Базе 152 не принёс Джулианне никакого морального удовлетворения. Слишком мало времени, чтобы слетать на отпуск на очередную конференцию, и слишком много, чтобы просто сесть и выпить качественных натуральных растительных напитков. Какое-то время она пыталась развлекать себя чтением, игрой на трёх музыкальных инструментах и обучению основам работы голодека, но было почти бесполезно. Особенно учитывая то, что тот, с кем триллка пыталась выйти на связь уже больше года, до сих пор не отвечал. Посему, сердце просило практической полевой работы.
Джулианна была счастлива заступить на должность. Даже не смотря на скучный брифинг сугубо тактической миссии с убийствами. Но где идёт бой - всегда нужны врачи. Доктор Бран размышляла - как бы убедить этого субкоммандера пройти медицинский осмотр? Наверняка ведь будет отнекиваться, увиливать и плести интриги, лишь бы не попасть в медотсек. Но стоило попытаться. 
- Субкоммандер Селтак, прошу прощения, что приходится вас перебить, я доктор-ксенобиолог Джулианна Бран. Во избежание медицинских сложностей по ходу миссии, прошу вас по завершению брифинга либо пройти на медосмотр, либо передать свои биометрические данные.
- Разумеется, доктор Бран. Сразу после окончания брифинга, - Селтак мило улыбнулся, чем немного шокировал триллку. Улыбка на лице, так сильно похожем на вулканское, вызвала у неё секундный когнитивный диссонанс. Но доктор Бран быстро справилась с ним - в конце концов, путать два биологических вида, даже имеющих общего предка, просто непрофессионально. Джулианна кивнула и села на место с надеждой, что этот брифинг закончится как можно скорее.

Отредактировано Julianna Bran (3 Ноя 2015 01:53:32)

+1

9

Капитан обернулся в сторону до сих пор молчавшей болианки, для которой участие в таких брифингах было все еще в новинку.
- Лейтенант Зова. - девушка выпрямилась. - проложите курс к нейтральной зоне. Чем скорее мы выполним задание, тем скорее все вздохнем спокойно. - по его тону было неясно, вздохнуть спокойно от поимки потенциального террориста или от того, что встреча с ромуланцами обошлась без драки.
- Да, капитан! Есть проложить курс! - Мирия все еще сдерживала себя, чтобы не расплыться в глупой улыбке во время обсуждения серьезной проблемы. Тем не менее, стоило ей покинуть конференц-зал, подавлять улыбку не осталось ни сил, ни желания, ни смысла. Лейтенант! Первое задание! Кнопка на форме! Мостик! Конечно, жалко было расставаться с Энтерпрайз,..Зова определенно будет скучать по байкам Гуинан о том как Райкер однажды влюбился в тран-
- В хорошем настроении, лейтенант?
- ОЙ, простите, коммандер, я на вас чуть не налетела.
- Ничего страшного, но впредь постарайтесь смотреть, куда идете, иначе мы будем видеться чаще, чем вам бы того хотелось.
- Конечно, доктор Селар. - хорошо, что доктор Крашер их не слышит, для нее эти слова звучали бы пророчеством.
Пройдя на мостик, Мирия заняла свое место за навигационной консолью. Бета квадрант... нейтральная зона... точные координаты-ввести... энтер. Осталось лишь проложить оптимальный курс с учетом перемещения звезд, туманностей, возможных аномалий, пары-тройки сверхмогущественных инопланетных сущностей, которых лучше обойти... Добро пожаловать на новый пост, Полли.

Отредактировано Miria Zova (3 Ноя 2015 02:09:02)

+2

10

Пока корабль летел к нейтральной зоне, экипаж искал себе занятия. К сожалению, все занятия сейчас были завязаны на ромуланском госте. Медосмотр, тактический инструктаж, новые инструкции от командования… Все это было для ромуланца равноценно удалению коренных зубов без анестетика, ведь его всегда учили не болтать лишнего, и вдвойне не болтать лишнего в присутствии федератов. А теперь ему приказали говорить. Но говорить ровно столько, сколько необходимо, и ни в коем случае не говорить то, что может повредить Империи, иначе самый безболезненный для него выход будет лежать через добровольное проглатывание капсулы с ядом, которую очень некстати офицеры безопасности быстро нашли и изъяли. Он пребывал в полной растерянности, не зная наверняка, что именно от него требуется, и где именно находится зыбкая граница его полномочий. Свою неуверенность он небрежно скрывал под толстым слоем сарказма, и поливал сверху ядом для посторонних ушей. В общем, для него это была самая ужасная командировка за всю карьеру. Питер прекрасно это понимал и испытывал чувство, находящееся где-то между полным моральным удовлетворением дискомфортным положением ромуланского гада, и искренним сочувствием к ромуланскому гаду. Расистом он себя едва ли мог назвать, но ромуланцы долгое время создавали о себе дурное впечатление, и капитан прекрасно понимал, что это была лишь игра на публику… но поделать с собой ничего не мог. Разве что поближе с ним познакомиться. Но более близкому знакомству помешали две вещи.
Во-первых Селтак был по уши завален различными делами, и на сон у него едва ли хватало времени.
Во-вторых на капитана только что обрушилась кара небесная в виде навязчивой лекции об астрофизических явлениях прямо в коридоре по пути в кают-компанию. Крилесс уже давно выучила маршруты старших офицеров и точно могла подобрать подходящий момент, в который может безнаказанно прицепиться к кому-либо, словно пиявка, охочая до чужого согласия со своими умозаключениями.
- Нет! – едва не перешел Питер на крик.
- Да! – последовала его примеру Крилесс, стараясь не отставать от капитана, постепенно ускоряющего свой шаг, - Гравитационная петля многое объясняет!
- Там нет никакой гравитационной петли! На границе плотная стена аванпостов, в которых сенсоров больше, чем у меня сейчас головной боли!
- Сенсоров? – фыркнула клингонка, - Да разве это сенсоры? Они не смогли засечь огромную военную птицу, доверху напичканную даже не бесчестными предателями, а бесчестными предателями бесчестных предателей!
- То есть вы утверждаете, что ромуланцы научились использовать гравитационные петли в своих интересах? – прозвучала издевательская интонация, - Может, они еще и черные дыры могут создавать?!
- Могут, - неожиданно ответила Крилесс, - Если в достаточно толстой звезде остановить ядерный синтез, чем то дерьмо, что от нее останется, не может называться черной дырой?!
- Следите за выражениями!
- Простите, капитан, в достаточно большой звезде, - поправилась она, - Черные дыры – это и есть труп достаточно массивной звезды.
- Логично, - задумался капитан и еще сильнее ускорил шаг, - А теперь отстаньте от меня, лейтенант и дайте мне спокойно отдохнуть.
- Нет! – отрезала она, - Вы, как капитан, не можете игнорировать научные факты!
- Могу!
- Не можете. Как офицер звездного флота, я сделаю все возможное, чтобы донести до вас это, даже если мне придется вбить вам это в голову! – прорычала она, едва не подавившись слюной.
- Что?! – резко остановился капитан, - Вы мне угрожаете, лейтенант?!
- Клингоны не угрожают, - прошипела она, - клингоны решают все либо в полном согласии, либо с честью и силой!
- То есть вы серьезно? Хотите мне силой доказать, что в нейтральной зоне была гравитационная петля?
- Да, капитан! Вы слепы, и я не вижу иного выхода, кроме как открыть Вам на правду глаза!
Крилесс была самым беспокойным, самым навязчивым и самым хлопотным офицером на корабле. Реальных проблем она не создавала, но вот вывести из себя умела. Иногда эти качества в ней Питера даже забавили. Иногда тревожили. Но не выгнал он ее со своего корабля преимущественно потому, что уважал в ней настойчивость, пусть ее настойчивость и не всегда была направлена в нужное русло. Иногда он ловил себя на мысли, что она понимает окружающих лучше любого бетазоида. Это было единственным объяснением того, почему она так уверенно танцует на краю пропасти и никогда не теряет равновесия.
Капитан согласился устроить «схватку во имя науки». Ему вдруг пришло в голову, что небольшой спарринг поможет выпустить излишнее напряжение. В конце концов, не все проблемы решаются вулканскими методами. Нельзя не заметить, что Крилесс это сильно удивило, ведь из ста человек, которым она хотела конкретно «набить морду» лишь пятеро соглашались, и один из них в итоге стал ее мужем. Наверное, это были самые ненормальные романтические отношения в Звездном флоте.
- Драться будем на моих условиях, - властно заявил капитан, когда оппоненты перешагнули порог голодека, - Здесь нет никаких чинов и званий. Никаких последствий, никаких наказаний, только старинный способ выяснить, кто из нас прав!
Он запустил свою личную программу, которая полностью отражала всю его ограниченность в способностях программирования. Но большой опыт программирования ему и не требовался, поскольку программа включала в себя ринг и две пары боксерских перчаток. Его дед любил бокс, даже не смотря на то, что этот вид спорта уже давно превратился в рудимент и отправился в ящик истории вслед за гладиаторскими поединками. Но, тем не менее, сам капитан так же полюбил эту боевую дисциплину. Он видел в ней строгую систему и исключительно спортивную направленность. Грация, с которой боксеры танцуют на ринге, его завораживала, а почти сверхъестественное сочетание скорости, силы и реакции – поражали до глубины души. Он и сам стал тренироваться еще в молодости, просто потому что ему это нравилось. Драчуном он никогда не был, да и насилия не одобрял, но бокс он почему-то считал столь же опасным, сколь и благородным боевым искусством. Такому в академии точно не стали бы учить, а вот клингоны наверняка бы одобрили, поменяв в нем некоторые правила.  Теперь он решил убить двух зайцев одним хуком: доказать Крилесс ее неправоту и окунуть ее в наиболее привлекательные темные стороны старого земного спорта.
Он бросил в Крилесс пару перчаток и приказал надеть их. Крилесс рассмеялась ему в лицо, после чего капитан перешел на крик и приказал более настойчиво. Он коротко объяснил ей правила бокса, и поначалу они показались клингонке слишком строгими. Затем он объяснил ей, что мужчин лучше не бить ниже пояса, и она согласилась, что правила честны и справедливы. Бедная Крилесс, всего лишь ученая, пусть и клингонская, никогда не отдавала себя боевым искусствам так, как это делали настоящие клингоны. Ради доказательства сомнительной теории она слепо бросилась на чужую территорию воевать по чужим правилам с человеком, который периодически бил грушу ничуть не менее беспощадно, чем в мыслях Крилесс расправлялась со своими коллегами по отделу астрофизики. Иногда капитан боксировал с голограммами, и голограммы быстро понимали, кто здесь старший по званию. Крилесс же не понимала ничего, кроме своих убеждений, и бросалась в бой на одной лишь агрессии и злобе, а ни один бой не выигрывается без ясного рассудка и четкой цели перед глазами.
Капитан немного задумался перед началом раунда, а правильно ли он делает, что собирается избить женщину? Пусть она и клингон, но она все равно женщина, а джентльмены женщин не бьют. Исключения существуют из всех правил, но тот ли это случай, когда исключение развязывает руки? Эти мысли были отогнаны воспоминаниями обо всех спорах, которые Крилесс чинила капитану, и в его глазах тут же загорелась уверенность и желание как можно поскорее с ней расправиться. Правила он ей объяснил, но не объяснил, как правильно защищаться от атаки. Это было подло, но Крилесс сама напросилась, и сейчас обязана была поплатиться за то, что попыталась пошатнуть капитанский авторитет. Ее стойка была в корне неправильной, и на секунду капитану стало ее жалко. Но только на секунду, ведь он вспомнил, что медицина сейчас на достаточной высоте, чтобы все обошлось без последствий.
Компьютер объявил начало раунда, и больше времени на раздумья не было. Крилесс сразу же открыла для атаки свое лицо, сама не понимая, что у нее не осталось никаких шансов на победу из-за такой маленькой, но крайне грубой ошибки. Капитан вывернул свой кулак в нужном направлении, оттолкнулся ногой от ринга, развернул свой корпус и превратил свою перчатку в орудие капитанского возмездия: точное, стремительное и твердое, как и его решительность. Очнулся он уже в лазарете.

0

11

Итак, спустя совсем короткое время после брифинга с участием ромуланского гостя, "Мария Кюри" приступила к выполнению новой, чрезвычайной боевой задачи - поиску корабля ромуланских ренегатов с опасным оружием на борту, а потому легла на курс к Нейтральной Зоне, к тем местам, где их цель и засекли в последний раз. А пока они были в пути, Макаров и его люди использовали этот шанс для подготовки возможной высадки на борт ромуланского судна, используя имеющиеся в соответствующих архивах Разведки Звездного Флота материалы по внутренней планировке ромуланских "хищных птиц" (хотя, следовало заметить, что планы были в некоторых частях весьма неполны, а потому в отношении части помещений удавалось построить только их предположительную симуляционную модель).
Так что помимо регулярных дежурств, Николай и его подчиненные отрабатывали штурм ромуланского корабля при помощи голодека, в том числе и "в условиях, максимально приближенных к боевым" (последнее значило, что механизмы голодека симулировали попадание из вражеского оружия при помощи фазерных разрядов на слабом парализующем эффекте. Разрядов которые совершенно точно не могли убить взрослого человека, однако был довольно болезненными, а потому были весьма неплохой инстинктивной мотивацией и во время тренировки по возможности избегать попадания в себя выстрелов солдат противника). Если честно, сам лейтенант не был уверен, что высадка вообще состоится и будет возможна, однако его работой было сделать так, чтобы десантный взвод был к ней готов, случись во время их неминуемого боя возникнуть надобности в абордажной операции по захвату вражеского звездолета.
Параллельно капитан, а также, насколько это знал Николай, по его негласным распоряжениям также офицеры военно-научного отдела корабля и даже пара офицеров-медиков пытались аккуратно "вытянуть" из ромуланского субкоммандера дополнительную информацию по случившемуся. Впрочем, опять же насколько это знал сам лейтенант, пока что без особого толку.
Впрочем, пока что у лейтенанта были свои вопросы, которые он хотел бы выяснить прежде, чем они вступят в непосредственный контакт с противником, а потому он отправил запрос на сеанс связи с шефом безопасности аль-Мураки, а когда последний отозвался и поинтересовался, по какому поводу его вызвают, Николай негромко обратился к своему шефу:
- Сэр, не могли бы Вы уделить некоторое время на обсуждение нашей текущей задачи и некоторых соображений, ее касающихся? Думаю, удобнее будет пообщаться на эту тему вживую...

Отредактировано Nikolay Makarov (3 Ноя 2015 23:14:17)

0

12

День тянулся мучительно долго. Перелопачивать донесения разведки и технические описание ромуланского оружия было делом не самым интересным, но все же подготовить некоторые «домашние заготовки» на случай боя, тактическому офицеру было необходимо. Частоты колебаний дизрапторов и соответственно оптимальные конфигурации щита для отражения выстрелов. Данные о повреждениях, которые понесли ромуланские корабли в ходе сражений с доминионом и все такое прочее. Рутина засасывала, не давала продохнуть. Хотелось выть, но все же это давало какую-никакую пищу для ума и фантазии.
Данные сканирования обшивки «Куропаток», как их шутя называли некоторые нерадивые курсанты академии, сменялись одна за одной. Точных данных о внутренней структуре боевых птиц небыло, но вот из этого можно было сделать много интересных выводов. Естественно, разведка звездного флота уже давным-давно занималась анализом и систематизацией всех этих данных, но пока с ромуланами не воевали и результаты этих исследований держали под сукном – от греха подальше. Сам факт таких изысканий, будь о них известно остроухим, вызвал бы дипломатический скандал. Это использовали бы в качестве обвинения в адрес Федерации, ибо зачем мирному государству изучать слабые места боевых судов своих соседей и недавних союзников?
Глаза уже начинали слипаться. Махмуду казалось, что еще мгновение и он попросту вырубится прямиком за рабочим столом. Запищал коммуникатор и тяжело вздохнув лейтенант нажал на кнопку вызова.  На экране появилось взбалмошное лицо Макарова, который начал спрашивать о особенностях задания и предлагал встретиться чтобы обсудить действия службы безопасности в сложившейся ситуации. Мураки лишь тихонько взгрустнул, кивнул подчинённому и назначил встречу в кают кампании, а затем в два глотка опустошив чашку давно уже остывшего кофе поплелся на встречу с лейтенантом.
Макаров был хорошим офицером, но иногда его излишняя энергичность и исполнительность надоедали Мураки. Он был из тех людей, которые любили блестящий хаос и действовать с определенной, почти что аристократической ленцой, пропуская все задачи через себя и лишь их творчески интерпретируя переподчинять кому-то более щепетильному, но сейчас Махмуд не мог позволить себе действовать таким образом ибо качественно выполнить большинство работы мог только он – нехватка опытных офицеров никуда не делась, не смотря на окончание войны.
Реплицировав себе тройной эспрессо и меланхолично поздоровавшись с Николаем, лейтенант плюхнулся в кресло и вздыхая протянул:
— Вы хотели обсудить задание? Что же, я Вас внимательнейшим образом слушаю, — едва не засыпая протянул младлей.

+1

13

- Так точно, уже направляюсь к Вам, сэр, - отчеканил Макаров, выключая личный терминал и направляясь на выход из своей каюты. Лейтенант за время своего пребывания на корабле уже успел сравнительно хорошо запомнить маршрут до кают-компании, а потому его мысли сейчас почти полностью занимали размышления на тему того, что именно он собирался предложить шефу безопасности Аль-Мураки. Если честно, чувства по этому поводу у Николая были довольно противоречивыми - с одной стороны, частью их приказов было по возможности сотрудничать с их ромуланским советником (и тут не надо было быть телепатом, чтобы понять, что ромуланина интересует только полное уничтожение мятежного корабля, таким образом, чтобы от борта (а также от возможно находящихся на нем компрометирующих материалов) осталось только облачко расширяющейся плазмы), к тому же, его подозрения и мысли по этому поводу могли оказаться лишь его личными подозрениями, и только. "С другой стороны", - мысленно проговорил лейтенант, параллельно отдавая команду компьютеру на запуск турболифта, - "это чертовски неправильно просто поверить на слово этому ромуланскому хмырю, учитывая насколько серьезна эта угроза". Погруженный в размышления, лейтенант даже не заметил, как лифт преодолел расстояние до нужной палубы и уже начал открывать двери.
Макаров вышел из кабины турболифта и проследовал дальше уже вполне знакомым маршрутом до кают-компании, где за одним из столиков его уже дожидался Махмуд Аль-Мураки, жестом пригласив его подойти поближе, а затем предположив (и притом правильно предположив) насчет цели его визита.
- Да, сэр, именно так, я бы хотел поговорить о нашей текущей боевой задаче - ответил шефу безопасности Аль-Мураки лейтенант, через полсекунды добавив - думаю, это не займет много времени.
Последнюю фразу Макаров вставил просто потому, что даже не обладая профессиональными медицинскими знаниями можно было заметить, что Махмуд Аль-Мураки за день успел порядком вымотаться, и насколько сам лейтенант мог судить по себе, в таком состоянии самым естественным желанием было завалиться отдыхать, предварительно по возможности послав все остальные дела к черту. В принципе, отвлекать лейтенанта Аль-Мураки сейчас еще и на свое дело было даже неловко, но Николай не мог быть хоть сколь-нибудь уверен, что в дальнейшем выдастся более удобное время.
- Не возражаете, если я сделаю себе напиток, сэр? - мягким голосом задал вопрос лейтенант, жестом руки указав в сторону ближайшего репликатора. Получив в ответ утвердительный кивок головы, Макаров синтезировал себе стакан яблочного сока и занял место прямо напротив кресла, в котором расположился сам нынешний шеф безопасности корабля. Сделав небольшой глоток напитка, лейтенант внимательно посмотрел на Махмуда и таким же тихим голосом продолжил:
- Сэр, я понимаю, что на данный момент капитан Тен Волде хочет следовать плану предложенному ему этим ромуланским субкоммандером, но то есть если по простому, уничтожить мятежный корабль с большого расстояния торпедными залпами. И именно в этой части я лично хотел бы заявить несогласие с этим планом, - Макаров прочистил горло и продолжил, - сэр, Вам лично не кажется странным, что на угнанном корабле оказываются трилитиевые бомбы, те самые, которые "убийцы звезд", а ромулане в ответ на вопрос об их происхождении только невнятно мычат? Или удивительная и до сих пор невиданная супер-маскировка, которая позволяет лететь незамеченным через полсектора? Возможно, я неправ и вообще это все досужие мысли от усталости, но видит Бог, эти ромуланские прохвосты могут затевать некий план, который может включать в себя ромуланский нож у горла всех остальных цивилизаций в этом квадранте. И, я считаю, что мы не можем просто так оставить это без внимания, сэр...
Николай демонстративно хмыкнул, после чего сделал небольшую паузу, чтобы до его непосредственного командира в полной мере дошел смысл его слов. Выждав пару секунд, лейтенант продолжил:
- А потому мое предложение, если в бою выдастся возможность обезвредить их корабль, но не уничтожать его полностью, предлагаю провести абордажную операцию и узнать, что именно произошло на этой чертовой "хищной птице". Думаю, это следует проделать просто из чувства самосохранения. И в связи с этим, у меня будет просьба - лейтенант снова замолчал на секунду, а затем, немного опустив взгляд, продолжил, - я и мои бойцы уже, на всякий случай, отрабатывают десантную операцию. А потому я бы попросил Вас передать этот план капитану Тен Волде. Думаю, Вас он выслушает и возможно... возможно тоже заметит те же странности, что вижу я.

Отредактировано Nikolay Makarov (5 Ноя 2015 01:16:35)

0

14

Субкоммандер Селтак собирался направиться в медотсек сразу же после окончания брифинга, но сделать это вышло далеко не сразу. Поэтому, когда он появился, Джулианна Бран и небольшая бригада медсестёр уже ждала ромуланина во всеоружии. На всех датападах были выведены известные данные о физиологии всех произошедших от вулканцев рас, а на терминале отображались нерасшифрованные медицинские данные субкоммандера на его родном языке, шрифте и системой измерения.
Как только ромуланин появился в дверях, Джулианна молниеносно подбежала к нему.
- Субкоммандер, к сожалению, мы не разобрали ваши медицинские данные. Пожалуйста, пройдите на биокровать для детального сканирования. А ещё вот вам датапад, пожалуйста, помогите интегрировать данные в систему...
Селтак предпочёл кивок и дипломатичную улыбочку вместо полноценного ответа. Никто не должен был знать об эмоциональном раздрае в его сознании. Последнее, чего ромуланец хотел - это случайно обматерить медицинскую службу, задающую слишком много вопросов. Он смиренно прилёг на биокровать и приготовился к худшему.
Спасение пришло с неожиданной стороны. Дверь медотсека открылась, и туда широким и торопливым шагом зашла доктор Селар.
- Обследование ещё не начали? - спросила она, взглянув на терминал с мед.данными.
- Нет, я как раз собиралась брать образец на полный тест ДНК, - ответила Джулианна, протянув руку к программному интерфейсу.
- Отойдите от пациента, доктор Бран. Чтобы избежать конфликтных дипломатических прецедентов, я проведу медицинское обследование сама. С данными я также ознакомлюсь самостоятельно. Прошу всех заняться своими делами...
- Но доктор Селар, он может быть..., - попыталась поспорить триллка, но безуспешно.
- Доктор Бран, ваша реакция нелогична. Медицинские данные - это часть личной жизни пациента. На ромуланских граждан не накладывается обязанность по передаче медицинских данных Федерации, и если его личная информация окажется в публичном доступе, правительство Ромула может потребовать от нас важной информации взамен. Надеюсь, вы поняли?
- Да, конечно, доктор Селар, но вдруг у него...
- Доктор Бран, я считаю угрозы нелогичными, но если вы ещё продолжите со мной спорить в присутствии пациента, я вынуждена буду спросить, как на вашей руке оказался браслет представителя расы, которая вышла в ВАРП только два года назад.
Последнюю фразу Селар произнесла так же сухо и спокойно, как и всё, что говорят вулканцы. Джулианне пришлось замолчать и отойти от биокровати. Как только доктор Бран отошла на несколько шагов, вулканка тут же приказала компьютеру поднять поле звукоизоляции и вывести все данные на её личный датапад. Главный медотсек показался Джулианне на удивление пустым, даже не смотря на присутствие в нём четырёх медсестёр. Триллка только собиралась вернуться на своё привычное место, как вдруг в двери ввалилась офицер Крилесс с капитаном на плече.
- Доктор Бран, добрый день! Пожалуйста,приведите капитана в чувство, кажется, у него сотрясение мозга! - выпалила клингонка.
- Тогда какого чё...почему вы его тащите на плече, а не воспользовались срочной медицинской телепортацией?!
- Ну, он проиграл научный диспут, и...
- Кладите его на койку, оправдываться будете перед доктором Селар! Доктор Селар! - крикнула Джулианна, но вулканка была слишком занята ромуланином. Увидев из-за поля происходящее, она спешно развернула Селтака в свою сторону и жестом руки приказала триллке заняться важным пациентом самой.
Джулианна взяла медицинский трикодер и просканировала тен Волде. Крилесс всё это время стояла рядом.
- Вы победили, теперь можете идти. Жить будет, почти ничего не сломано, - выпалила триллка, ввела капитану гипоспреем раствор, ускоряющий восстановление нервных тканей и прошлась регенератором по руке. К счастью, суставы не пострадали.
Крилесс развернулась и отправилась в научный отдел. Доктор Бран ввела Питеру тен Волде стимулятор, чем привела в сознание.
- Что...Крилесс, где она? - спросил он, увидев перед собой интерьер медотсека и возмущённое лицо Джулианны Бран.
- Лейтенант Крилесс отправилась на своё рабочее место. У вас небольшое сотрясение мозга, вы были без сознания. Необходимо восстановление нейронных связей, этим займётся доктор Селар, когда освободится. Ещё у вас была сломана рука, но процесс заживления уже почти завершён. Рекомендую её дождаться.
- Спасибо, лейтенант. Кстати, как себя чувствует субкоммандер?
Джулианна кивнула в сторону звукоизоляционного поля, за которым находились Селар и Селтак. Вулканка водила вокруг него медицинским трикодером и что-то говорила. Но капитан не мог разобрать и слова.

Отредактировано Julianna Bran (5 Ноя 2015 19:13:55)

+1

15

В гневных чувствах Сил вылетел из зала совещаний первым и направился прямиком в свою каюту, ни с кем из подчиненных по дороге не поздоровавшись.
- Андорианский эль, холодный! – Рявкнул он, добравшись до места назначения и сразу же прильнув к репликатору.
- Коммандер, вам личное письмо от доктора Ямагучи. – ответил ему компьютер, перед этим среплецировав заказ.
Услышав эту фамилию, Т'жеван вздрогнул, чуть не выронив стакан с холодным элем из рук. Официально доктор Осаму Ямагучи был его психиатром, помогал справиться с посттравматическим синдромом. Когда многочисленные осмотры на звездной базе двадцать четыре были закончены, тот каждые две-три недели писал Силу письма, где советовал как себя вести в тех или иных ситуациях, бороться со стрессом и тому подобное. Но это только официально.
На самом деле, Ямагучи скорее всего не было никакого дела до Т'жевана, ведь тот уже перестал быть его пациентом. Вместо доктора, письма ему писал совсем другой человек, с которым коммандер тоже познакомился на звездной базе. Письма от доктора для него были очень удобным прикрытием, в которых он прятал зашифрованный текст предназначавшийся только для коммандерских глаз.
Отпив немного эля и присев за свой стол, Т'жеван принялся за расшифровку сообщения. Незнакомец оставил его в неведении в свое время, не рассказав ему кто он такой и какие преследует цели, но Т'жевану было все равно. Самое важно, что с помощью этого человека, он сможет поймать предателя, что уже очень давно сливает жизненно важную информацию. Но вообще, по собственным предположениям Сила, «доктор Ямагучи» вполне походил на сотрудника очень внутренних и очень секретных служб Федерации, возможно даже полумифической «Секции тридцать один», но наверняка знать было нельзя.
Закончив с расшифровкой, Сил прочитал полученный текст:
«У вас гость на корабле. Еще один. На этот раз вполне официально, но ромуланец. Так что не завидую. Кого бы Империя не прислала, он скорее всего никто. Так громко на контакт со связными не выходят. Но если верить одной из теорий, наш маленький крысеныш вполне может торговать информацией. Зуб даю, что такую возможность он не упустит и воспользуется любым способом подобраться к почетному гостю и поболтать с ним наедине. Наблюдайте за ромуланцем, старайтесь не спускать с него глаз. Жду отчета через месяц, инструкции по новой шифровке приведены ниже.»
Т'жеван как раз прикончил свой эль и отложил падд со стаканом в сторону. Андорианца вполне можно было назвать параноиком, но «доктор Ямагучи» ему ни в чем не уступал, меняя шифровки с каждым новым письмом. Наверное, у него на то были свои причины. Поднявшись с кресла, Сил сверился со звездной датой. С совещания прошло не так много времени и он точно знал, что Селтак сейчас либо неподалеку, либо в самом мед-отсеке и поэтому первый помощник направился туда.
Т'жеван точно не ждал там никого кроме доктора Бран и субкоммандера Селтака, ну может еще парочки медсестер. Уж точно он не ожидал увидеть там капитана.
- Первый? – Вопросительно посмотрел на него тен Волде
- Что-то случилось, коммандер? У вас обеспокоенный вид. – Обратилась к нему Бран с трикодером наготове.
- Нет, со мной все в порядке… - начал было Сил, намереваясь избежать осмотра, но на него тут же напал Питер.
- Тогда, что вы тут делаете, первый? У вас что нет своей работы?
- Ну… сейчас не моя смена и я уже проверил боеготовность корабля несколько раз… - тут его взгляд скользнул по доктору Селар, что находилась за силовым полем и переговаривалась с их гостем.
- Что… что там происходит? – Неожиданно спросил коммандер.
- Осмотр пациента. – Ответила ему Джулианна. – Вы ведь были на совещании и знаете, что субкоммандеру необходимо пройти осмотр.
- Я знаю, но почему за силовым звукоизоляционным полем? К чему такая секретность?
- Доктор Селар запретила мне провести осмотр субкоммандера, - разочарованным тоном ответила ему Бран, - она очень быстро оказалась здесь еще до того, как я успела что-либо начать и заявив, что во избежание каких-либо дипломатических казусов, сделает все сама и «без лишних ушей». Вся полученная информация должна быть засекречена.
- Это еще почему? – Вспылил Сил, поразившись происходящему. Вполне возможно, что сейчас там за барьером Селар рассказывает Селтаку все выведанные ранее секреты. – Немедленно опустите поле!
- Коммандер, но...
- Первый! – Громогласно произнес тен Волде, попытавшись опереться на сломанную руку и завопив от боли, упав обратно на биокровать. – Что, черт подери, вы себе позволяете!?
- Капитан, пожалуйста, успокойтесь, - вмешалась Джулианна, - вам пока еще рано двигаться.
- Немедленно. Покиньте. Мед-остек. – По тен Волде можно было заметить, что он не шутит, его лицо приняло багровый оттенок и он словно готовился к выпаду, намереваясь как следует влепить своему первому помощнику. Его можно было понять: только что его как следует отделала лейтенант и скрылась из виду еще до того, как он пришел в себя, так что Питеру необходимо было на ком-то отыграться и учитывая нахальное поведение коммандера этим кем-то вполне мог стать именно он.
Буквально прочувствовав на себе всю силу этого гневного взгляда, Т'Жеван ничего не говоря развернулся на каблуках и вышел из мед-отсека. Он намеревался как следует пообщаться с Селар, когда у него появится время.

Отредактировано Syl T'zhevan (5 Ноя 2015 22:20:03)

+2

16

Наконец в медотсеке наступила тишина, и в голове капитана теперь не было ничего, кроме боли и звука бесконечно катающегося по кругу шара для боулинга. Краска постепенно начала сходить с его лица, и он сам себе пообещал, что обязательно проведет для своего первого помощника воспитательную работу. Затем он вспомнил, что его только что отправила в нокаут одна из его подчиненных, просто потому что той захотелось поспорить со старшим по званию, и издал болезненный смешок над собственной иронией.
- Могу я поинтересоваться, что произошло? - прозвучал женский голос где-то в дымке, все еще окутывающей капитанские глаза, сквозь которую он пытался разглядеть доктора Селар и ромуланского консультанта.
- Скажем так, - ответил капитан триллке и, перестав сопротивляться, позволил гравитации вернуть свою голову на подголовник, - Наш офицер по астрофизике выдвинула "научное предположение" о произошедшем в нейтральной зоне. Выдвинула, как видите, решительно... У меня там есть рассечение?
- Нет, только отек, - Джулианна чуть внимательнее присмотрелась к капитанскому лицу.
- А заодно, - продолжил Питер объяснять свою травму, - Она стала первым ученым, который убедительно опроверг третий закон Ньютона.
- Хотите, я дам Вам анальгетик?
- Нет, не стоит, - остановил ее капитан, разминая свою немного ноющую челюсть, - Вас в академии не учили, как правильно лечить переломы?
- Это было на первом курсе, - ответила она, ничуть не задумываясь, хотя по лицу было видно, что она явно пребывает в каких-то своих заботах, - Первым делом учат работать руками. Лишь в последнюю очередь - приборами.
- Обнадеживает, - ответил он, хотя и так прекрасно знал, чему сейчас учат в академии, - А лечить офицерские травмы учили?
- Офицерские травмы? - растерялась она и явно отвлеклась от своих дум.
- Да, офицерские травмы, - кивнул Питер, - У меня только что серьезно пострадала гордость. Скорее всего, это перелом со смещением.
- Пожалуй, это уже не по моей специальности, - наконец-то выдавила она из себя улыбку.
- Странно, - указал ей капитан носом на доктора Селар, - Я думал, изучить гостя поручат Вам.
- Доктор Селар решила, что она подходит больше для столь деликатной задачи.
- Ее право, - вновь выдохнул тен Волде, - Кстати, а Вы знаете, что такое "врачебная тайна"?
- Конечно, сэр.
- Ну так вот, - перешел капитан на зловещий полушепот, - То, что я тут валяюсь, и все, что я Вам только что рассказал - это врачебная тайна.
Бран понимающе кивнула.

-1

17

Пока все, так или иначе, крутились вокруг персоны Селтака, а некоторые вовсе поправляли здоровье после незапланированного нокаута, Финштад успел провести, вместе с инженерной службой, диагностику третьего уровня в главном репликационном узле, потому что Лейтенант Ори заметил, что вместо виноградного сока, ему был создан стакан полный мертвых дождевых червей. Поэтому после длительного и утомительного разноса и чтения лекции для бригады надзора за работой, злополучных, репликаторов, на тему “Важность чистки базы данных или основная причина неисправности репликационных устройств”, Бьорн направился в свою каюту и, приняв звуковой душ, решил провести заслуженное свободное время в голодеке, в надежде, что там дождевых червей он не увидет. Через несколько минут, облачившись в темно-лазурное поло с лычками на воротнике, белые шорты-карго в тонкую голубую полосу и неопреновые ботинки, Финштад направился к голодеку номер два, по пути здороваясь с проходящими мимо людьми и тихо что-то насвистывая себе под нос.
- Компьютер, - обратился к компьютеру Бьорн, стоя рядом с голодеком, - открыть двери.
- Невозможно. В данный момент голопалуба занята. – Невозмутимо ответил ему женский голос “Марии”
- Кто в данный момент там? – Спросил Финштад, потирая виски.
- Лейтенант Макаров, а так же шесть энсинов и два младших лейтенанта службы безопасности.
- Название программы? – продолжал он заваливать вопросами компьютер, раздражаясь всё сильнее после каждого его ответа.
- Абордажные учения, сценарий номер 34 “Ведение круговой обороны в условиях полного окружения” Автор лейтенант Макаров, звездная дата создания 53619.88.
- Остановить программу, приказ начальника инженерной службы. Сохранить последние координаты проекций в личную базу лейтенанта Макарова. Открыть двери. – Бьорн быстро вошел внутрь и тут же велел закрыть двери, после чего створки захлопнулись.
Внутри было темно, мрачно и пахло ромуланской архитектурой и потом. Голограммы агрессивно настроенных ромулан застыли в воздухе с дисрапторами третьего типа направленными на “группу высадки”, которая спина к спине стояли в некотором подобии баррикады на скорую руку, сварганенной из ящиков и прочей ерунды.
- Как это понимать? – Раздраженно спросил Бьорн подойдя к лейтенанту Макарову.
- Мы проводим учения, сэр – Невозмутимо ответил ему тот.
- Какие, к черту, учения?! Вы понимаете, что было бы, если бы эмиссар увидел всё это!? Мало того, что прямо перед атакой на Дэдэридекс, с прямым приказом “Уничтожить на месте” и прямым запретом капитана на абордаж, вы тренируете абордажную команду, так вы еще делаете это в публичном голодеке, в паршиво изображенных декорациях ромуланской боевой птицы!
- Но, сэр, могут произойти любые сценарии. Я лишь хочу держать своих людей в боевой форме, чтобы в случае чего мы могли быстро среагировать.
- Но не здесь же и не в такой обстановке! – Финштад протер лоб от выступившего на нем пота, - забирайте своих людей и тренируйтесь под палубой кормового ангара! Это приказ!
- Есть, - Макаров отдал честь и забрав с собой команду, уныло двинулся на выход.
- Это что, форма двухсотлетней давности? – Финштад рассматривал “Замороженного” ромуланца, - А черт с ним… Компьютер, закрыть существующую программу и открыть программу “Регата. Берега Панамы. Кубок Карибской Марины” Два часа дня, ясная погода, полный бакштаг.
Интерьер Ромуланского корабля пропал и на его место пришел морской солнечный день. Вокруг были слышны скрипы снастей, такелажа и громкие крики чаек. Море было усыпано дюжиной маленьких одномачтовых яхт, на которых суетились команды участников.
Бьорн оказался на великолепной белой яхте с огромным голубым парусом и названием “Мария Кьюри” вытесанном золотыми буквами на корме.
- Дорогие яхтсмены! – Прозвучал громкий голос рефери, орущего в микрофон, - Тридцать пятая, ежегодная Карибская Регата - Открыта! Поднимайте паруса, снимайтесь с якоря и отличного вам попутного ветра! – Прозвучал гудок и яхты быстро поплыли вперед.

Отредактировано Bjorn Finstad (6 Ноя 2015 22:42:15)

-1

18

Предложение Макарова вызвало у Мураки явное недоумение. Лейтенант сделал большой глоток кофе и проникновенно посмотрел в глаза подчиненного. Будь он не столько морально и физически вымотан он бы начал рассказывать об опасностях абордажного сражения и практической недостижимости условий при которых можно было хотя бы попытаться атаковать вражеский корабль таким образом, если ты не борг конечно, но силы уже давно оставили исполняющего обязанности начальника службы безопасности. Махмуд скорчил кислую мину и тихо протянул:
— Лейтенант, Вы как я вижу медаль захотели получить, естественно посмертно? — немного надменно, но в тоже время почти по отечески, сказал Мураки. — Вы неплохой парень и ребята у Вас бравые, но увольте, если мы хотя попытаемся то медальки получим мы все и земельный участок казенный — два квадратных метра с видом на академию Звездного флота, красота!  Только понаблюдать за этим мы не сможем, не думаю, что мусорщики будут отскребать наши останки уж очень тщательно, — язвительно прокомментировал он, - Скажу проще забудьте об этой идее, у нас нет точных планов корабля, экипаж которого насчитывает более полутора тысяч злых ромулан и даже если Вы туда попадете то шансов захватить его у Вас просто нет – математика чтоб её. Но для того чтобы вы попытались мне придется бить очень аккуратно и прицельно, подставляясь под огонь Птицы намного дольше чем необходимо. Хм, как бы объяснить, давайте мы спустим на Вас бешенного бульдога и вместо фазера дадим биту и руки свяжем за спиной, вот примерно что-то такое и выйдет. Так что нет и еще раз нет. Более того, я могу посоветовать лишь никому не рассказывать про эту идею – засмеют. Если это все то я Вас услышал и Вы меня тоже. Свободны. – Рявкнул Мураки и тяжело вздохнул: «Мда, хорошо, что я не пошел в пехоту – частые удары по голове явно сказываются на умственных способностях», - едва не ляпнул он, но вовремя поостерегся. Кажется, этот инцидент мог стать началом маленькой корабельной вражды, но Махмуда это интересовало в последнюю очередь.

0

19

- Да, пожалуй тут Вы правы, идея действительно слишком рискованная, - заметно понизив голос ответил Махмуду Макаров, сделав еще небольшой глоток напитка. Конечно, с одной стороны от "бравого наскока на ромулан" сквозило своей особенной "боевой романтикой", но с другой стороны - операция действительно грозила довольно серьезными потерями личного состава, да и к тому же насчет существенной сложности задачи "вывести из строя звездолет противника, но не уничтожить" аль-Мураки был совершенно прав.
- Но с другой стороны, сэр, - продолжил Николай, внимательно смотря на своего непосредственного командира, - мы будем самыми распоследними дураками в этой Галактике, если просто так позволим ромуланам подчистить следы того, что они затевают. Можете считать меня слишком подозрительным, но в данном случае я уверен, что эти ромуланские прохвосты действительно что-то затевают, причем нам это что-то с гарантией не понравится...
"И что бы там они не затевали, нам это точно и однозначно не к добру", - просебя добавил лейтенант, лихорадочно перебирая в голове варианты их (экипажа "Марии Кюри") дальнейших действий. Расчет на десантную операцию, пожалуй, действительно был слишком самонадеян и рискован. С другой стороны - позволять всему пройти ровно так, как этого хотел ромуланский посланник Селтак было, по мнению Макарова, не менее глупым, да к тому же еще и опасным (причем, возможно, опасным для всей Федерации) ходом. Потратив еще несколько секунд на размышление и "прокручивание в голове" возможных планов дальнейших действий экипажа, кажется он нашел еще один возможный вариант. "Лазейку", которая в теории могла бы позволить им узнать хоть немного больше (чем те куцые обрывки информации, что передал им Селтак) о ромуланских планах и причинах того, что произошло с мятежным "дедеридексом".
- Сэр, пускай идея с десантированием действительно не самая удачная, соглашусь.  Но, - Николай снова внимательно посмотрел на шефае безопасности, - Вы то сами как считаете, неужели мы должны дать ромуланам возможность прикрыть свои делишки, уничтожить все улики и даже не попытаться выяснить, что именно не так со всей этой историей с мятежной "хищной птицей", а возможно и не только с ней?

0

20

Спустя какое-то время, находящееся между двадцатью минутами и тридцатью часами, Селтака все же выпустили из-под звукоизоляционного купола. Гостя преследовали те же смешанные чувства, что и капитана, которому приходилось лечить свои травмы в его присутствии. По его (Селтака) выражению лица можно было понять, что все эти процедуры для него были пусть и необходимыми, но все же самыми натуральными хлопотами. Ведь все было просто: сломал руку – иди в лазарет, подхватил какой-нибудь инопланетный грибок – иди в лазарет, кто-то решил доказать тебе свою научную теорию – само собой в лазарет. Но задерживаться в лазарете, находясь при этом в добром здравии – это было столь же бессмысленно, сколь и утомительно. В конце концов, никому не хочется терять кучу времени просто на то, что люди в медицинской форме осматривают тебя изнутри и снаружи, что-то записывают, задают вопросы, загадочно дергают своей бровью, а потом отвечают «Свободен».
Капитан уже вставал с койки и собирался покинут лазарет, когда доктор Селар поднесла к его шее гипошприц, издавший характерный пшик.
- Ноотроп? – спросил Питер, потирая место инъекции.
- Ноотроп, - подтвердила Селар, убирая прибор.
- С намеком?
- Если и так, то с невольным.
Капитан спрыгнул с койки и немного потоптался на месте, разминая ноги и спину.
- Что думаешь?
Селар закрыла ящик и развернулась, явив Питеру немного напряженное выражение лица.
- Это было глупо, - заключила она емко и лаконично, резко расслабив плечи на выдохе.
- Не спорю, - на секунду стыдливо оторвал он от вулканки свой взгляд, - Но я не об этом спрашивал.
- Я не могу тебе выдать точное профессиональное заключение.
- Тогда выдай мне предварительный вывод.
- Состояние субкоммандера Селтака удовлетворительно.
- Удовлетворительно? – переспросил задумчиво капитан, взглядом прощупывая весь медицинский отсек в поисках любопытных предметов, за которые могло бы зацепиться внимание, - Иногда мне кажется, не слишком ли мы ему досаждаем?
- Медицинский осмотр – обязательная практика для всех находящихся на борту, - продекларировала она правило, которое капитан и так прекрасно знал наизусть.
- Да, я знаю, - попытался убедить ее капитан в том, что и так прекрасно знает это правило наизусть, - Но к его персоне слишком большое внимание.
- У нас есть логичные основания не до конца доверять ромуланскому представителю.
- В любом случае, я сильно сомневаюсь, что они заслали бы к нам террориста под настолько громким предлогом. Все это как-то…
Капитана резко перебил писк интеркома, из которого затем последовал голос Мирии:
- Мостик вызывает капитана тен Волде.
- Тен Волде слушает, - отозвался капитан, не сводя глаз с Селар, которая в свою очередь занималась тем же самым. Ни одному врачу не понравится, когда друг друга травмируют и калечат члены его собственного экипажа. Даже вулканцев в определенной степени это может несколько раздражать. Селар это раздражало более чем заметно – ее руки были сложены за спиной немного не под тем углом.
- Капитан, мы подлетаем к нейтральной зоне.
- Хорошо, - зачем-то кивнул Питер интеркому, - А почему Вы говорите это мне, а не первому помощнику?
- Первого помощника в данный момент нет на посту.
- Бардак! – зачем-то оскалил он зубы на интерком, и понял, что ему все же следует придумать повод выгнать Крилесс со своего судна, - Ладно, у Вас есть план полета?
- Конечно есть, сэр. Готова в любой момент притворить его в жизнь!
Проклятая болианская оптимистка имела наглость отвечать капитану энергичным тоном, ломая ему настроение для злости, разочарования и стресса. Капитан пообещал себе, что однажды понизит ее до пилота карусели.
- Притворяйте немедленно, - попытался тен Волде скрыть в своем тоне напыщенное недовольство, - Облетаем вдоль границы систему за системой. Иванова, Вы на мостике?
- Да, сэр! – точно так же энергично ответила Крилесс, и капитан понял, что против него зреет заговор, и его первый помощник точно в чем-то был прав.
- Тогда слушайте, на Вас задача изучить каждую молекулу и каждую электромагнитную волну на пути. Малейшие колебания энергии накрывать тахионной сетью. Любые аномалии проверять зондами. То, что поддается сканированию – сканировать. То, что не поддается сканированию – все равно сканировать.
- Сэр, вы уверенны, что тахионная сеть их обнаружит? – внезапно послышалась учтивость в ее голосе.
- Один раз наш аванпост их уже засек. Они точно не обладают идеальной маскировкой.
- А Вы подумали над моими словами? – все так же учтиво спросила она, но капитан понял, что это такое своеобразное клингонское издевательство.
- Подумал, - сохранив самообладание, прошипел капитан, - Сканируйте на все подряд. Мне плевать, найдете вы там гравитационную петлю или космический зажим для галстука. Ищите. Конец связи. – Капитан отключил интерком и позволил себе немного расслабиться. Для него этот день выдался ужасным, и он изо всех сил пытался сосредоточиться на миссии, чтобы отвлечься от покалывающего чувства уязвленной гордости. Но мысли о ромуланской птице в голову лезли столь же навязчиво, сколь и сама птица под сенсоры федерации.
- Зайди ко мне после смены, - прозвучало медицинское предписание главврача.

+1


Вы здесь » Star Trek: Marie Curie » Игровой форум » Эпизод 2: Беглецы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC