Star Trek: Marie Curie

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Trek: Marie Curie » Игровой форум » Эпизод 3: Странный новый мир


Эпизод 3: Странный новый мир

Сообщений 1 страница 20 из 75

1

Без малого восемьсот шестнадцать лет назад наши предки поклонялись богам, молились им и зависели от них. Они меркантильно считали, что вправе просить что-то у своих лордов, жертвуя для них что-то взамен. Они считали это бизнесом, и грызлись друг с другом за милость одного из всевышних. В мнимую угоду богов лилась кровь, раскалывались семьи, и росло напряжение между многочисленными кастами. Лишь одна богиня Тэя любила их всех искренней и чистой любовью, даря им покровительство, защищая их урожай от непогоды днем и присматривая за ними с небес ночью. Она избаловала своих подопечных и извратила понимание роли всего божественного пантеона в их существовании. Это был единственный раз, когда сразу весь пантеон пришел к единому мнению – Тэя должна умереть. С ее смертью начался хаос, земли разверзлись, моря и океаны вскипели, небо затянулось мутной пеленой, а воздух начал обжигать легкие. Птицы и звери начали устилать земли своими телами, урожаи начали гибнуть, а цивилизация рушиться. В отчаянии наши предки воздели руки к небесам и прокричали «Спасите нас», и им в ответ боги разом прошептали «Нет».  Былые надежды резко рухнули. Так началось Великое затмение. Те, кто решили выжить во что бы то ни стало, организовали массовый исход с мертвых земель в надежде, что на севере их будет ждать другая жизнь. Исход продолжался несколько лет, превратившись в самый жестокий процесс естественного отбора: сильные телом и духом решительно продолжали идти вперед, оставляя за собой след из сдавшихся и не справившихся с испытанием. Днем они смотрели на дорогу, а по ночам разглядывали небо в надежде вновь увидеть сквозь пелену чистый звездный свет. Боги тем временем наблюдали за ними, дивясь воле низших существ и их способности пережить конец света. Впервые за долгое время боги наслаждались тишиной.
Наконец, беженцы добрались до живых земель, практически не тронутых пеленой. Осознав, что ноги занесли их на край самого бытия, они остановились и решили довериться воле судьбы. Вскоре они начали замечать, что пелена над их головами рассеивается. Воздух начал очищаться, а семена вновь начали прорастать из почвы. Гордость богов за низших существ смягчила их сердца и дала умирающей цивилизации новую возможность расти и процветать. Смертные же поняли, что лишь общими усилиями они добились того, чего ни за что не добились бы одними надеждами на благосклонность высших сил. Роль богов была переосмыслена, и боги были освобождены от вечных прошений, жалоб и попыток подкупа, превратившись в путеводные маяки, помогающие каждому заблудшему скитальцу найти свой путь в этой жизни и обрести в ней цель. Служение избранному божеству превратилось в ритуал самоопределения, а жизненные принципы – в показатель собственного достоинства перед идолом. Общество очистилось от самых страшных пороков, выжившие мужчины и женщины обратились храбрыми отцами и любящими матерями, чьими детьми мы теперь горды называться. Новая цивилизация расцвела во всей своей красе. Раз в год они дружно выходили из своих домов и смотрели в небо. Наблюдая, как с чистейшего неба звездный свет заливает их лица, они понимали, что все сделали правильно и добились полной гармонии с божественным пантеоном. Так появился ежегодный праздник Звездного света, отсчитывающий еще один успешно прожитый год с Великого затмения.


Журнал капитана, звездная дата 53984.3. Экипаж Марии Кюри завершил первую фазу изучения ранее неизвестной цивилизации с планеты, носящей самоназвание Элэйс. В данный момент я собираю добровольцев для второй фазы, предполагающей непосредственную высадку на планету с целью непосредственного контакта с местными жителями и изучения социума изнутри. Желающих оказалось много. В довесок к сотне добровольцев сегодня на судно прибыл шаттл с кадетами, пишущими диссертации, дипломные работы или же просто проходящие практику. Быть в списке первооткрывателей хотят многие. Так же стоит отметить, что вся планета в данный момент готовится к празднованию местного нового года, что вдвойне подогревает интерес к высадке.


Все началось три недели назад по совершенно случайному стечению обстоятельств. Мария Кюри следовала к тройной звездной системе для изучения возможного природного образования гравитационной петли, но внезапно ее сенсоры зафиксировали характерное излучение термоядерного взрыва и колебания пространства рукотворного происхождения. Источник находился в пяти световых годах, и корабль немедленно изменил курс ради исследования причин взрыва. Экипаж готовился найти следы аварии старого исследовательского зонда, но обнаружил нечто гораздо более ценное – планету класса М и цивилизацию, находящуюся в предварповой эпохе и совершившей как минимум одну неудачную попытку преодолеть скорость света. Они называли свою планету Элэйс, следовательно были занесены в реестр под этнохоронимом "элэйсийцы".
Корабль, набитый тайными гостями, лег на высокую орбиту, прячась от их спутников и радиотелескопов за магнитными и гравитационными полями единственного их естественного спутника – Мю. Затем лингвисты поймали их радиосигналы. Сначала они освоили их язык, а затем начали изучать их культуру, религию и социальный строй посредством сети радиовещания. Эта раса сразу же привлекла к себе внимание своей гуманоидностью. Чем больше информации получали биологи из их эфира, тем сильнее приходили к выводу, что биологически эта раса одна из самых ближайших к землянам. На биологии сходства начинали заканчиваться, что сильно привлекло внимание профессиональных социологов, а затем и группу кадетов, готовящихся к выпуску из академии. Чего стоит хотя бы то, что это общество строилось на вере в пантеон из более чем шести сотен подтвержденных богов на любой вкус, не все из которых были «живыми». Да, в бессмертие в этом обществе не верили, даже когда речь заходила о богах. И при всей своей религиозности эта цивилизация не испытывала проблем с технологическим развитием или многочисленными табу на инакомыслие. Их пантеон всех принимал в той же степени, в какой и отвергал, и никому в голову не приходили такие глупости, как следование слову сразу нескольких божеств. Среди элэйсийцев, как и среди их божеств, были свои охотники, врачеватели, кулинары, творцы, воины, изобретатели, исследователи, стражи порядка, торговцы, и каждый из них чем-то дополнял это разношерстное общество. При наблюдении с небес их повседневная жизнь казалась столь же хаотичной, сколь и привлекательной.
Но вот настал тот момент, когда ученые решили – больше из сети радиовещания ничего полезного узнать не удастся. Так закончилась первая фаза изучения новой цивилизации. Экипаж знал достаточно для того, чтобы незаметно проникнуть в их жизнь и столь же незаметно из их жизни исчезнуть. Скорее всего, элэйсийцы никогда не узнают, что истинный первый контакт с федерацией был произведен накануне праздника Звездного света группой энтузиастов, одетых в их одежды, говорящих на их языке и живущих их жизнью.
Тем временем капитан был одержим идеей поскорее увидеть над своей головой небо – потолки, разливающие мягкий неестественный свет, после нескольких месяцев скитаний в глубоком космосе уже вызывали тошноту, и даже голодек постепенно терял свое целительное воздействие. Профессиональные психологи на этот счет советовали лишь одно – свежий воздух и несимулируемое пространство. Либо так, либо комнату, в которой был мягким не только свет, но и стены.
- Нет, - отрезал он, пытаясь вернуться к сложному моральному выбору между тремя повседневными нарядами, предложенными ему социологами.
- Почему?! – продолжала Крилесс заражать его своим неврозом, - Вы же сами говорили, что берете на высадку добровольцев!
- Во-первых, добровольцев и так более чем достаточно, - продолжал он настаивать, постоянно переключая на своем терминале изображение элэйсискийх зимних костюмов, - Во-вторых, я ценю Ваше рвение, но Вы не подходите!
- Чем это я не подхожу?! – оскорбилась она так сильно, что силой загнала экран терминала обратно в столешницу. Капитан понял, что высаживаться на планету нужно как можно скорее.
- Внешними качествами! – сорвался он на крик и резко умерил свой тон, глядя на не шелохнувшееся клингонское лицо, все так же скалящее зубы, - Вы не похожи на элэйсийку.
- Коммандер Т’жеван тоже не похож, но ему же позволено!
- Цвет кожи легко изменить, - попробовал Питер избрать другую тактику разговора, обращаясь к Крилесс, как к любознательному ребенку, - А его… «сенсорные наросты», скажем так, легко спрятать под головной убор. Благо, что у них там сейчас зима. А вот это от посторонних глаз спрятать невозможно, - бесцеремонно ткнул он своим пальцем ей в лицо, заранее попрощавшись со всей рукой.
- Что? – переспросила она, глядя на капитанский указательный палец, - Вам не нравится мой нос?
- ИМ он не понравится, - переместил он свой палец на окно, из которого открывался вид на большой голубоватый шар под названием Мю, а из-за одного из его горизонтов слегка выглядывал Элэйс, цепляя к себе взгляды своей бело-зелено-голубой палитрой. – Ваш клингонский нос, ваши острые зубы и ваш гребень ни за что не скрыть под головным убором, если только не нацепить на вас маску Санта Клауса! Но есть одна проблема – Элэйсийцы не носят масок. Тем более масок Санта Клауса!
- Я могла бы надеть маску последователей Цаптуса!
- Вы в своем уме? В их обществе следование мертвым божествам находится едва ли не на уровне племенного табу!
- Тогда повязку с жемчугом…
- Вы свой нос видели? – съязвил капитан.
- Это расовая дискриминация! – бросила она сквозь свои острые зубы не менее острый аргумент.
- Нет, это не игнорируемые факты!  - парировал капитан и понял, что снова повысил свой тон, - Вы же астрофизик!
- Я знаю, - ненадолго опустила она взгляд, начиная мириться с тем, что поверхность планеты она увидит только через телескоп, - Мне так сказали, когда я получала медаль за достижения в астрофизике.
- Я понимаю, что вы расстроены, - соврал тен Волде, - тем, что исследование гравитационной аномалии было перенесено на неопределенный срок. Но почему вы, будучи специалистом по астрофизике, так яростно рветесь на поверхность этой планеты? Что Вы там надеетесь найти?
Крилесс распахнула глаза, заполненные черными блюдцами широких зрачков, через которые можно было разглядеть внутренние стенки ее черепа, облепленные типичными клингонскими проблемами, вроде гравитационных петель, строптивых капитанов и надоедливых кадетов, требующих присмотра. Разлепив губы, она наполнила свой голос страстью и тщательно прожевала каждый выжатый из глотки звук:
- Выпивку.
Вот до какой степени ей казалась безнадежной их новая миссия.

+2

2

- Лейтенант-коммандер, вы не понимаете! – Яростно и отчаянно воскликнул Корай, пытаясь поспевать за быстро шагающим Финштадом, - Сунтак это очень важный элемент повседневного наряда в культуре Элэйсийцев! Вы должны добавить его в список обязательных вещей для наземной группы!
Финштад наконец остановился, потер висок и посмотрел на телларита, который действовал ему на нервы уже последние сорок минут.
- Господин Корай, у меня здесь заказ больше чем на полторы тысячи единиц предметов личного гардероба и туалета, - устало и слегка раздраженно начал в десятый раз повторять уже надоевшую ему речь Финштад, - Верхняя одежда, нижняя одежда, - начал он загибать пальцы, - носки, теплая одежда, предметы обихода, само собой традиционные, наручные часы, с которыми с трудом справляется наш репликатор и конечно же еще по две пары обуви на человека. Ах да! – Воскликнул Бьорн, - Еще необходимо сделать денежный запас, сумма которого была бы эквивалента бюджету маленькой страны, из проклятых лакированных деревянных дощечек!? А теперь вы еще хотите, чтобы мы заставили репликаторы делать сложную железяку, из сплава платины и вольфрама, смысл которой я так и не могу понять, кроме как “Куантро”, что бы это там не значило!?
- Но Лейнтенант-коммандер!
- Довольно! Капитан выдал мне четкий список, по которому я и намерен работать. Мы всецело ценим ваш вклад и прекрасно понимаем вашу обеспокоенность успехом операции, но ради всего хорошего, не впадайте в состояние исследовательского фанатизма! Если вы хотите, чтобы я этим занялся – идите к капитану. У вас будут ваши “Сунтаки”, только когда я лично получу от капитана приказ.
Универсальный переводчик отказался переводить последующую речь толларита, который громко топая и яростно жестикулируя побрел к выходу из отсека. Финштад наконец то вздохнул спокойно и уже собирался было пойти к себе в каюту, как к нему подбежал Венкат.
- Шеф, у нас проблема с нижним бельем и обувью.
- Что там еще? – чуть не застонав уставился на Венката Бьорн.
- Боюсь мы не учли расовые особенности некоторых видов, которые отправятся вниз. Дело в том, что… - Финштад схватил Венката за плечи и посмотрел ему в глаза.
-  Ни слова больше! Я вам всецело доверяю самостоятельное решение возникшей проблемы…с нижним бельем. Приступайте.
Бьорн мухой вылетел из отсека, оставив позади озадаченного Венката и проблемы с исподним.

Отредактировано Bjorn Finstad (12 Дек 2015 20:14:20)

0

3

Сил практически ворвался в каюту Селар, через мгновение, после ее «войдите». У него не было времени на пустые разговоры.
- Вы не во время, коммандер, – сказала она, не отвлекаясь от своих личных дел. Было видно, что она к чему-то готовится, но Т'жевану было все равно.
- Вы читали отчеты? – Сразу же спросил он, - проводилось расследование по поводу отключения силового барьера в медицинском отсеке.
- Да, я ознакомилась с ними.
- И вам это не показалось странным? Никаких следов взлома, кто-то просто взял и отключил барьер.
- Вы говорите о саботаже, хотя в официальных отчетах этого не подтвердили.
- Но это же очевидно! – Воскликнул Сил, - кто-то намеренно пытался выпустить дрона из клетки. Я уверен, что это саботаж. И я даже знаю, кто его устроил.
Внезапно Селар оставила все свои дела и уставилась на Т'жевана. Взгляд ее не выражал ничего особенного, но первый помощник вдруг почувствовал в нем толику осуждения.
- Вы снова принялись за старое, коммандер, – утверждающим тоном сказала она, - с вами работал корабельный психолог, вы несколько раз бывали у меня за эти четыре месяца, но это навязчивая идея все равно лезет вам в голову.
- Но Селар! На этот раз на моей стороне факты. На корабле что-то происходит и этого нельзя отрицать.
- Если вы в этом так уверены, то воспользуйтесь своим положением и отдайте приказ провести новое расследование.
- Ну уж нет, - покачал головой Сил, прохаживаясь вдоль и поперек по чужой каюте. - я ведь его спугну. Любой начинает делать ошибки, когда думает, что в безопасности.
- Коммандер, - снова обратилась к нему вулканка, - если вы считаете, что кораблю угрожает опасность, то вы должны поставить в известность капитана.
По лицу Т'жевана пробежала раздраженная ухмылка и он отмахнулся.
- Да, это было бы отличной идеей. – Саркастично произнес он, - только тен Волде не хватало втягивать в эту операцию. Он либо получит лишний повод отстранить меня от дел, либо разрушит все над чем я работал, как слон в посудной лавке. Ему не хватает тонкости для такой работы… или уважения в мой адрес, для начала
- Ваше мнение о нем предвзято, коммандер. Вам следовало бы пообщаться с капитаном как следует. Нельзя работать в такой обстановке.
- Нельзя работать на этом корабле, когда по нему гуляет саботажник! Вы вообще думали об этом? Вы главный врач, Селар, и тот, кто это сделал – один из ваших подчиненных. Вот он и замёл следы как следует.
Селар ничего на это не ответила, продолжив подготавливать свою каюту к чему-то.
- На вашем месте я бы присмотрелся ко всем, - добавил Сил, - если заметите что-нибудь подозрительное – дайте мне знать, хорошо?
- Хорошо, коммандер. Я помогу вам. Но даже, если на корабле и был совершен саботаж, то я не думаю, что он связан с вашим личным расследованием. Вам следует прекратить всю эту конспирацию и обратиться за помощью в службу безопасности.
- Принято к сведению, доктор. – Кивнул Сил, - а теперь я покину вас. Мне надо готовиться к высадке на Элэйс, а то я еще не похож на местных жителей.
Т'жеван направился к выходу и открыв двери сразу же столкнулся с капитаном. Подобное происходило уже не первый раз и всегда вызывало раздражение у последнего.
- Первый! – Почти угрожающе воскликнул тен Волде, - почему не в лазарете и почему до сих пор голубой?
- Как раз направлялся туда, сэр…
- Через каюту доктора…
- Да через каюту доктора Селар, капитан. – Перебил вопрос Питера первый помощник, явно позабыв про субординацию. – У меня был ряд вопросов медицинского характера об атмосфере этой планеты и как она может повлиять на особенности андорианского организма.
- Андорианского организма, значит? – С подозрением спросил Питер и через плечо своего первого помощника, глянул на Селар. Та кратко кивнула. – Ну и хорошо, первый. Продолжайте.
Сила не пришлось просить дважды и он очень быстрым шагом направился в лазарет, даже не смотря на то, что предстоящая операция его не радовала.

Отредактировано Syl T'zhevan (12 Дек 2015 20:23:19)

+1

4

По правде говоря, как ожидал сам лейтенант Макаров, принимая во внимание практически однозначный провал их предыдущей миссии, причем провал, который потенциально еще и увеличивал военный риск для Федерации, довольно вероятным исходом по возвращению на базу для экипажа "Марии Кюри" было бы расформирование с дальнейшим определением кого-то прямиком под трибунал, а кого-то - продолжить службу на иных кораблях, звездных базах или аванпостах Звездного Флота Федерации.  Учитывая обстоятельства, это было бы вполне логично и оправдано, и потому Николай именно подобного исхода разбирательства командованием всего произошедшего и ожидал.
Тем не менее, возможно потому, что им все же удалось получить довольно ценные разведданные, а также компромат на ромуланцев, возможно по какой-то причине, о которой ему, как младшему командиру десантников едва ли положено было знать, командование ограничилось несколькими выговорами с занесением в личное дело, выражение "официального неудовлетворения командования Флота", а затем отправкой с миссией вида "чтоб глаза мои больше вас не видели, да подольше". Ну, если быть совсем точным - их официальная первоначальная миссия была связана с поручением научной группе корабля (которая, надо было отметить, единственная со всеми своими задачами полностью справилась) исследовать некую гравитационную петлю или что-то вроде. Вот только, до звездной системы назначения они так и не долетели, зафиксировав странное пространственное искажение явно рукотворного характера и отправившись исследовать его. Решение изменить курс оказалось, при этом, на удивление оправданным, поскольку вместе с возможным источником этой самой пространственной аномалии они нашли и доселе неизвестную Федерации цивилизацию разумных гуманоидов.
Следующие несколько недель "Мария Кюри" висела в гравитационной тени спутника Элейса (так местные называли свою планету) и изучала цивилизацию ее обитателей по данных радиоперехвата. В целом, наверное, их находку следовало признать удачной - элейсийцы были почти неотличимыми внешне от землян гуманоидами, чья цивилизация уже вплотную подходила к открытию межзвездных полетов и обладала довольно богатой и интересной культурой. Насколько это было известно самому Макарову, командование находку тоже оценило, и "Мария Кюри" как раз сейчас готовилась принять шаттл с делегацией кадетов-выпускников Академиии Звездного Флота, которые также должны были принять участие в изучении собранного экипажем массива данных о местной цивилизации. Впрочем, оставалась самая трудная часть - команде добровольцев надлежало высадиться на планету для проведения сбора информации "непосредственно на месте", притом сделать это так, чтобы местные не узнали о присутствии чужаков. Специализация самого лейтенанта предполагала, что ему надлежит принять во всем этом участие, пусть и с довольно ограниченной ролью - быть там на случай, "если что-то пойдет не так". В принципе, учитывая почти полную идентичность внешнего облика землян и элейсийцев ничего особо трудного в этом не было, задачей Макарова было "ни во что не влезать и, по возможности помалкивать", пока ученые делают свою работу, "вступив в игру" только если местные проявят немотивированную агрессию к исследовательской группе.
"В принципе, ничего сложного.. наверное", - подвел итог своим умозаключениям Николай, отправляя по внутрикорабельной инфосети запрос относительно готовности комплекта необходимой для данного задания одежды. Учитывая, что у местных в самом разгаре были новогодние празднования, он постарался подобрать такой костюм, чтобы выглядеть просто одним из находившихся на плановом (ввиду праздника) отдыхе рабочих расположенного неподалеку с планируемым местом высадки горнообогатительного комбината. По расчетам самого Макарова, это должно было идеально соответствовать его планам - в таком наряде он не привлекал бы лишнего внимания и надежно "сливался с толпой". К тому же, входившая в костюм куртка свободного покроя позволяла сравнительно легко спрятать раскладную электрошоковую дубинку, которую лейтенант "на всякий пожарный" собирался все же захватить с собой...

Отредактировано Nikolay Makarov (12 Дек 2015 22:10:38)

0

5

Джулианна сидела у себя в каюте и выбирала из тонны оттенков тональников. Нужно было подобрать оттенок для закрашивания пятен, а хирургического изменения внешности хотелось бы избежать. Разумеется, все маскирующие средства были суперсовременными - наносились мгновенно, подстраивались под тон кожи и не стирались до тех пор, пока сам не возьмёшь особый раствор-нейтрализатор. Но, почему-то, сейчас её беспокоил именно выбор между телесно-розоватым и розово-телесным. Наверное потому, что экипаж был занят подготовкой к высадке, и никаких медицинских проблем, кроме психологических, ни у кого не наблюдалось. А в психиатрии и, тем более, в ксенопсихиатрии, Джулианна разбиралась не особенно хорошо. Зачем угадывать содержимое мозга, когда можно просто вскрыть черепную коробку и посмотреть?
Тем временем, взятые у борга-Т'Жевана наноботы в данный момент проходили автоматический эксперимент по уничтожению группы самых опасных вирусов, взятых с пятнадцати разных миров в разных частях квадранта.
Случилось и кое-что приятное. Несколько дней назад Джулианна всё же получила долгожданный ответ. Ретранслятор у родной планеты её возлюбленного был установлен, и он сразу же вышел на связь. Правда, ненадолго - только и успел сказать, что сам улетает в какую-то миссию аж в соседний квадрант в качестве члена исследовательской группы на корабле Федерации. Разговор вёл профессионально, но свой брачный браслет на руке показать успел. Джулианну это успокоило, и свой она тоже решила не снимать. По крайней мере, до следующего сеанса связи.
Люди с планеты доктора Бран, конечно, интересовали. Всё же, неизвестное родство с хомо-сапиенс...как бы они её не раздражали, но изучать их как-то надо. Может повезёт, и результаты исследований покажут, что хомосапиансы являются экологической катастрофой, и ихнужно будет срочно выкинуть из галактики ради всеобщей безопасности. Закончив с гримом и вздрогнув от собственной схожести с ненавистным ей видом, Джулианна отправилась сообщать о своей готовности к высадке.

0

6

Бьорн мухой вылетел из отсека, оставив позади озадаченного Венката и проблемы с исподним... и едва не налетел, на болианку, которая, каким-то образом не потеряв равновесия, тут же встала перед ним по стойке "смирно"
- Доброе утро, коммандер! - бойко поздоровалась она. - Я забыла в отсеке кое-какие вещи. Вам помочь, пока я здесь?
- Да нет, не думаю... - устало ответил лейтенант-коммандер.
- Лейтенант-коммандер, одно уточнение по поводу белья-
- Хотя с другой стороны да! Можете! помогите Венкату! Спасибо! - с этими словами главный инженер направился к себе в каюту, плавной походкой на скорости варп 1. Мирия, в свою очередь, обернулась к Венкату.
- Чем могу помочь?
- Эм.. - слегка замешкался тот. - дело в некоторых особенностях анатомии телларитов, андорианцев и болиан.

В тот день молодой офицер узнал очень многое: о болианах, об андорианцах... Он узнал вещи, не предназначенные для ушей простых смертных, по крайней мере землян. То было знание, вызывавшее больше вопросов, чем давало ответов. О чем Венкат думал в те несколько минут? Никто не знает. Может быть размышлял о том, откуда молодая болианка Мирия знает андорианскую анатомию едва ли не лучше, чем болианскую?
- А вот на счет телларитов помочь, к сожалению, не могу, с этим лучше к Кораю. - девушка лучезарно улыбнулась. - пойду заберу свой трикодер. - и она ушла в инженерный отсек, пока Венкат провожал ее взглядом в две тысячи ярдов.

Отредактировано Miria Zova (24 Дек 2015 01:47:46)

0

7

Ученые различных пород с Марии Кюри за три недели получили столько различной информации об элэйсийцах, что на ознакомление с ней требовалось по меньшей мере три года. Трех лет у капитана, разумеется, не было, а вот небольшие щелочки в графике были, и он по возможности старался в эти щелочки утрамбовывать «домашнюю работу». Взялся за это дело он в высшей степени с фанатизмом, читая различные доклады на мостике, в своем кабинете, у себя в каюте перед сном, у себя в каюте во время сна, в гимнастическом зале, в коридорах, в турболифтах, в лазарете и в инженерном отсеке, лихорадочно при этом вспоминая, каким именно ветром его во время чтения занесло в лазарет/инженерный отсек. Этой ночью во время чтения он понял два интересных факта: во-первых вулканцы не любят, когда партнер что-то читает во время сеанса совместной медитации, а во-вторых вулканцы могут «по-вулкански» поругаться со своим партнером и «по-вулкански» выгнать своего партнера из своей каюты. Пока Питер возвращался в свои капитанские хоромы, он поднимал себе настроение увлекательнейшим чтивом про систему подземного транспорта элэйсийцев, параллельно пытаясь понять, что только что произошло, и где он оставил свой коврик для медитации.
Настало время обеда, и он продолжал читать, игнорируя остывающий суп, предпринимающий последние попытки привлечь к себе внимание своим расползающимся по воздуху ароматом. Ни суп, ни чтиво не были истинной причиной, по которой он в этот момент времени решил оказаться в кают-компании, и истинная причина с тем же успехом покинула его голову, пока не обрела плоть и не привлекла к себе взгляды примерно семнадцати глаз. Униформа без знаков отличия вмещала в себя высокую кадетку, с чьей головы едва ли не до самого пояса струился водопад из чистого золота, чьи губы кривились в кокетливой ухмылке, чьи глаза были обильно сдобрены тремя видами косметических средств, и чья походка выдавала в ней скорее бунтарку, нежели перспективного офицера. По документам она числилась, как Триция Торренс, но ее имя обычно ни у кого в памяти не откладывалось, и все ее знали лишь по фамилии.
- Капитан тен Волде, - поздоровалась она без лишних формальностей, остановившись возле столика со скульптурой читателя, - А мне тут нашептали, что Вы очень меня хотите.
- Да, - наконец-то позволил капитан себе отвлечься от ПАДДа и наградил наглую девицу своим строгим взглядом, - Вы, я вижу, так спешили сюда, что не дослушали, чего именно я от Вас хочу.
- Я присяду? – проигнорировала она колкость и приземлилась на свободный стул, едва не расплескав свои струящиеся волосы в капитанский суп.
- Вас не учили, что по уставу в служебное время волосы должны быть забраны? – с недовольством переместил он тарелку поближе к себе и подальше от ходячей рекламы средств ухода за волосами. Воистину она была самой раздражающей из всех вновь прибывших кадетов, и капитан верил до последнего, что готов к этому. После Крилесс ему казалось, что он готов вытерпеть все.
- И что Вы со мной сделаете, отдадите под трибунал? – фривольно усмехнулась она, но все же вытащила из своего кармана заколку и начала демонстрировать, сколько необходимо потратить времени и сил, чтобы заколоть эти волосы так, чтобы они точно не мешались своей хозяйке.
- Нет, - мотнул он головой, с интересом наблюдая процесс укрощения золотой гривы, - Просто запру Вас в Вашей каюте до конца миссии. Тоже самое я сделаю за любые другие нарушения порядков на борту этого судна.
- То есть я не могу попросить у Вас выдать мне другую каюту? – продолжила она всеми силами показывать всю пустоту слова «субординация».
- Вас не устраивает Ваша каюта? – зачем-то спросил капитан, заранее наплевав на все возможные претензии.
-Она бы меня устраивала, если бы мне не приходилось делить ее сразу с тремя.
- Это космический корабль, а не академический комплекс, - надменно отхлебнул капитан остывший суп.
-  Вам легко говорить, у Вас же одиночная каюта.
- Если Вы видите в этом проблему, то знайте, что мое пребывание здесь – обязанность, а Ваше – привилегия. Есть проблемы – решите самостоятельно. Не можете решить проблему – смиритесь.
- Вы знаете, что сказал бы на это мой отец? – внезапно выпалила она, положив свои локти на столешницу и просверлив капитана своим любопытным взглядом сквозь хитрый прищур.
- Конечно, знаю, - позволил себе капитан немного расслабиться, - Он бы сказал, что я с Вами был не достаточно строг и должен был при малейших проблемах за волосы тащить Вас на гауптвахту.
- Ох… - разочарованно протянула она и немедленно убрала руки со стола, - Так Вы уже говорили с ним?
- Разумеется, - кивнул Питер и отодвинул от себя пустую тарелку, - Он мне много о Вас рассказал. И я пообещал ему, что лично проконтролирую Вас.
- Меня? – удивилась она, - А зачем меня контролировать? У меня в академии не было ни одного дисциплинарного взыскания.
- Разумеется, не было, иначе Вас бы к этой миссии не допустили. Но тут не академия. Порядки здесь другие, и Вам придется к ним приспособиться. Адмирал Торренс уверил меня, что вы будете пагубно влиять на экипаж.
- Он так сказал? – изумилась она, - Неужели я его чем-то расстроила сильнее обычного?
- Если честно, то мне нет дела до Ваших с ним взаимоотношений, - он встал из-за стола, и его руки автоматически начали собирать ПАДДы со столешницы, - Разбирайтесь с ним сами, но на МОЕМ корабле ведите себя достойно.
- Да, капитан, - саркастично выплюнула она ему вслед и недовольно фыркнула.

+1

8

Нынче Мария Кюри всё меньше походила на судно Федерации, о чём можно было судить по потерявшей актуальность униформы Звёздного флота, которая отдала пальму первенства всевозможным нарядам с Элэйса. Ван также следовал последним модным тенденциям, чем вызвал недовольство у одного из членов экипажа по пути в кают-компанию.
- Вы заблуждаетесь, лейтенант, - утверждал эмиссар своему собеседнику, - бирюзовая мантия является обязательным атрибутом одежды служителей Леора.
- Только во время похоронных церемоний! - неустанно доказывал свою правоту лейтенант-ксеносоциолог. - В повседневной жизни они одевают тёмно-синие мантии!
- Тогда почему служители Леора носили бирюзовые мантии во время церемонии инаугурации тридцать девятого императора Кадетви?
- Потому что оплакивали смерть предыдущего императора!
- Но ведь он умер за полгода до этого!
- Служители Леора оплакивают умерших в течении 200 дней.
- Вздор! В посвященной им статье в основной энциклопедии говорится лишь об одном месяце!
- Это по новому стилю. Традиционный же предполагает 200 дней скорби.
- Да быть того не может! Я достаточно тщательно изучал служителей Леора, и знаете что? Они везде были изображены в бирюзовых мантиях!
В этот момент двери кают-компании автоматически распахнулись, выпуская оттуда увлечённого своим ПАДДом капитана. Он мог бы даже не заметить дипломата, но двухметрового бетазоида трудно было не заметить.
- О, мистер Милод, - обратился тен Волде. - Вы кого-то оплакиваете?
- Чёрт, - выдохнул Ван, признавая своё поражение. - Надо сменить мантию.
- И получше изучить ритуалы служителей Леора!

0

9

- Капитан, - собираясь уходить вдруг сказал Милод, словно бы что-то вспомнил, - Вы кое-что забыли…
- Я? – отвлекся он от своего ПАДДа.
- Да, - эмиссар жестом указал на свою шею, и капитан нахмурился, лихорадочно вспоминая, чем эмиссару не понравилась его шея.
- Ах, это… - протянул капитан разочарованным голосом, - А как вы узнали, что я об этом забыл?
- К сожалению, капитан, это государственный секрет… - загадочно попрощался Милод и услышал вслед мысли ненависти капитана к телепатам.
Высадка на чужую планету физически не могла обойтись без одной маленькой, но невероятно важной штучки. Эту штучку лучшие умы федерации, стоящие на передовой научного фронта, называли автопереводчиком. Под прессом технического прогресса эти хитрые магические устройства каждое десятилетие уменьшались в размерах. В конце концов, инженеры смогли при помощи своих нанотехнологических молотков утрамбовать их в комбэджи и заставить работать в том же качестве, что их предшественники. А теперь они стали еще меньше, но технология спросом не пользовалась, пока дело не доходило до тайных операций, в которых разведчики должны быть максимально независимыми от технологий. Независимости научный прогресс никому не дал, но научился весь комбэдж вместе с коммуникатором и автопереводчиком имплантировать человеку под кожу, чтобы даже самый рассеянный человек смог его потерять лишь вместе с головой.
Все свободные руки лазарета в данный момент были заняты повторяющейся чередой действий: зафиксировать человека на биокровати, обездвижить ему голову, вести местный анестетик, рассечь кожу на его шее и нащупать желобок между мышечными и челюстными тканями, куда можно пристроить тонкую чувствительную технологию, чтобы она работала должным образом и при этом не доставляла дискомфорта своему носителю. И вот спустя короткое время доктор Селар проводила эту операцию над капитаном и призывала его не разговаривать во время имплантации.
- Это очень тонкая технология, - продолжала предостерегать своего пациента главврач, - Она может дать сбой или полностью выйти из строя при сильных физических воздействиях.
- То есть, если меня ударят по голове? – промямлил капитан, стараясь свести движения челюстью к минимуму.
- В том числе это касается ударов по голове, - не отрывала она взгляд от внутренностей капитанской шеи, - Поэтому я призываю вас избегать насилия.
- Поэтому я и не взял Крилесс, - попробовал искривить он хитрую ухмылку, - Почему нельзя было сделать имплантат прочнее?
- Прочнее? – усмехнулась Торренс, все это время сидящая напротив биокровати и скрашивающая ожидание своей очереди чтением докладов с капитанского ПАДДа, - А я думала, что вы были врачом!
От нее пахло духами и невежеством. Питер трижды пожалел о своем обещании контролировать ее – в ответ на это она негласно объявила нечто вроде белого бунта, навязывая капитану свое общество и стараясь надолго не покидать поле его зрения, словно надоедливая космическая муха. Возможно, так же она доставала и преподавателей академии, а те в ответ не имели достаточных оснований для какого-нибудь строгого выговора. Желание прогнать ее на другой конец судна нарастало, но реальных проблем кадет Торренс пока не создавала. Просто для нее нужен был надзиратель с чуть более прочными нервами.
- Если сделать имплантат прочнее, то… - начала объяснять Селар, но была перебита собственным пациентом.
- Постойте, пусть кадет Торренс объяснит, раз она самая умная!
- Хорошо, - пожала она плечами, и оторвалась от чтения ПАДДа, - Если этот имплантат сделать прочнее, то вместо поломки или деформации он просто воткнется острым краем вам в мышцу, гортань или челюстную артерию, и тогда ваши хрипы уже ничто не сможет перевести на местный диалект.
- Это весьма грубое разъяснение, - отметила Селар, - Но верное.
- Чем больше я вас узнаю, - проворчал тен Волде, - Тем сильнее удивляюсь, как вы получили положительную характеристику в академии.
- Очень просто, - чирикнула она безразличными нотами, продолжая вглядываться в доклады, - Я ее заслужила.
- Обычно такие характеристики заслуживают идейные люди. Вас идейной назвать нельзя.
- Просто у всех разные идеи.
- Поделитесь? – вдруг капитану хотелось взглянуть на собеседницу, но сопротивление фиксаторов биокровати ему не позволило.
- Считайте виновником моего отца, - сказала она и хихикула над чем-то смешным в докладе, посвященном праздничным головным уборам.
- Он пробудил в вас желание служить в звездном флоте?
- Нет, - мотнула Торренс головой, и ее взгляд соскочил с нужной строчки, - Он пообещал, что если я закончу академию с безупречными оценками, то после выпуска он сразу же даст мне звание лейтенанта.
- Это незаконно, - посчитала нужным встрять Селар.
- Конечно, незаконно, - сразу же согласилась Торренс, еле найдя строчку, на которой остановила чтение, - Вот только он считал… хотя нет, он был уверен, что я вылечу из академии еще на первом курсе. Он все это затеял просто чтобы доказать мне, что я ни на что не способна, кроме маникюра и укладки волос.
- Так вот оно что… - протянула биокровать, - Добровольно стерпели все круги академического ада ради того, чтобы насолить отцу.
- Не сказала бы, что это ад. Было сложно, конечно, но временами было забавно, - все с тем же безразличием отвечала Торренс, - Еще чуть-чуть, и я приду к нему и потребую лейтенанта. Тогда он раскается, признает, что был не прав, извинится, и на этом моя карьера в звездном флоте окончится еще до ее начала.
- То есть вы не собираетесь служить во флоте?
- Капитан… - постаралась она наполнить свой голос укором, - Вы ведь сами не раз замечали, что звездный флот не для таких, как я. Вы думали, что я обижаюсь на такие замечания? Ничуть, я полностью согласна с ними.
- Но что, если… - сделал капитан паузу, когда Селар насильно захлопнула ему рот для какой-то сложной манипуляции, о которой знать ему ничего не хотелось, - …что если ваш отец все же выполнит обещание и сделает вас лейтенантом?
- Я не думала об этом, - вдруг проснулись признаки задумчивости в ее голосе, - Возможно, это следует обдумать в свободное время.
- Правильный подход. Как говорил адмирал Паркер «Чем выше звание, тем выше ответственность».
По лазарету разлился истеричный женский смех, и послышался звук падающего на пол ПАДДа. Селар со всей строгостью в голосе попросила Трицию «вести себя потише либо покинуть медотсек». Триция решила, что в медотсеке явно веселее, чем в коридоре.
- Простите, - прикрыла она руками рот, из которого все еще сочился смех, - Просто я впервые вижу столько наивности в капитане корабля.
- Наивности?! – оскорбилась начинка биокровати.
- Ага. Что бы ни говорил этот адмирал Паркер, но чем больше «пуговок» на воротничке, тем быстрее вы все бежите от ответственности. И если меня все же сделают лейтенантом, то это будет ярчайший пример торжества личных интересов над ответственностью, присягой и прочими вашими разговорными идеалами!
Капитан что-то хотел громко и злобно возразить, но вдруг вспомнил, как подверг ассимиляции собственного первого помощника, и тяжесть ответственности за содеянное ничуть не превышала тяжести двух антенн на синеющей от несправедливости сего мира голове. Ему вдруг стало резко неуютно лежать на биокровати: где-то в районе чуть ниже спины его покалывало неприятное чувство того, что эта наглая блондинка из академии правее, чем он. Никто на этом судне не имел права быть правее капитана.

+1

10

- Лейтенант Макаров, пожалуйста пройдите в медотсек для процедуры подкожной имплантации, - мягкий как и всегда голос компьютерной системы озвучил сообщение, которого лейтенант, в принципе вполне ждал. Поскольку им предстояла высадка на чуждую планету, причем в условиях, когда Первая Директива запрещала им выдавать себя, исключая разве что случаи крайней на то необходимости, совершенно очевидна была необходимость особого устройства, именуемого автопереводчиком. Более ранние модели такого устройства предполагали его ношение на поясе, и использование его, разумеется, было сопряжено с рядом вполне понятных неудобств. Современные же технологии сделали все куда легче, создав настолько миниатюрный аналог такого устройства, что он мог имплантироваться подкожно в район шеи. Ну, разве что единственным возможным неудобством была в данном случае сама процедура.
Легонько кивнув сам себе, Николай быстро собрался и вышел из каюты, направившись к медотсеку, где, подождав своей очереди на процедуру он угодил прямиком в руки одного из дежурных медиков.
- Так, постарайтесь не шевелиться. Могут быть легкие болевые ощущения во время процедуры, так что заранее простите, - скороговоркой произнес врач, закрепляя голову лейтенанта в специальном фиксаторе биокровати. Николай легонько ухмыльнулся и негромко ответил:
- Вот об этом точно не стоит беспокоиться, док. Я минимум пару ранений успел получить, так что Ваша операция меня едва ли впечатлит.
- Что ж, тогда тем более хорошо, только постарайтесь не разговаривать во время процедуры.. мне так будет легче работать, - также тихо рассмеявшись в ответ ответил медработник, вводя местный анеститк при помощи гипоспрея и принимаясь за работу. Впрочем, насколько мог судить по своим ощущениям Макаров, медик немного лукавил - больно пока что не было вовсе, а потому лейтенант позволил себе просто немного расслабиться и даже вспомнить о столь далеком теперь доме. Ностальгия по родным краям была вполне обычным для человека делом, и Николай тут вовсе не был исключением. Другое дело, что свой путь он выбрал сам и осознанно, к тому же теперь, после завершения военной кампании против Доминиона ничто не мешало ему при желании вернуться домой в сравнительно короткий срок. Впрочем, его пребывание на службе Звездному Флоту было его собственным и добровольным выбором, так что в его случае память о тех местах, которые он мог назвать своим домом скорее согревала и помогала в тяжелые моменты, чем была поводом для тяжкой и мучительной тоски по надолго оставленной "Малой Родине"...

0

11

Лейтенанта Макарова отделяла от капитана всего одна биокровать. По метрической системе исчисления это ровно 1,42 метра, 1,19 медицинских сотрудника, примерно 19 децибел звука и несколько дополнительных лычек на воротничке. Почему-то он привлек внимание кадета Торренс. Возможно, все дело было в том, что когда лейтенант снимал свой китель, его знаки отличия на половину медотсека блеснули своей принадлежностью к пехотному подразделению. Вероятно, ей очень захотелось посмотреть, как боец, привыкший обниматься с оружием, сейчас будет играть перед симпатичной молоденькой кадеткой своим тестостероном.
- Первый лейтенант? - прочитала она лычки Макарова, - Как интересно... Позволите узнать, насколько болезненна процедура? Просто меня еще никогда не резали и не засовывали ничего под кожу.
- Лейтенанту нельзя разговаривать во время операции, - прошипел капитан, защищая свое моральное спокойствие под прикрытием защиты своих подчиненных. Адмирал Торренс предупреждал о чем-то подобном.
- Вам тоже, - в четвертый раз напомнила Селар.
- Я знаю устав, - буркнул он в ответ, - Если вы, доктор, не сможете сейчас же доказать, что я своими разговорами ставлю здоровье экипажа под угрозу, у вас просто не хватит полномочий заткнуть меня.
- Придется все переделывать. - сделала доктор Селар драматическую паузу, и капитан, наконец, понял, что разговоры могут сильно растянуть процедуру.
- И все же позвольте мне выслушать независимое мнение, - настаивала Торренс, подойдя поближе к биокровати Макарова, хотя все еще была не в силах разглядеть его лицо, загороженное медицинским оборудованием, - Врачей с самой академии учат врать пациентам про "больно не будет", а вы, капитан, уж точно честно мне не признаетесь.
Кулаки капитана еще сильнее сжались в кулаки.

+1

12

Долго предаваться воспоминаниям, впрочем, лейтенанту особо не дали. Конкретно, не дал возникший совсем рядом звонкий голос, явно принадлежащий молодой девушке. Причем, что характерно, обладательница голоса явно обращалась непосредственно к нему и ей были очень интересны детали той самой медицинской процедуры, которой сейчас подвергался Макаров.
"Нашла время, блин", - с легким раздражением мысленно произнес лейтенант в ответ на заданный в столь неудобный момент (врач действительно успел предупредить Николая о крайней нежелательности разговоров во время операции) вопрос. Интересным был пожалуй и еще один момент, чистый и звонкий голос незнакомки (ее лица пока что Николай видеть не мог) был приятным и даже симпатичным, но с другой стороны, где-то на подсознательном уровне некоторые нотки ее интонации и манера обращения почему-то вызывали у Макарова простую, но в то же время странную мысль о том, что вот с этой самой незнакомкой вполне могут быть определенные проблемы.
Что характерно, буквально спустя пару секунд его гипотезу отчасти подтвердил капитан, попытавшийся эту самую незнакомку "одернуть". Причем попытавшийся надо сказать, с весьма переменным успехом, поскольку уже скоро тот же самый голос задал еще один вопрос. В ответ на которой лейтенант пока что предпочел промолчать, в том числе потому, что донесшийся до него комментарий шефа медслужбы Селар насчет "все переделывать" было еще одной причиной постараться не нарушать предписание медика насчет соблюдения режима молчания во время процедуры.
В таком тягучем ожидании прошли следующие десять-пятнадцать минут, пока наконец-то голос самого медика не уведомил Макарова, что все закончено и он может быть, в принципе свободен, после чего с тихим щелчком отперлись стопоры, удерживающие его голову в фиксаторе на биокровати. Немного поводив головой и пару раз закрыв и открыв рот, чтобы размять затекшие мышцы шеи и все же немного ноющие после операции мышцы лица, лейтенант встал с биокровати, быстро натянул на себя снятый перед этим форменный китель, а затем внимательно посмотрел на ту самую "незнакомку". В принципе, большая часть его догадок спешила подтвердиться - это была молоденькая и довольно симпатичная особа в униформе кадета Академии Звездного Флота, торчавшая сейчас посреди медотсека и внимательно рассматривающая собственно лейтенанта. Макаров прочистил горло, после чего тихо ответил гостье:
- Ну в данном случае медслужба не обманывает, мисс.. простите, я тут впервые Вас вижу и потому не знаю Вашего имени. Операция действительно проходит так, что ты ничего не чувствуешь, - Николай мягко улыбнулся, вместе с тем следя, чтобы его интонация была дружелюбной, но вместе с тем не создавала ощущения что он пытается флиротовать ("шестое чувство" вместе с "чутьем пятой точки" почему-то настойчиво подсказывали что пытаться проделывать подобное в этом случае будет ОЧЕНЬ плохой идеей), - вот только, давайте мы с Вами выйдем в коридор, а то тут медслужба сейчас занята работой. Думаю, не стоит нам с Вами мешать врачам делать свое дело, как считаете?

0

13

Пятнадцать минут кадетка разглядывала потенциального собеседника в попытках взглядом просверлить ему грудь и вытащить оттуда ответ. Такого долгого перебрасывания парой реплик у нее в жизни еще не было, но она терпела и выжидающе наблюдала.
И, наконец, первый лейтенант позволил себе говорить.
Триция с негодованием посмотрела на капитана, лежащего на столе и размышляющего невесть о чем. Затем с тем же негодованием бросила взгляд на ПАДДы, которые она так и не дочитала. Лишь в последнюю очередь плеснула свой взгляд на первого лейтенанта, и решилась ненадолго покинуть медотсек, которому сама она сейчас нужна была, как пятидесятое колесо. Напоследок она спросила у Селар, долго ли еще ей ждать своей очереди. Своим ответом Селар негласно дала понять, что в ближайшие десять минут в медотсеке не случится ничего интересного для никому ненужной Триции Торренс. На пару с Макаровым она выплыла из помещения и окунулась в просторный коридор, плотность населения которого не превышала допустимой нормы свежего воздуха. Они быстро совершили честный обмен: Макаров дал ей свою фамилию и должность, она же ему в замен дала свое имя и количество световых лет, проведенных в шаттле. Затем с ее кривящихся губ один за другим начали соскакивать вопросы:
- Расскажите мне о мирном времени. Чем оно отличается от военного? - ее голова бегло мотнулась в обе стороны в поисках посторонних ушей, и затем ее голос перешел на хитрый полушепот, - Я сейчас не о боевых действиях спрашиваю, а о ваших личных взглядах. Каково вам приходится? Не посещает желание пожить мирной жизнью? Или вы один из тех зомбированных солдат, для которых жизнь не жизнь без персонального бассейна с адреналином под мышкой?

0

14

Сказать, что на корабле было тесно – значило не сказать ничего. По коридорам шлялись беспорядочные группы галдящих курсантов, чей словесный поток мог заглушить даже звук корабельной сирены. Большинство из них не бывало на военных кораблях, а если и бывало, то точно не на подобных “Марии”, так что святым долгом практически каждого из них была попытка оторвать здоровенный ломоть от личного времени Финштада, останавливая его в коридоре и утомляя его вопросами о самых различных корабельных системах. Начиная от работы дефлектора в среде с повышенными уровнями альфа-частиц и заканчивая механизмом утилизации корабельного мусора.
С каждым новым вопросом и с каждой новой группой – терпение Бьорна всё ближе приближалось к критической отметке и будь оно варп-ядром, то от него уже давно избавились бы, катапультировав его в пучины космоса на миниатюрном импульсном двигателе, но к сожалению самыми современными технологиями в теле Финштада были отнюдь не системы экстренного сброса, а зубная пломба и переводчик, зашитый под кожу.
- Я главный инженер, а не школьный учитель, - наконец воскликнул он, после очередного вопроса про “бильярдный стол” и причины, по которым его так назвали и недолго думая, на глазах у изумленных кадетов – скрылся за дверьми турболифта.
- Шестая палуба, библиотека, - приказал Финштад компьютеру и спустя несколько минут уже стучался в двери каюты шестьсот тридцать два, находившейся прямо напротив корабельного архива и библиотеки.
- Долго ты, - ответил приятный женский голос, после того как двери каюты открылись, - Ты обещал быть здесь еще десять минут назад.
- Каждый треклятый кадет на этом корабле мечтает сейчас пообщаться с тремя людьми, а именно с капитаном, Крилесс, ведь всех так интересует астрофизик клингонша и, конечно же, с главным корабельным инженером.
- В таком случае тебе нужно немедленно зайти внутрь! – с наигранной тревогой промолвила женщина и отойдя в сторону – пропустила Бьорна, закрыв за ним дверь.
Каюта представляла собой абсолютно стандартную офицерскую каюту, положенную каждому кто имеет звание выше младшего лейтенанта. Однако хозяйка очень сильно постаралась и добилась того, что о стандартности говорил только метраж и расположение переборок. В гостиной на полу лежал большой и пушистый темно-синий ковер, по которому было грешно ходить в обуви или носках, а мягкий диван с белым чехлом на раме из светлого дерева и пара похожих кресел окружали с трех сторон кофейный столик с прозрачной столешницей, под которой горели ароматические свечи, наполнявшие каюту запахом имбиря и мяты.
- Я и забыл, что у тебя тут так темно, - сказал Бьорн повесив китель на вешалку в стенном шкафу и сев на диван.
- Ты же знаешь, что я не люблю яркий электрический свет, у меня от него начинается клаустрофобия. Чай будешь? – Долера посмотрела на Финштада, стоя у репликатора, на что тот кивнул, - Зеленый чай, тридцать пять градусов. Черный чай, семьдесят пять градусов, - Репликатор послушно материализовал две чашки с чаем.
- Ты уже “привилась”? – Бьорн взял протянутую Катриной чашку, - Я слышал там очереди.
- Да, еще вчера, нам с тобой повезло, сладкие привилегии старшего офицерского состава…Можем лезть под нож без очереди, - Долера широко улыбнулась и села рядом с Бьорном, положил голову ему на плечо, - Скажи мне, почему люди так хотят на Элэйс? Почему ты хочешь на Элейс?
- А тебе разве не интересно? – Он поставил чашку на столик и посмотрел на нее, - Этот вид наиболее приближен к нам, людям. И их культура…они смогли совместить науку и такой рудимент как религия. Плюс, в некотором смысле, мне дали приказ туда высадиться…Как-никак я главный инженер и нужно решить насколько они близки к открытию варп-движителя и…
- Ты невероятный зануда, - Она подняла голову и поцелуем прервала грозящуюся стать бесконечной речь о технологиях и социальной эволюции.
- Лейтенант Катрина Долера, просьба явиться в мед.отсек номер два, для вживления универсального переводчика, - проговорил голос с потолка, принадлежавший самой надоедливой женщине на корабле – компьютеру “Марии”
- А ты лгунья и боишься врачей. Марш под нож, - командирским голосом приказал Финштад, на что Катрин тихо вздохнула и встала с дивана.
- Есть, лейтенант-коммандер. – Она неохотно, чересчур переигрывая, подошла к шкафу и надела свой китель и туфли.
- Не против, если я воспользуюсь твоей постелью и вздремну?
- Нет, конечно. Я скоро. – Она снова улыбнулась широкой улыбкой и скрылась за дверью.

Отредактировано Bjorn Finstad (15 Дек 2015 20:23:45)

0

15

Что ж, с одной стороны, лейтенанту удалось на удивление быстро уговорить кадета Трицию Торренс (а именно так звали ту самую "нежданную гостью") покинуть медотсек и перестать мешать работе тамошнего персонала. С другой стороны, опасения, до тех пор ощущаемые лейтенантом на уровне "смутного чутья" стремительно обретали железобетонные основания, когда Николай услышал фамилию его внезапной собеседницы. Адмирал Торренс был одним из высших чинов Командования Звездного Флота, а судя по взгляду и манере держать себя в присутствии других людей Триции Торренс, едва ли они были просто однофамильцами. Тем более, что последняя не заставила себя ждать и снова начала задавать лейтенанту вопросы. На этот раз уже более деликатного свойства.
"Совсем блеск, блин", - мысленно прокомментировал Макаров последний вопрос кадета Торренс, бывший скорее в духе не курсанта военной академии, а журналистки одной из многочисленных бульварных газетенок, специализирующихся на поистине не теряющей своей популярности с веками тематике "скандалы, интриги, расследования". Николай на секунду замер, думая что бы лучше ответить. Где-то в глубине души сейчас лейтенанту хотелось просто-напросто ответить на последний вопрос грубым "посылом" в духе того, что это не ее, кадета Триции Торренс дело вообще-то. С другой стороны, получить для себя лишние проблемы лейтенанту тоже очень не хотелось, а потому первоначальное раздражение точно не было тут хорошим советчиком. Потратив еще пару секунд, лейтенант придумал несколько более изящный способ постараться избавиться от подобных неожиданных вопросов. Снова "прочистив горло", он посмотрел на Трицию и хорошо поставленным голосом начал отвечать, стараясь держаться в нейтрально-любезном, но питом отстраненно-безразличном тоне:
- Ну, зря Вы так о морской пехоте Звездного Флота, мисс Торренс, - лейтенант снова мягко улыбнулся и продолжил в той же тональности -  участие в боевых действиях лишь часть наших задач. Кроме того мы обеспечиваем безопасность наземных комплексов и звездных баз, выполняем гуманитарные функции, вроде участия в спасательных работах и обеспечении правопорядка после природных или техногенных катастроф, кроме того наши подразделения несут службу в качестве миротворческих по действующим межзвездным договорам, подписанным Федерацией Планет. Кстати, именно мы, морпехи, часто обеспечиваем безопасность посланников Федерации во время процедуры Первого Контакта между Федерацией и новооткрытыми цивилизациями. Все это наша работа, если не трогать такие мелочи как несколько курируемых Корпусом военно-исторических музеев, наших подразделениях в охране посольств Федерации и даже наличие собственного военного оркестра, который дает выступления во время ежегодных празднований Дня Федерации и по некоторым планетарным праздникам. Так что, наша работа довольно интересна и разнообразна, странно, что на том отделении Академии, где Вы учитесь про это совсем не рассказывают...
Макаров окончил свое выступление и внимательно посмотрел на собеседницу, с неподдельным интересом ожидая ее реакции на свою "мини-лекцию". В принципе, то, что он сейчас сказал ей не было грубым или оскорбительным, с другой стороны - он точно также намеренно избегал давать прямой ответ на те вопросы, отвечая на которые ему пришлось бы оправдываться перед совершенно незнакомой ему особой, причем оправдываться непонятно за что именно.

0

16

Пехотинец говорил.
Триция слушала...
Но доблестный первый лейтенант Макаров продолжал говорить, говорить и еще раз говорить. Из него сыпались слова, некоторые из них были достаточно меткими, чтобы попасть в пару ушей, скрывающихся за свисающими золотистыми волосами. Примерно на середине монолога она перестала надеяться, что где-то в его речи содержатся ответы на заданные вопросы. Она вдруг почувствовала себя военным корреспондентом какого-нибудь журнала, который берет интервью у случайно выловленных в кулуарах флотских офицеров, прилагая усилия к тому, чтобы запомнить сказанное, начисто забыв про записывающие устройства, впитывающие в себя каждый звук.
Лекция кончилась, и кадет Торренс в глубине своей души услышала звук воды, которая вперемешку с последними тремя минутами и четырнадцатью секундами решительно была спущена в унитаз. Но, не подав виду, она натянула на лицо улыбку.
- На том отделении, на котором учусь я, рассказывают про это совсем бегло, - начала она рассказывать про то, о чем ей рассказывали, параллельно стараясь понять, знает ли лейтенант вообще о том, с какого она отделения, - Но я рада получить информацию о деятельности вашего подразделения из "первых рук". Возможно, мне теперь будет спокойнее спаться по ночам, а то ведь знаете, как это бывает... - всплеснула она руками, - То репликатор сломается, то расписание поменяют, то бринны взорвут Сан-Франциско... Когда-то я хотела стать каким-нибудь фельдшером, - зачем-то начала врать она на ходу, - и, возможно, приносить пользу таким, как вы. В смысле, бывает же такое, что в вас попадает плазменный заряд, кусает ядовитое насекомое или детонирует стратегический этанол у изголовья плохо заземленной кровати. Был прецедент, один человек из-за своего пристрастия хранить этанол в банке из-под консервированных бобов лишился...
- Ого, тут уже очереди, - прервала Трицию внезапно возникшая из неоткуда доктор Долера с признаками невроза на лице.
- У капитана проблемы с общением, - последовало оправдание, - Впервые вижу автопереводчики, которые требуют, чтобы их носитель заткнулся ради преодоления языкового барьера.
- А я не в первый... - загадочно ответила доктор, даже не представившись и проскользнула в медотсек.
- Простите, - произнесла Торренс, когда ее взгляд зацепился за что-то блестящее на груди Макарова, - Вы позволите на минутку?..
- Только на минутку, - ответил Макаров, не сразу поняв, о чем именно идет речь.
Речь шла о его комбэже, переливающимся бликами и притягивающим к себе внимание. Быть в природе такого не могло, чтобы кадет впервые в жизни его видел, но Триция вела себя в данный момент именно так, медленно и осторожно протянув к нему кончики пальцев, словно сапер к ранее невиданному типу бомбы. Комбэдж поддался и осторожно слез с кителя, оказавшись во власти все так же осторожных рук.
- Даже не верится, что это можно засунуть под кожу, - восхитилась она, немного повертев комбэдж в руках и, наконец, отцепила от него свой заинтересованный взгляд, - Иногда мне кажется, что физика решает все проблемы. Не важно, какие, будь то языковой барьер, большое расстояние, остывший суп или неразделенная любовь. Поэты бы сейчас назвали меня декаденткой, декаденты бы сказали, что я скептик, а скептики бы сказали, что я одним своим языком окунаю в профанацию поэзию броуновского движения. - Пристально посмотрев на Николая, она протянула комбэдж на своей ладони и вопросила, - Вы ведь понимаете, о чем я?

0

17

Похоже, столь быстро придуманный план с треском провалился и "шоу" собиралось продолжаться. Ну, по крайней мере, Триция возобновила свой непринужденный разговор с Николаем. Зато, по мере разговора первоначально владевшее Макаровым легкое раздражение постепенно улетучивалось, замещаясь удивлением, а то и вообще самым что ни на есть настоящим прифигением. Как по поводу того, что рассказывала и делала кадет Торренс (например, ее реакция на самый банальный комбэдж стандартной, надо заметить, флотской модели показалась Николаю весьма занятной, отчасти), так и по поводу ее внешнего вида. Последний (внешний вид кадета Торренс) был пожалуй, отдельной "песней" - насколько успел заметить Макаров, девушка носила весьма пышную (и явно требующую ежедневного тщательного ухода) прическу, уже пару раз продемонстрировала своему собеседнику довольно длинные и покрытые явно не самым простым лаком ногти на руках, признаки, которые весьма явно сигналили что их обладательница едва ли привычна к ежедневному физическому труду. "Ну или к тем тяготам и лишениям, которые, как мы знаем из присяги, сопровождают процесс военной службы", - мысленно закончил своим умозаключения Николай, снова внимательно смотря на собеседницу и продумывая, чтобы ей ответить. Пока что лейтенант особо никуда не спешил, так что пожалуй на еще минут десять-пятнадцать разговора время у него было.
Кстати, вопрос о том, на каком именно отделении Академии учится Триция был для Макарова по своему интересен, особенно учитывая подмеченные им только что особенности ее внешности. То, что кадет врала насчет военно-медицинского отделения было, пожалуй, довольно очевидно, хотя бы по ее совсем недавнему поведению в помещении лазарета. Так что, как только Триция умолкла, лейтенант снова внимательно посмотрел на собеседницу и ответил ей:
- Ну в целом понимаю, конечно. Кстати - хотел в ответ тоже задать Вам один небольшой вопрос. А Вы то сами почему решили выбрать для себя именно военную службу? Вроде для таких молодых талантов как Вы должны были быть открыты многие карьерные пути в разных отраслях экономики и общественной жизни...
В целом, сказанное Макаровым нельзя было посчитать ни оскорбительным, ни даже грубым обращением. Однако вместе с тем, выбранная им интонация предполагал легкий намек на противоречие между предположительными привычками и стандартом личного комфорта, обычным для Триции и теми самыми "тяготами и лишениями военной службы", характерными для Звездного Флота.

Отредактировано Nikolay Makarov (16 Дек 2015 17:01:02)

0

18

Еще три секунды они обменивались ничего не выражающими взглядами. Уши Макарова ждали ответа на вопрос, а протянутая рука кадета Торренс ждала, пока владелец сам заберет свой комбэдж и вернет его на законное место. Игра в гляделки была забавным времяпрепровождением перед операцией, но Триции не захотелось ее продолжать. Смущенно улыбнувшись, она робко отвела взгляд.
- А Вы подхалим, - отметила она, все теми же осторожными движениями возвращая значок на законное место, - Всего десять минут как знакомы, а я уже повышена от прекрасной незнакомки до молодого таланта. Сочту за комплимент, хотя и не привыкла принимать их от кого-то, не отражающегося в зеркале. Или это учтивость? Комплимент или учтивость?
- Учтивость, - сделал выбор ее собеседник, наблюдая за тем, как ее пальцы пытаются заставить комбэдж ровно уцепиться за покрой.
- Хорошо. Отвечу на Ваш учтивый вопрос. Служба, которую я избрала, едва ли можно назвать военной. Скорее всего я займу место где-нибудь во флотской комиссии. На меня нацепят ярлык "мозгоправ", после чего я уже официально буду проверять психологическую пригодность кандидатов к космической службе. Они хотят изучать звезды, а мне интереснее изучать то, что заставляет их изучать звезды. Обидно только, что подобную деятельность чаще считают за нарушение личного пространства, чем то, что сейчас сотворят с... - сделала она задумчивую паузу, - С той леди, которая только что прошла мимо нас. Судя по выражению ее лица, ей бы не помешала пара хороших советов. Готово!
Ее ладонь с довольствием похлопала Макарова по груди, проверяя, надежно ли встал комбэдж.
- Кстати, пока я вертела в руках эту штучку, Вы и не заметили, как я перешла на элэйсийский язык. Очевидно, что Ваш имплантат работает исправно, - натянула она на себя не менее самодовольную улыбку.
- Вы что, уже успели выучить элэйсийский язык? - не поверил лейтенант своим ушам, проверяя, все ли в порядке с его комбэджем.
- Нет, - мотнула она головой, - Всего три предложения, которые сильнее всего мне запомнились из того десятка книг, которые я успела пролистать, пока находилась в шаттле. Академия сделала из меня книжного червя. Благо, что я зрение не испортила. Сказать по правде, я тоже немного побаиваюсь врачей...
- Кадет! - прервала ее голова капитана, выскочившая из створок дверей медотсека, словно чертик из коробочки, - Ваша очередь, где вас носит?
- Здесь... - смущенно ответила она, на всякий случай оглядевшись по сторонам, - Я сейчас зайду, капитан, не волнуйтесь.

0

19

В принципе, карьерные пожелания и устремления Триции были для Макарова вполне понятны и, что удивительно, учитывая его опыт "туров" в "горячие точки", включая доминионскую кампанию, подобное желание "найти себе синекуру" даже не вызывало у него раздражения или тем более ненависти к носителю подобных идей и мечтаний. Более того, в случае с Трицией он тут же просебя, но вполне искренне попросил у Бога чтобы мечты "этой юной особы" сбылись именно так, как она того желает.
"Так по крайней мере она хоть никого не угробит, разве только бюрократически немного сможет потянуть жилы но и только", - завершил свои рассуждения Николай, снова мило улыбнувшись адмиральской дочке оставаясь в первоначальном образе "доброжелательного гида по совместительству". В конце-концов, как бы не хотелось лейтенанту отпустить какой-нибудь более едкий комментарий, но возможные проблемы от навлечения на себя гнева ее отца не стоили полученного от этого сомнительного удовольствия. Что же касается оценки ее карьерных возможностей - ну кому-то мнение Макарова могло показаться чертствым и даже циничным, но как минимум двухкратное хождение в области почти интимной близости от "костлявой старухи с косой" дают большинству людей здоровую долю порой резкого, но в целом полезного по жизни прагматизма.
Тем более, что капитан корабля похоже тоже закончил свои процедуры в медотсеке и сейчас приглашал зайти туда саму кадета Торренс. Поскольку, в принципе, самому Макарову надо было еще заглянуть в репликаторный центр и получить комплект одежды, это было вполне удобным способом вежливо распрощаться с новой знакомой. Выждав пару секунд паузы, Николай снова посмотрел на Трицию и негромко сказал:
- Думаю, не стоит заставлять капитана ждать. Приятно было с Вами познакомиться, мисс...
- Думаю, это было взаимно, лейтенант, - проворковала в ответ кадет Торренс, демонстративно "стрельнув глазками" в сторону Макарова, - надеюсь, скоро увидимся...
Торренс скрылась в двери медотсека, а лейтенант направился по корридору в сторону турболифта, просебя добавив к прощальным словам Триции свой короткий, но вполне однозначный комментарий - "угу, надеюсь, что это "скоро" будет не слишком скоро, да". Чисто внешне Триция безусловно была вполне красивой и привлекательной барышней, но ее манера общения довольно ясно показывала, что она была из ощутимо более высокого круга общества, чем сам лейтенант (по крайней мере, именно так она держалась) и едва ли их знакомство могло закончиться хоть каким-то долговременным положительным результатом. Во всех возможных смыслах этого слова...

0

20

Журнал капитана, звездная дата 53993.4. План по высадке к настоящему моменту уже полностью составлен. Моя группа собирается высаживаться на окраине крупнейшего города Элэйса под названием Элнорт. По плану на ближайшие несколько дней мы осядем в местном курортном комплексе под видом гостей и станем первыми представителями федерации, вступившими в непосредственный контакт с местной цивилизацией. Согласно разведданным в этом же комплексе собираются встречать праздник два физика-теоретика, пять лет назад принимавших непосредственное участие в проекте варп-полетов.  Поскольку с орбиты мы так и не добились достоверной информации о каком-либо прогрессе в этой области, эти ученые пока что являются самым перспективным источником информации о примерных временных рамках, когда эта раса освоит сверхсветовые технологии. Так же для каждого члена группы высадки немаловажно собрать как можно больше информации о культурных, социальных и бытовых аспектах общества в их «естественной среде». Любая информация может стать жизненно необходимой для третьей фазы изучения. Все члены группы высадки, даже кадет Торренс, оснащены, подготовлены  и прекрасно осведомлены о том, как правильно вести себя при посторонних. Я не знаю, что может пойти не так, и от этого мне вдвойне становится не по себе.


Группа высадки, облаченная в повседневные наряды местного народа, начала постепенно стягиваться в транспортную комнату. Капитан, будучи немного в мандраже, прибыл туда одним из первых и… ждал. Перетаптывался с ноги на ногу, рассматривал облицовку комнаты, проверял на прочность платформу для телепорта, слушал, о чем перешептываются энсины Стокер и Райс, стоящие за пультом и готовящиеся отправить старших офицеров невесть куда. Один раз капитан испугался незнакомца, зашедшего в транпортную без разрешения, и с большим трудом узнал в этом незнакомце коммандера Сила с пигментированной кожей и странным париком, скрывающим плотно прижатые к черепу антенны. Доктора Бран узнать было легче.
Одной из последних вошла Триция.
- Опаздываете, - поздоровался капитан.
- Делала маникюр, капитан, - похвасталась она своими укороченными ногтями, покрытыми синим лаком.
- Вы задержались, потому что делали маникюр? – приготовился капитан наорать на кадета.
- Капитан, взгляните на это с профессиональной точки зрения, - непринужденно отреагировала она, ничуть не испугавшись капитана, - Я изучила их моду и пришла к выводу, что с моим предыдущим маникюром я буду выглядеть, как какая-то инопланетная дура. Я решила, что не стоит излишне выделяться из толпы и взяла на себя инициативу немного подправить образ.
- С этого и стоило начинать, - выдохнул тен Волде, - Теперь вы полностью готовы?
- Нет, - отрезала она и осуждающе посмотрела на капитана, - Всем выдали деньги, а мне нет. Сказали, что это был ваш приказ.
- Да, чуть не забыл, - капитан запустил руку во внутренний карман и вытащил оттуда три тонкие прямоугольные деревянные пластинки с вкраплениями изящных металлических узоров.
- Полторы тысячи чипов? – оскорбленным голосом прочитала она символы на пластинках.
- Выучили их алфавит? Хорошо. – Прозвучал издевательский тон, и капитанская рука сразу же отдернула пластинки, при попытке кадета принять их под свою безответственность, - Не так быстро. Сначала назовите основные правила обращения с валютой.
Триция сделала глубокий осуждающий вздох.
- Не инвестировать.
- Так, - вручил ей капитан одну из пластинок.
- Не давать взяток.
- Хорошо, - легла ей на ладонь вторая пластинка.
- Не способствовать незаконному товарообороту.
- Правильно, - вручил ей капитан последнюю пластинку.
- Это не честно, - возразила она, на всякий случай спрятав деньги в карман, - Остальным выдали больше.
- Больше надо заслужить, - отвернулся от нее капитан, но затем вдруг что-то вспомнил и повернулся обратно, - Кстати, кадет Торренс, прежде чем мы отправимся, вы должны знать еще кое-что.
- Я слушаю, - выжидающе вернула Торренс свой взгляд на капитана.
- Я ваш отец.
Эти слова ненадолго заморозили воздух, и в уши закрался звон мертвой тишины. Торренс пару раз непонимающе хлопнула ресницами и приоткрыла рот чуть раньше, чем придумала, что ответить.
- Простите, капитан, - скрыла она свою растерянность за дежурной улыбкой, рефлекторно набросившейся на ее лицо, - Кажется, мой автопереводчик дал сбой.
- Давайте без шуток, - сделал капитан свой тон чуть более строгим и властным, словно он действительно разговаривает со своим непослушным отпрыском, - Вы выглядите вызывающе даже с этим маникюром. Если местные жители будут думать, что вы путешествуете вместе со своим отцом, одинокие мужские особи будут с меньшим энтузиазмом предпринимать попытки скрасить себе праздник вашим обществом. Так что я ваш отец, повторите это.
- Хорошо… - еще более растерянно отозвалась она, и улыбка постепенно начала сползать с ее лица. - Вы мой отец.
- И помните, что вы не полноценный участник экспедиции, - сделал тен Волде еще более строгий тон, - Вы здесь ради дипломной работы, поэтому вы простой наблюдатель. Никакой самодеятельности, от меня не отдаляться дальше, чем на пару метров, от легенды не отклоняться, от правил поведения не отходить.
- Хорошо, папочка.

+1


Вы здесь » Star Trek: Marie Curie » Игровой форум » Эпизод 3: Странный новый мир


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC