Star Trek: Marie Curie

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Trek: Marie Curie » Игровой форум » Эпизод 2: Беглецы


Эпизод 2: Беглецы

Сообщений 21 страница 40 из 86

21

Досконально прочесать пространство больше тысячи световых лет в ширину и Q его знает сколько в длину? Да ерунда-вопрос! Никто и не говорил, что будет легко.
На установку оптимального алгоритма сканирования у Мирии ушла почти вся оставшаяся на сегодня вахта. Казалось бы, простой приказ - полное сканирование такого-то участка. А что сканировать будем? Сканировать всё. А что "всё"? Вообще всё. "Не-е-е, я же компу-у-утер, я абстрактно мыслить не уме-е-ею, я еще ма-а-аленький". Не беда! Настроим вручную! Полный спектр звёзд (Oh Be A Fine Guy Kiss Me!), каждый тип планет от D до Y (Жаль, к этой классификации запоминающейся фразы не придумали), включая планеты-сироты, планеты-карлики, разумные планеты, искусственные сооружения, совершенно-точно не являющиеся лунами, астероиды, туманности, кометы, корабли, аномальная активность...
В итоге переговоры с компьютером закончились успешно и изрядно вымотанная, но довольная собой, болианка сдала вахту и направилась прямиком на голодек. После такого долгого сидения на одном месте тело умоляло о разминке. Подъем на одну из хамарских гор идеально для этого подходит. В последнийй месяц у Зовы никак не хватало времени отдаться скалолазанию и от этого еще больше не терпелось снова вдохнуть полной грудью этот свежий горный-
"Невозможно, в данный момент голопалуба занята" болианка взглянула на название запущенной программы. "Регата. Кубок Карибской Марины. Автор - лейтенант-коммандер Финштад" Эх... остальные голопалубы, похоже, тоже пока заняты. Ну ничего, подождем! А пока можно расслабиться в Тен-форвард, заодно с людьми познакомлюсь поближе.

Отредактировано Miria Zova (9 Ноя 2015 01:21:53)

+1

22

Пришлось достаточно долго ждать, пока у Селар закончится смена и она выйдет из лазарета. Сил решил, что пока еще рано нападать на нее с вопросами и проследил за ней. Доктор направилась в кают-компанию, где среплицировала себе пломик и собиралась пообедать. Т’жеван не особо удивился этому, ведь вулканцы не отличались разнообразием времяпровождения. Дабы не привлекать внимания, он взял себе стакан воды и занял место в трех столиках от Селар, не спуская с нее глаз. Последняя не очень торопилась со своим пломиком, изучая какие-то данные и не смотря по сторонам.
- Коммандер! Тут ведь свободно? – Послышался голос со стороны.
Силу очень хотелось ответить, что занято, но он решил, что компания за столом поможет ему еще лучше смешатся с толпой, поэтому он молча кивнул.
- Вода, сэр? Отличный выбор, я замечу. – Попытался пошутить его собеседник, наконец присев. Сил бросил на него короткий взгляд и узнал энсина Григорьева, чрезмерно улыбчивого сегодня.
- Энсин, тут выполняется важное задание, которое касается безопасности корабля.
- О, я не сомневаюсь, - схватился за приборы Григорьев и принялся за еду. – Я так понимаю, они напрямую касаются нашего любимого доктора?
- Черт, - слово, которое не часто можно услышать от андорианца. Сил заразился им от капитана, как-то раз неформально пообщавшись с ним. Т'жеван сильно пожалел, что не начал хоть какой-то диалог с энсином и теперь тот все знает. Коммандер начал хаотично придумывать план по внедрению энсина в операцию, но тот его опередил.
- Хах, коммандер, видели бы вы свое выражение лица сейчас. Можете не беспокоиться, я никому не расскажу о ваших тайных чувствах.
- Чувствах? что? – Оторопел Сил и сразу же замолчал, чтобы не сказать еще чего-нибудь компрометирующего. Григорьев ошибался, но ошибался в очень правильном и выгодном направлении. – О… это так заметно?
- Ну, если не вода в одиночестве выдала вам, так ваш взгляд точно. Я думаю, стоит подойти к ней и завести с ней разговор… на какую-нибудь нейтральную тему. Хотя, если как следует подумать, то это не сработает, ведь она вулканка. В любом случае, просто сидеть и пялится вот так – не вариант. Вы уж извините, коммандер…
Пока Григорьев продолжал строить теории о знакомствах с вулканцами, Селар как раз закончила свой пломик и направилась к выходу. Сил поднялся со своего места, намереваясь проследовать за ней.
- А знаете что, энсин? Вы правы, я прямо сейчас пойду и поговорю с ней.
- Если я прав, то это может не сработать, если не усугубить… - попытался дать ему еще пару советов Григорьев, но Т'жеван уже был у выхода.
Нагнал Сил ее только в лифте. Там хватало других членов экипажа, поэтому он не вызвал никаких подозрений. Когда Селар вышла из лифта на нужной ей палубе, Т'жеван понял, что ему нужно заговорить с ней прямо сейчас. Доктор направлялась в свою каюту и Сил сверившись со временем убедился, что сейчас они с капитаном будут проводить непорядочно долгое личное время в ее каюте. Кроме того, это означало, что самому Т'жевану как первому помощнику прямо сейчас надо быть на мостике.
- Доктор, - наконец остановил ее Сил, оглядываясь по сторонам, проверяя, не рядом ли тен Волде. Вулканка развернулась к нему, молча ожидая вопроса.
- Мне нужно с вами, поговорить, доктор.
- У меня не много времени, но если это срочно…
- Да, это очень срочно, - перебил ее Сил, - мы даже можем поговорить прямо здесь.
- Я вас слушаю, коммандер.
- Сегодня вы проводили осмотр нашего ромуланского гостя, доктор. Мне нужно знать о чем вы говорили.
Селар никак не изменилась в лице, чего и можно было ожидать от вулканца. Но Т'жеван все равно думал, что она сейчас раздражена или все дело было в восприятии.
- Коммандер, - спокойно начала она, - это конфиденциальная информация, которая касается только пациента и его врача. Это в первую очередь. Кроме того, разглашение этой информации может повести за собой дипломатический скандал.
- Я все прекрасно понимаю, доктор. Но тут речь идет о безопасности корабля, и пока вы скрываете нужную мне информацию, то являетесь угрозой этой самой безопасности.
За раздражением следовало бы возмущение, но у Селар был все тот же спокойный и нейтральный тон.
- Объяснитесь. Я не понимаю, о чем идет речь.
Сил зачем-то выпрямился, сложив руки за спиной.
- У меня есть все основания полагать, что на корабле завелся шпион. И этот шпион собирается выйти на связь с субкоммандером. Пока что, единственным, кто контактировал с Селтаком наедине, были вы. При этом никто другой вас слышать не мог. Именно поэтому мои подозрения легли на вас. – Сил полагал, что мог быть другой способ вычисления шпионов, куда более тонкий и аккуратный, но у него катастрофически не хватало времени и он просто не смог придумать другой план.
Селар замолчала на некоторое время, не моргая, смотря Силу прямо в глаза.
- Коммандер, - наконец сказала она, - откуда у вас такая информация?
- Из проверенных источников, в которых я уверен.
- Понятно. А капитан знает о вашей «охоте»?
- Нет. Я не делился с ним этой информацией.
- Почему?
- Потому что он явно не доверяет мне, или просто не хочет слушать, я не знаю, на самом деле. Я точно знаю, что если хотя-бы намекну ему на это, то он точно выгонит меня с корабля, если не… постойте! Это я задавал вам вопросы! Вы так и не ответили мне, о чем вы говорили с Селтаком?
- Как я сказала ранее, я не стану вам об это говорить и уже назвала причины. Могу лишь со всей уверенностью заявить, что я не шпион. И разговор между мной и Селтаком носил строго медицинский характер.
- Но, доктор… шпион бы сказал тоже самое.
- Логично. И логично было бы с вашей стороны задержать меня для допроса, раз уж у вас есть точная информация о шпионе на судне и подозрения на мой счет. Но вы не можете сделать этого, без ведома капитана, который вас слушать не станет. Вам остается только поверить мне на слово.
- Черт, - прошипел Сил. Он загнал сам себя в тупик и если Селар действительно была его целью, то только что она безоговорочно победила и будет продолжать воровать секретную информацию. – Ладно… хорошо. Я поверю вам, доктор. Вы знаете, я все-таки очень хотел бы донести эту информацию до капитана. Вы ведь сейчас проведете с ним личное время, может вы как-нибудь намекнете ему о шпионаже.
- Коммандер, вы прекрасно понимаете, что я не могу этого сделать без доказательств. Вы должны сказать ему сами, ведь у вас есть проверенные источники.
- Я все еще сомневаюсь, что он меня послушает, даже в этом случае.
- Я не знаю, как вам еще помочь, коммандер.
- Если вы действительно не шпион, то тогда я прошу вас не распространяться на эту тему. Очень важно, чтобы жертва не знала об охоте.
Селар кивнула, хотя Сил все еще подозревал, что она не воспринимает его слова всерьез. В любом случае, ему оставалось только дальше вести свои наблюдения и помалкивать.
- Первый, - послышался знакомый раздраженный голос тен Волде.
Селар поприветствовав его, сразу же направилась в свою каюту, оставив капитана и его первого помощника одних в коридоре.
- Первый, - снова повторил Питер, проводив Селар взглядом,  - почему я вижу вас везде, но не на мостике, где вы сейчас должны быть?
- Простите, сэр. Я как раз туда направлялся…
- Через каюту доктора Селар?
- У меня с доктором был личный разговор медицинского характера, сэр. Очень срочный.
- Вот оно как, - капитан сразу же немного успокоился, - хорошо, первый. Тогда продолжайте свой путь на мостик. Мы подлетели к нейтральной зоне и ваше присутствие там сейчас необходимо.
- Сэр…
- Ну что еще?
- Мне бы хотелось поделится с вами своими мыслями о текущем задании. Это важно.
Тен Волде вздохнул. Это прозвучало почти болезненно.
- Так и быть, первый, я вас слушаю.
- Сэр, я считаю, что ромуланцы проводили испытания своего нового поля невидимости. Судя по всему, испытания эти были настолько засекречены, что часть ромуланского флота об этом была не в курсе. Отсюда и уничтоженная «птица» близ нейтральной зоны. Требуя от нас уничтожения корабля, Империя явно собирается замести все следы. Причем сделать это чужими руками.
- А как вы объясните трилитиевые бомбы? Зачем испытательному кораблю нести на себе такой опасный груз?
- Не знаю, сэр… но чувствую, что что-то здесь не так. Нас явно обманывают.
- Я не думаю, что субкоммандер Селтак обманывает нас. Если даже все то, что вы говорите, является правдой, в чем я сильно сомневаюсь, то вы всерьез считаете, что Империя в здравом уме послала бы сюда того, кто теоретически мог бы это все рассказать в случае непредвиденных обстоятельств?
- Почему бы и нет? Они послали к нам ромуланца, который знает когда и чего ждать и как надо действовать, чтобы стопроцентно похоронить эту военную тайну.
- Первый, я повторюсь: вы параноик. А теперь следуете на мостик. Раз уж вы так заинтересованы в происходящем, то я не понимаю, почему вы тратите свое время здесь.
Сил кивнул, не собираясь спорить, и направился к мостику. По дороге он задумался о происходящем и никогда бы не заметил проходящего мимо него энсина, если бы тот не был одет в яркую футбольную форму.
- Григорьев? – С недоумением уставился он на красного после беготни энсина, с которым он вроде как несколько минут назад разговаривал в кают-компании.
- Коммандер… простите за мой неряшливый внешний вид. Просто после смены я частенько играю в футбол на голопалубе… упал тут неудачно, вот в лазарет иду. Вы что-то хотели?
- А разве мы с вами только что не разговаривали в кают компании? – Прямо спросил его Т'жеван
- Что? Нет, сэр. Я последний час пробыл на голопалубе.
- Но… я ведь сидел с вами за одним столиком. Пил воду.
Григорьев посмотрел на него с плохо скрываемой обидой.
- Вы обознались, сэр. Такое бывает, ведь нас энсинов очень много и все в одинаковой форме, а вы коммандер один. Нам вас легко запомнить, а вам нас довольно сложно, но ничего, нам еще долго вместе служить. А теперь, если вы не против, я пойду, а то у меня рука побаливает.
Т'жеван проводил его взглядом и направился дальше своей дорогой, снова задумавшись над произошедшем. Если как следует подумать, то энсин Григорьев не называл своего имени в кают компании, Т'жеван узнал его по лицу, а на лица у коммандера память была не плохая. Во всяком случае, он не жаловался. А тут такой прокол. Наверное все это история со шпионажем виновата, надо было быть внимательнее.
Так, оказавшись на мостике, Т'жеван сел в кресло капитана и потребовал отчета о сканировании территорий близ нейтральной зоны. Никакой информации ни от одного из кораблей. Ничего удивительного, если учесть что «Келемвор» пролетел семьдесят световых лет никем не замеченным.
- Так, - сказал Т'жеван  вслух, - нам нужно использовать любые ресурсы для поиска. Передайте Эмиссару Милоду, чтобы сообщал о любяых странностях, которые он почувствует за пределами корабля.

Отредактировано Syl T'zhevan (14 Ноя 2015 16:39:09)

+1

23

— Лейтенант, не считайте руководство идиотами и занимайтесь своими прямыми обязанностями. Впрочем, если хотите поговорить о ромуланских делишках то обращайтесь к капитану. Задачей службы безопасности является обеспечение силовой безопасности корабля, лезть в межзвездные интриги лично я не намерен и Вам не советую. Впредь я Вас больше не задерживаю. До свидания — гневно протараторил Мураки. Руководить людьми ему конечно нравилось, но иногда складывалось впечатление что подчиненные строят из себя клинических идиотов, да еще и лезут не в свои дела – к такому сложно привыкнуть.
Опасения Макарова были понятными, но то что он пытался донести всем очевидные вещи, преподнося их в качестве вселенской тайны, в лучшем случае, вызывало лишь ироничную улыбку. Даже не принимая во внимание его «гениальную» идею о попытке штурма вражеского линкора, лейтенант брал на себя слишком много. Ромулане всегда что-то затевают и всегда чего-то недоговаривают и с ними всегда нужно быть настороже это аксиома Звездного Флота, это вбивается в подкорку с того самого момента как ты переступил порог академии, пусть не прямо, но это обыденность, такая же обыденность, как и то что их родичи вулканцы – заносчивые ублюдки, но наши заносчивые ублюдки.
Спать хотелось все так же сильно, раздражающий разговор с подчиненным отнял остаток сил. Махмуду хотелось только плюхнуться в кровать и спать до второго пришествия – долго, особенно учитывая то что он был закоренелым атеистом как, впрочем, и абсолютное большинство флотских. Ноги сами понесли его до каюты и лишь спрятавшись от всех напастей в своей каморке он залез под одеяло, реплицировал себе бутылку пива, включил очередную серию какого-то древнего сериала и медленно погрузился в дрему.

+1

24

После того, как капитан и ромуланин покинули медотсек, срочные задания закончились. Джулианна сдала вахту, выдохнула и отправилась в свою каюту. Поначалу триллка подумала о голодеке, но как-то сразу отбросила эту мысль. Слова доктора Селар подняли в мозгу новую бурю волнений. Рассматривая в турболифте браслет, Джулианна думала - а стоит ли вообще ждать ответа? Знакомство было кратковременным, цивилизация - недоразвитой по меркам Федерации. А что, если у их расы тоже была принята эта гнусная схема, которую она видела у нескольких гуманоидных видов - знакомиться с самками, очаровывать надеждами на будущее, а затем исчезать, не оставив надежды на связь? Успокаивало то, что всё же, её возлюбленный имел мало общего с гуманоидами. Разве что стандартный набор двух ног, рук, глаз, одного носа и одного рта. Система же внутренних органов отличалась слишком колоссально. Джулианна тяжело и грустно вздохнула, вспоминая эти очаровательные и манящие жаберные дуги на шее и здоровую и крепкую систему дыхательных трахей.
Поездка на турболифте показалась триллке необычно долгой. Она потрясла головой, отбрасывая грустные мысли. Зайдя в каюту, Джулианна снова послала пару запросов по заданным координатам подпространственной связи. Ответа, как обычно, не было. Она пыталась поспать, но бессонница дала о себе знать почти сразу. Взяв с собой немного литературы о техническом устройстве спутников связи, Джулианна направилась в кают-компанию. Свободное время тоже можно провести с пользой. Хоть какой-нибудь.

0

25

- Что ж, так точно, сэр, - с явными стальными нотками в голосе ответил своему непосредственному начальнику Макаров. Если честно, подобное обращение было с одной стороны довольно грубым и пренебрежительным для самого лейтенанта, с другой - по сути аль-Мураки был по своему прав (в их, первого лейтенанта Макарова и и.о. шефа безопасности Аль-Мураки, непосредственные боевые задачи действительно ни в коем разе не входили попытки самолично лезть в политические дела галактического уровня), что впрочем, тоже по своему было тем еще поводом для того раздражения, которое прямо сейчас по отношению к сложившейся ситуации испытывал Николай. "Вот только бы, дай то Боже, чтобы это самое руководство не сделало одну боольшую ошибку, поверив Ромуланскому Военному Флоту", - мысленно добавил Николай, все еще испытывая явные сомнения и опасения по поводу той политики "а мы пока что поверим ромуланскому военному эмиссару", которую, по крайней мере публично, проводил в жизнь их капитан, а также легкое раздражение по поводу той отповеди (пускай, и это лейтенант вполне осознавал, по своему справедливой), которую он получил от шефа безопасности Аль-Мураки. Впрочем, с другой стороны, Устав Звездного Флота вполне однозначно гласил, что полученные военнослужащим приказы подлежат исполнению, тем более что он лично уже сделал все от него зависевшее в этой ситуации изложив имеющиеся у него опасения своему непосредственному командиру.
- Только бы нам не сделать в этом деле ту чертову ошибку, которую потом будет почти невозможно исправить, - почти неслышно прошептал себе под нос Николай, допивая свой напиток и резким движением поднявшись из-за стола. Кают-компания постепенно наполнялась матросами и офицерами, возвращавшимися с дежурства и собиравшимися провести скоротать тут часть отведенного времени отдыха. Как-то скорее неожиданно вспомнилось, что вахта самого Макарова на сегодня также успела закончиться, а потому он тоже мог воспользоваться вполне законным временем отдыха, причем голос здравового смысла подсказывал, что сделать это сейчас будет вполне правильным, учитывая что сравнительно скоро им предстояло отправиться в бой с мятежным ромуланским кораблем. Бой, исход которого предсказать было попросту невозможно и из которого они могли попросту не вернуться. Увлеченный подобными мыслями лейтенант позволил себе на пару мгновений отвлечься от окружающей действительности, впрочем и этих пару мгновений хватило, чтобы с размаху налететь на столик, за которым расположилась болианка в лейтенантской униформе, и только благодаря своим тренировкам ухитриться все же удержать равновесие.
- Простите за мою неловкость, мисс..., - почти машинально пробубнил сидевшей за столиком болианке Николай, заодно присмотревшись к последней и поняв, что они похоже именно ее Макаров видит или вовсе впервые или раньше просто не обращал внимание, - простите, наверное нас не успели представить друг другу. Если конечно, это не тайна, как Ваше имя то?

0

26

Раз уж активного отдыха не получилось, можно хотя бы расслабиться за чашечкой ароматного, пусть и реплицированного, чая. Это была мирина любимая смесь из вулканских, болианских и земных трав, программу которой она за годы службы уже запомнила наизусть, в силу частой смены мест. Одна из многих маленьких радостей в суровой жизни офицера звездного флота. Идеальный способ расслаби-
- Простите за мою неловкость, мисс... - неловко извинился молодой землянин, исполнив танец едва-не-упавшего-на-пол лебедя.
- Ничего страшного, моя униформа тоже наверняка хотела пить. - совершенно беззлобно ответила Мирия, попутно отряхиваясь от пролитого чая.
- Простите, наверное нас не успели представить друг другу. Если конечно это не тайна, как ваше имя то?
- От своих секретов не держим! Мирия. Мирия Зова. Я ваш новый навигатор, перевелась на Кюри около недели назад, на пост навигатора. А вот я вас помню! Вы были на утреннем брифинге.
- Лейтенант Николай Макаров, к вашим услугам. Я буду рук-руковожу командой высадки.
- Хех, повезло вам! Раз нынешняя миссия не включает в себя высадку десанта, для вас это, по большей части, бесплатный выходной!
Макаров поежился в кресле.
- Ну, кхем... У меня на этот счет свое мнение. Кроме того, хороший офицер всегда должен быть на чеку.
- Это правильно! - тут болианка вспомнила, что, кстати о таргах, форма все еще мокрая. - Я пожалуй, пойду к себе, переоденусь. Была рада с вами познакомиться, Николай!
- А я с вами, мисс...
- Мирия.
- Мирия.
- Надеюсь, еще увидимся! - улыбнулась на прощание Мирия и отправилась в свою каюту.

Отредактировано Miria Zova (11 Ноя 2015 03:10:39)

+1

27

- Ну вот и поговорили, - слегка задумчиво и очень тихо (так, что едва ли это мог расслышать хоть кто-нибудь из сидящих рядом с ним людей) произнес "себе под нос" Николай, "проводив взглядом" удалившуюся, по видимому к себе в каюту навигатора-болианку.
Мысли о том, что "все это одна большая подстава" все еще продолжали "ненавязчиво стучаться в голову", пускай лейтенант уже почти убедил самого себя в том, что он сделал в данной ситуации вообще все, что мог и теперь все зависело от решений непосредственно командования звездолета. С одной стороны, это казалось самому Николаю правильным и логичным, но с другой стороны, возможная цена ошибки все равно вызывала более чем серьезное беспокойство. Проведя в подобных раздумьях следующие несколько секунд, Макаров в итоге все-таки решил пока что "махнуть рукой на всю эту ситуацию", тем более, что он уже действительно успел сообщить непосредственному командиру о своих опасениях, так что. "В общем, что бы там не случилось дальше, на все воля Господа. Нам же нужно только иметь мужество и веру принять Его волю как есть", - философски рассудил Николай, реплицируя себе еще стакан напитка и тратя следующую минуту на то, чтобы спокойно осушить и этот стакан. В конце-концов, вполне возможно уже завтра "Марии Кюри" действительно предстоял бой с мятежным дедеридексом, бой, из которого все они имели шанс отправиться прямиком на аудиенцию к Создателю, а значит, едва ли, с точки зрения самого лейтенанта, было правильным потратить этот вечер на бесполезные с практической точки зрения и беспокоящие с психологической опасения и раздумья на тему ромулан и их возможных планов и заговоров с интригами..

+1

28

Журнал капитана, звездная дата 53640.9. Вот уже семь дней поисковая группа активно сканирует пространство, прилегающее к нейтральной зоне. Точное направление ромуланской птицы неизвестно, и вся наша зона охвата основана на предположении, что Келемвор не менял курса с момента его последнего обнаружения. Если же он это сделал, то сейчас он может быть уже где угодно, и двадцать семь кораблей Звездного Флота просто занимаются тем, что ищут отсутствующую иголку в стогу сена.

За последние несколько дней первый офицер несколько раз опоздал на свою вахту. В любой другой ситуации капитан бы его строго отчитал и назначил бы ему определенные взыскания, но с Силом был особый случай. Чем именно он был особым, Питер доподлинно не знал, поэтому стал опаздывать на свою вахту вслед за Силом. Однако, по мнению капитана он не опаздывал, а задерживался, о чем не забывал напоминать дежурным офицером, которые несли свою вахту восемь часов вместо положенных шести. Дежурные офицеры не смели жаловаться, а капитан не смел перед ними отчитываться. Тем более что оправдания его поступкам не было – он просто шпионил за своим первым помощником, и старался это делать более умело, чтобы об этом не ходили слухи по всему судну и в некотором радиусе за его пределами.
Настала пора возвращаться на мостик. Сделав шаг вперед из турболифта капитан резко остановился, воткнув свой ошеломленный взор в экран, и не заметил, как с ним кто-то поздоровался.
- Что это? – спросил он у Крилесс, указав носом в изображение тучи космических булыжников прямо по курсу.
- Астероидный пояс, - слегка удивленно ответила клингонская ученая, адресовав свое удивление глупому вопросу из уст капитана.
- Я знаю, - проворчал капитан, не сводя взгляда с экрана, - Я спросил «Что это?».
- Куча времени, пота и слез, - наконец-то сообразила Крилесс, каким должен быть правильный ответ.
- И… - неуверенно протянул капитан, на автопилоте добравшись до своего кресла, - …нам это никак быстро не прощупать?
- Этот астероидный пояс – уникальное явление, - в голосе Ивановой звучала явная злость, похожая на ту, что зрела сейчас в капитанской голове, - В нем много мощных источников дельта-лучей. Они создают серьезные помехи для сенсоров. Как вы, люди, выражаетесь, у меня по этому поводу есть хорошие новости и плохие новости.
- Сначала плохие.
- Из-за радиации нам сложно отличить природные образования от артефактов. Придется каждый булыжник изучать отдельно.
- А хорошие новости?
- Мне уже удалось их всех пересчитать, - оскалилась ученая в какой-то недоброй улыбке, - Двести девяносто четыре тысячи шестьсот восемьдесят девять объектов.
- Крилесс… - озабоченно протянул капитан, усевшись в свое кресло и накрыв глаза своей ладонью, - научитесь уже правильно формулировать степень положительности ваших выводов. Компьютер? Какова вероятность того, что ромуланская военная птица могла укрыться от наших сенсоров в этом астероидном поясе?
- Сто процентов, - уверенно ответил компьютер.
- Компьютер, - встряла Иванова, - Какова вероятность того, что ромуланская военная птица прямо сейчас скрывается в этом астероидном поясе?
- Определить невозможно, данных не достаточно, - ответил компьютер чуть менее уверенно.

+1

29

Мураки нервно перебирал пальцами. Обстановка не прибавляла оптимизма, а спрятаться в работе уже не получалось – монотонные поиск вражеского корабля не лучшее занятие для того чтобы отвлечься. Махмуд проверил все свои заготовки трижды, прогнал симуляции детально насколько это вообще возможно и все было бы хорошо – компьютер отдавал победу «Марии», но лишь в большинстве случаев. Если жертва решит сама стать охотником, притаится где-то, а затем нанесет неожиданный удар то все становилось не так однозначно.
Приближение к астероидному полю вызывало беспокойство. Это было отличное место для того чтобы спрятаться или устроить засаду и именно поэтому они туда и следовали, но нервишки все равно пошаливали.
Лейтенант сделал себе чашку крепкого чаю и откинулся на спинку кресла – ждать оставалось еще очень долго.
Перебирая варианты он задумывался об отправке в астероидное поле нескольких шаттлов в минимальным экипажем для сканирования, но понял, что прячущийся ромуланский линкор они смогут обнаружить разве что врезавшись в него – слишком слабые сенсоры, слишком большие помехи и слишком хорошая маскировка. Нужно было придумать что-то оригинальное, но в изобретении всяческих чудо механизмов и прочем лейтенант был не силен. Он привык к простым, но эффективным решением, впрочем, был не прочь прибегнуть и к эффектным.  Пусть инженеры копаются в тонкой электронике и строят очередное супероружие, а он тем временем займется своими прямыми обязанностями – придумает как это можно адекватно применить.

0

30

Несмотря на все усилия ромуланской и федеральной стороны держать нынешнюю миссию в секрете, молва о предполагаемых совместных учениях ромуланцев и Федерации быстро разошлась по двум квадрантам, заставив побеспокоиться и клингонов, и кардассиан. Дипломатический корпус поручил Вану уладить потенциальный конфликт с последними, на что у него ушла последняя неделя.  Кардассианцев можно было понять - к ним никто не питал особой симпатии, а после войны они оказались наиболее уязвимы. Убедить их в отсутствии опасности было непросто, но, к счастью, эмиссару это удалось, благо обошлось без шаттла на Кардассию - он находил их климат слишком уж жарким.
После контакта с Галактическим Барьером он всё ещё весьма настороженно относился к своей телепатии, поэтому изначально к взаимодействую с Селтаком он подошёл без применения оной. Все попытки вербальным образом выудить из него хоть какую-то информацию были тщетны, равно как и попытки узнать побольше о ромуланцах в целом и субкоммандере в частности - тот язвительно-вежливым тоном отказывался от любых разговоров, не касающихся основной миссии. И даже когда Милод решился на телепатическое его сканирование, то нашёл разве что ненависть, сарказм и некое отчаяние. Кроме этого, он почувствовал, что ромуланин что-то скрывает, но едва ли это было вселенским откровением. Гораздо сильнее его волновал тот факт, что он не мог понять, что именно скрывает Селтак - видимо, тому провели тщательный инструктаж по взаимодействию с бетазоидами, прежде чем отправить в пространство Федерации.
Сим фактом капитан был разочарован не меньше, чем сам дипломат. В уютной обстановке капитанской рубки, они оживлённо обсуждали возможные скрытые мотивы Селтака, плавно перейдя к паранойе первого офицера и, в конце концов, к паранойе капитана относительно паранойи первого офицера. Вану очень не нравились взаимоотношения в высшем офицерском составе и только он собрался выразить всё своё недовольство, как резкий голос Крилесс пронёсся сквозь герметичную преграду между мостиком и капитанской рубкой. Судя по всему, на клингонских кораблях не пользовались коммуникаторами.
Ведомый интересом эмиссар проследовал на мостик вместе с тен Волде, и оказавшись там взгляд его сразу устремился на центральный дисплей. Он тщательно всматривался в него, прощупывая каждый пиксель в попытках найти там хоть что-нибудь отличное от светодиодов.
- Они здесь, - выдержав паузу утвердительно сказал он, чем обратил на себя внимание и клингонки, и капитана.
- Кто "они"? И где находится это ваше "здесь"? - стандартным раздражённым голосом спросила Крилесс у Милода.
- Ромулане, в астероидном поле, - ответил за него Питер.
- Спасибо, капитан, - поблагодарил его Милод, после чего продолжил. - Я чувствую присутствие большого скопления гуманоидов, но не чувствую их мыслей. Они.. судя по всему, весь экипаж без сознания.
- Весь экипаж? Вы уверены?
- Почти.
- А можете показать на карте где они находятся? - вновь встряла Иванова.
- Наверняка.
Как только курс был задан, болианская рулевая тут же направила Кюри вперёд, вальяжно огибая крупные астероиды. Сей космический танец занял около пяти минут, за которые на мостик уже успел явиться и ромуланский субкоммандер, и даже первый офицер, впервые за несколько дней столкнувшись с капитаном лицом к лицу. Они могли бы часами сверлить друг в друге сотни сотен дырок одним только взглядом, если бы клингонка не оторвала их от столь безумного интересного занятия свежим пересказом данных со своей консоли:
- Капитан, прямо по курсу боевая птица, класс Д'Дэридэкс. Вывожу на экран.
Казалось, картинка на экране не сменилась - всё те же космические булыжники, разве что плотность их изменилась.
- Увеличить изображение.
И вот теперь еле заметное зелёное пятнышко где-то на заднем плане приобрело очертания ромуланского крейсера.

0

31

Все присутствующие на мостике в данный момент были заняты важным делом - изучали контуры беглого корабля. Не нужно было быть великим инженером, чтобы понять, что экран демонстрировал им Д'Деридекс, но у некоторых все еще оставались сомнения по поводу того, что это именно тот самый беглый корабль, который поставил на уши несколько секторов. Лишь только субкоммандер Селтак, разглядывая изображение на экране, начал в тайне ото всех истекать слюной, и Милод не мог не почувствовать его возбуждение и мыслей о скорой награде за хорошую службу и скоропостижное повышение.
- Вот он, - произнес Селтак, сглотнув слюну, - Висит перед нами, как на блюдечке. Пустите меня за пульт, и я сам его уничтожу с одного залпа...
- Не торопитесь, - произнес капитан, и его рука ухватилась за ромуланский рукав, - Вам не кажется, что это как-то... не правильно?
- Конечно, кажется! - нервно выплюнул Селтак, вырвав свой рукав из капитанской хватки, - Я не ожидал такого исхода, но все могло быть гораздо хуже. Вот наш шанс! Надо пользоваться!
- Тактический анализ?
- Излучение сильно мешает сканированию, - отозвался Махмуд, испугавшись, что ромуланец его вот-вот вытолкнет с его собственного поста, - Если на корабле есть энергия, то по минимуму. Орудия и щиты не функционируют.
- Что? - переспросил капитан, не поверив офицеру по тактике и сам посмотрел на показания приборов, - Почему они без щитов? Какими нужно быть идиотами, чтобы отключить щиты при такой радиации?
- Вероятно, отчаянными идиотами, - встряла Иванова, - По моим расчетам их обшивка способна поглотить 70% излучения. Оставшиеся тридцать дадут смертельную для гуманоида дозу за четыре часа.
- То есть поэтому они все без сознания? - обратился первый офицер к эмиссару, - Они прямо сейчас умирают от лучевой болезни?
- Это единственный логичный вывод, - кивнул эмиссар.
- Сэр, - вновь привлек к себе внимание Аль-Мураки, - Я вижу повреждения на обшивке. Следы плазмы, дизрапторов и фазеров. Это определенно то судно, которое мы ищем.
- Постойте! - вновь встряла Крилесс, - На их обшивке микротрещины, словно их корпус подвергся сильному физическому напряжению. А еще следы лазеров. Они воевали не только с ромуланами и федерацией. Они точно подрались с кем-то еще.
- Капитан, - решила поделиться Мирия интересным фактом, - Не смотря на повреждения это судно было мастерски припарковано. Его траектория не пересекается ни с одним из астероидов. Навигатор явно мастер своего дела... - опустив глаза, болианка поправилась, - ...был мастером.
- Они все еще наши общие враги, - напомнил о своем существовании Селтак, - Капитан, мы здесь для того, чтобы уничтожить это судно.
- Вот как? Вы знаете, я был уверен, что мы ввяжемся в бой, - с подозрительностью в голосе проговорил тен Волде и устремил свой задумчивый взгляд обратно в экран, - Но тут иная ситуация. Устав гласит, что мы не должны нападать на судно, чьи враждебные намерения не доказаны.
- Капитан, они уничтожили Даллас! - прошипел Селтак.
- Ответственный за уничтожение Далласа либо уже мертв, либо при смерти. Это судно беззащитно и вот-вот станет кораблем-призраком. Вы знаете, что их убило?
- Радиация...
- Нет, радиация была лишь терминальной стадией заболевания, - тен Волде вдруг поймал себя на мысли, что к нему возвращаются медицинские привычки, - А вот что за болень заставила их сначала объявить войну двум фракциям, а затем вот так бесславно покончить с собой в этом астероидном поясе - не понятно... И причем тут трилитий?
- Да, причем здесь трилитий? - вновь подала голос Крилесс, - Вы знаете, субкоммандер Селтук...
- Селтак!
- ...что дельта-лучи со временем делают трилитий инертным? Какой-то хреновый у этого варбирда план вторжения!
- Так или иначе, вторжение состоялось! Один из ваших кораблей погиб, вам этого не достаточно?
- Обстоятельства изменились, - капитан оглядел всех присутствующих и заранее придумал, как будет объясняться перед несколькими адмиралами в том, что он отклонился от плана, - Нам нужно отправить группу на Келемвор и по возможности привести кого-нибудь в сознание и допросить. Жаль, подготовиться к высадке не было времени... Аль-Мураки, почему никому в голову не пришло подготовиться к подобному случаю?
- Но сэр...
- Все ясно, - заткнул капитан своего офицера по тактике, - Собирайте группу высадки. Передайте доктору Бран, что ей нужно приготовиться к тому, чтобы привести нескольких ромуланских пациентов с лучевой болезнью в чувства.
- Транспортеры в таких условиях превратят группу высадки в группу вывертки.
- Тогда собирайте группу в ангаре. И передайте доктору Бран, чтобы не забыла взять на всех по хорошей дозе радиопротекторов.

+1

32

Совместный пост с тов. Аль-Мураки
===
Последние несколько дней, которые "Мария Кюри" потратила на поиски ромуланских ренегатов в нейтральной зоне, нельзя было назвать особо насыщенными событиями. По крайней мере, именно таким образом дело обстояло для самого лейтенанта Макарова. За привычными делами и направленными на отработку абордажных и контрабордажных действий тренировками (пускай в базовом плане их действий непосредственные боевые действия на борту корабля, как ромуланского, так и, возможно, их собственного, не предусматривались, но тем не менее, задачей десантной группы и отрядов внутренней безопасности все таки являлось, в том числе, поддержание постоянной готовности к любым хотя бы теоретически возможным ситуациям) их прошлый короткий спор с лейтенантом аль-Мураки почти позабылся.
Словом, это был вполне обычный день, и лейтенант Макаров уже готовился заступить на очередную вахту, когда на его персональный коммуникатор пришел срочный вызов от лейтенанта Аль-Мураки, который все также являлся для Николая его непосредственным командиром.
- Лейтенант, кажется Ваша идея была не такой уж глупой или сама судьба благоволит Вам. Собирайте группу высадки, через двадцать минут на ангарной палубе, - уязвленно прошипел голос Мураки по вокс-каналу, пытаясь скрыть надменные нотки в голосе. Получалось откровенно плохо.
"Вот это поворот, однако", - с изрядной долей удивления просебя произнес Макаров. Насколько он помнил из их последнего разговора "в живую", шеф безопасности Аль-Мураки был категорически против десантной операции, более того, он тогда привел вполне логичные и обоснованные (в том числе и с точки зрения самого Макарова) доводы, почему именно это было плохой идеей. Так что с учетом всего этого подобная перемена решения могла иметь только одну причину, и тут не надо было быть телепатом или особо осведомленным в делах старших офицеров звездолета человеком, чтобы понять, что что-то пошло очень-очень не по первоначальному плану, почему и потребовалась десантная группа.
Впрочем, сейчас эти рассуждения были совершенно ненужной лирикой - у лейтенанта был приказ, и этот приказ требовал немедленного исполнения.
- Будет исполнено, сэр, - отчеканил в ответ Николай, стараясь скрыть удивленные нотки в своем голосе, - Я соберу группу и доложусь по готовности к вылету...
Дождавшись, пока Аль-Мураки оборвет соединение, Макаров активировал консоль корабельной инфо-сети и сделал голосовой запрос:
- Компьютер, прошу предоставить имеющиеся данные по цели десантирования, а также отправить запрос на подготовку шаттла к вылету..
- Запрос принят, - отозвался центральный компьютер привычным мелодичным голосом, - целью десантирования является ромуланский звездолет типа "Хищный Птица", класс "Дедеридекс". Точная планировка неизвестна, состав живой силы противника на борту - неизвестен, корабль имеет экстенсивные боевые повреждения внешней обшивки. Цель операции, согласно приказа капитана Тен Волде - захват пленника для допроса. Внимание - на борту цели зафиксированы опасные уровни дельта-излучения, рекомендуется принять меры к защите от радиационного поражения.
"Дельта-радиация", - также просебя проговорил лейтенант, параллельно "прогоняя в голове" все возможные последствия этой далеко не самой однозначной новости. С одной стороны - дельта-излучение (пускай последствия не слишком высоких доз такового умели лечить) представляло собой смертельную угрозу, если человек получал слишком высокую дозу, с другой стороны - оно же вероятно значило, что значительная часть живой силы противника уже наверняка эту самую высокую дозу радиации получило и сейчас либо уже мертвы, либо небоеспособны.
- Ну что ж, - скорее себе под нос, чем обращаясь к внутренней компьютерной системе корабля, произнес Макаров, дальше обращаясь уже к бортовому комьютеру, - передай десантной группе приказ на сбор в главном ангаре. Снаряжение - класс два плюс противорадиационные костюмы и по два комплекта одноразовых инъекторов с радиопротекторами. Сбор через пятнадцать минут.
Прослушав столь же стандартный ответ, что приказы переданы, лейтенант быстро выключил терминал, и, погасив освещение вышел из каюты. Дальше его путь пролегал через арсенал (где он вооружился фазером второго типа, фазерной винтовкой, облачился в противорадиационный костюм (пока, правда, не герметизируя шлем) и взял уже приготовленные две разовых повышенных дозы радиопротектора), и через один из центральных турболифтов - к ангару. К означенному Аль-Мураки времени десантная группа была уже в полном сборе, со всем необходимым снаряжением, а потому Николай активировал свой коммуникатор, и, установив канал связи с шефом безопасности Аль-Мураки, коротко доложился:
- Сэр, докладываю - группа высадки в сборе. Мы ожидаем приказа к началу операции, сэр...

Отредактировано Nikolay Makarov (14 Ноя 2015 03:00:30)

0

33

Пользы свободное время принесло Джулианне довольно мало. Вскоре мятежный ромуланский корабль был найден, и лейтенант Макаров обрадовал триллку известием - её включили в группу высадки! В переносном смысле, разумеется, обрадовал. Доктор Бран не имела ничего против командира десанта и исследования опустевших кораблей как таковых, но лезть в горячие точки сама как-то не планировала. Судорожно вспоминая курс боевой подготовки, Джулианна начала собирать нужное количество противорадиационных препаратов.
- Николай Макаров земной противорадиационный раз, Бьёрн Финштад земной противорадиационный два...какая неожиданность, иии...один бетазоидский. Внезапно, - бормотала она про себя, глядя на список группы высадки на своём датападе.
Этим бетазоидом был энсин-учёный Эвол Лас, помощник Крилесс. Специализировался на различных видах излучений. "Неплохой выбор", - отметила про себя Джулианна. Схватив препарат для себя и нацепив на пояс медицинский трикодер, триллка отправилась в ангар.
Энсин Лас прибыл на место первым. Судя по трясущимся рукам и бегающим туда-сюда взглядом, он тоже нервничал.
- Первая высадка? - спросила доктор Бран у бетазоида, стараясь успокоить свои собственные нервы.
- Да...- промямлил энсин, начиная ходить взад-вперёд. Очевидно, эмоциональное состояние доктора сказывалось на нём не очень хорошо.
- Не волнуйтесь. Если что, нас прикроют. С нами ведь лейтенант Макаров! Кстати, как ваша голова?
- Ещё немного болит, по ночам.
- Странно, медосмотр показал, что все нейролептики были выведены из вашего обмена веществ уже три недели назад. Вы пробовали обращаться к советнику на станции, или говорили с эмиссаром Милодом?
- Да...мне сказали, что это психологическое. Пройдёт, не волнуйтесь. Это не помешает миссии.
Джулианна кивнула. От бессмысленного диалога нервы немного успокоились, поэтому к появлению Макарова и Финштада ей уже не хотелось лечь на пол и прикинуться смертельно больной. Сделав инъекции гипоспреем всем пришедшим участникам группы высадки, доктор Бран прикрыла глаза и приготовилась к страшному.

0

34

- Капитан, я вызываюсь в группу…
- Первый, вы отправитесь вместе с группой…
Эти фразы капитан и первый помощник произнесли одновременно, думая об одном и том же. У тен Волде это вызвало ухмылку.
- Надо же, первый, какое знаменательное событие – вы выполняете мой приказ и даже не перечите. Больше скажу, я еще и приказать не успел, а вы уже бежите.
- Все верно, капитан, - кивнул Сил и поднялся со своего места, поймав на себе гневный взгляд Селтака, – не беспокойтесь, субкоммандер, у меня гуманные методы допроса.
Селтак сразу же отвернулся, начав рассматривать дисплей с «Келемвором», явно собираясь еще поспорить с капитаном, ожидая когда первый помощник покинет мостик и не станет ему мешать.
- Первый, не усложняйте ситуацию, - раздраженным тоном вмешался Питер, - и не задерживайте группу высадки.
- Выполняю. – кивнул Сил, направившись к турболифту.
Через пару минут он уже был у шаттла, где встретил доктора Бран, энсина Ласа, а так же троих десантников из пехотного корпуса из которых узнал только лейтенанта Макарова, который и командовал всей операцией. Коммандер, заранее прознав о том, что тот очень долго готовился к подобному, решил ему не мешать.
- Шаттл к отлету готов, - отрапортовал ему инженер Капур, отведя от летательного аппарата свою группу.
Первый помощник внимательно осмотрел всех членов группы высадки, внимательно их изучая. Основной причиной, по которой он вызвался на эту операцию, являлись его опасения по поводу шпиона. Вся эта ситуация была идеальным прикрытием, для того, чтобы узнать важную информацию раньше Федерации. Проблема была в том, что единственным, кто добровольно вызвался на эту операцию был сам Т'жеван, а все остальные были тут по долгу службы. Но Сил все равно нутром чуял, что если шпион захочет то воспользуется этой ситуацией, осталось только понять как он это сделает.
- Я буду управлять шаттлом, - остановил Сил энсина Ласа, собиравшегося сесть за штурвал.
Давно уже Т'жевану не приходилось управлять подобным судном, но он пока еще не растерял навыки, хоть и убедился в этом только после того, как вывел аппарат из ангара.
- Так, бойцы, эту операцию мы отрабатывали с вами несколько раз на голопалубе, но мы все равно можем встретиться с непредвиденными обстоятельствами. Да, по известным нам данным, дельта-излучение сделало недееспособным весь экипаж «Келемвора», но надо быть готовыми ко всему…
- Весь экипаж? Полтары тысячи ромуланцев? – Удивился энсин Лас.
- Ну, если предположить, что на корабле был бунт, то к тому времени экипаж мог сократиться. – Напомнила ему Бран.
- Все равно число будет не маленькое…
- Ничего удивительно, - присоединился к разговору Сил, продолжая пилотировать шаттл, - мало что в галактике сравнится с дельта излучением по смертоносности.
- И мы направляемся прямо туда? Ух… - Бетазоид сразу же побледнел, и Бран поспешила его успокоить.
- Не беспокойтесь, энсин, - сказала она с улыбкой, - защитные скафандры и антирадиационные препараты нас защитят, да и для дополнительных мер предосторожности я взяла с собой…
Но Ласу так и не удалось узнать, какие дополнительные препараты взяла с собой Бран, потому что первый помощник объявил о приближении к «Келемвору». Стыковка со шлюзом нижней палубы прошла очень гладко к удивлению самого Сила, обычно подобные вещи давались ему не сразу. Макаров уже собирался открывать двери шаттла, но Т'жеван жестом остановил его.
- Перед тем как мы начнем, я должен поведать вам всем о некоторых деталях нашей операции. Как только мы найдем живого ромуланца, я как старший офицер проведу опрос, и мне в этом поможет доктор Бран, остальные при этом участвовать не будут. Это запрещено. После того, как мы это сделаем, мы отправимся за бортовым самописцем. Всем все ясно?
- Коммандер, - обратился к нему Макаров, - приказов об изъятии самописца нам не поступало, сэр.
Т'жеван внимательно посмотрел на лейтенанта, задумавшись над ответом. На самом деле, Сил делал весьма не свойственную для андорианца вещь – он врал и довольно нагло. Про детали проведения допроса ромуланца капитаном ничего сказано не было, как и про самописец, но первый помощник решил, что нельзя просто так Империи спустить с рук подобное наглое поведение. Кроме того Силу очень не хотелось, чтобы информация с «Келемвора» попала не в те руки.
- Этот приказ я получил перед отправкой, лейтенант. Субкоммандер Селтак очень бы хотел взглянуть на самописец. – Сухо произнес он, отведя взгляд, если больше нет вопросов, то командуйте высадкой.
У Макарова больше не было вопросов, поэтому он кивнул и сказав «С Богом!» отворил дверь шаттла. Все шестеро пробрались на ромуланский корабль.

Отредактировано Syl T'zhevan (15 Ноя 2015 23:26:34)

0

35

Журнал капитана, звездная дата 53641.0. После удачного стечения обстоятельств мы нашли поврежденное ромуланское судно и смогли подтвердить, что это судно является искомым Келемвором. Как оказалось, весь корабль облучен смертельной дозой радиации, и экипаж по всей видимости находится при смерти. Ближайший корабль Звездного флота находится в трех часах пути от нас, поэтому я решил не тратить время и под свою ответственность изменить заранее установленный план. Группа высадки на данный момент отправлена на вражеский борт для выяснения деталей произошедшего. Связь с ними невозможна, но реальной опасности на Келемворе не предвидится.


Когда группа высадки ступил на борт Келемвора, они не могли не заметить, что на судне почти все было в порядке. Не в том порядке, в котором пребывали нормальные корабли ромуланской империи, но это тоже можно было назвать порядком. На удивление энсина Ласа их не встретила недружелюбная атмосфера смерти, ужаса и опасности, ноздри не забились трупными запахами, лампы на потолке не мигали, словно неисправный стробоскоп, а радиация не превратила всех присутствующих в запеченных неудачников в мундире. Коридоры нижних палуб были пусты, а единственное, что хоть как-то свидетельствовало о наличии жизни – едва уловимый гул из вен корабля, по которым все еще текла энергия, обеспечивая бесперебойную работу освещения, жизнеобеспечения и  искусственной гравитации. Изнутри судно выглядело гораздо лучше, чем снаружи.
Незваные гости пребывали в растерянности. На первый взгляд казалось, что все трупы и не-совсем-трупы просто взяли и исчезли. Уползли. Дематериализовались. Самоустранились. Но ведь это только на первый взгляд. Вполне вероятно, что все они находились в более жизненно важных отсеках, коим отсек стыковочного узла считаться не мог. Обыскивать весь тяжелый крейсер никому не хотелось, но возвращаться обратно с пустыми руками и без оправданий своей халатности было не комильфо.
Их путь лежал вперед, до ближайшего способа подняться на верхние палубы. У кого-то даже появилась надежда на работоспособные турболифты.  Надежда стремительно оправдалась. Лишь оказались в турболифте они начали осознавать собственную беспомощность: никто не знал, где на Д’Деридексе располагались командные пункты. Сил попробовал выудить эту информацию из компьютерного терминала, но затем понял, что общение с компьютером сильно затруднено – автопереводчик наотрез отказывался переводить каракули, которые слабо напоминали ромуланские иероглифы. С компьютером явно что-то было не так, даже по меркам совершенно чуждой космической техники.  Невозмутимая сволочь с электронной начинкой вела себя в высшей степени неотзывчиво, словно бы кто-то научил ее не разговаривать с незнакомцами. Чем дальше они возились с компьютером, тем сильнее нервничал энсин Лас, периодически поглядывая на радиодозиметр и напоминая членам команды, сколько часов им осталось до неминуемой ужасной смерти.
Наконец, настал момент, когда терпение у всех кончилось, и они дружно плюнули на попытки добиться лояльности у компьютерного терминала. Сев в турболифт, Сил наугад выбрал четырнадцатую палубу, на которой наверняка должен был присутствовать хоть кто-то из экипажа. Он угадал. Когда створки открылись, их взору явился экипаж Келемвора, как ни в чем не бывало спокойной походкой бороздящий коридоры и молча занимающийся своими делами. Признаков лучевой болезни не было ни у кого из них, однако в помещениях четырнадцатой палубы уже было не так хорошо убрано. С переборок были сняты панели, что обнажило проводку и энергоканалы, повсюду торчали какие-то непонятные порождения техногеники, с потолка свисали пучки проводов, а ромуланцы невозмутимо сновали туда-сюда, совсем не стесняясь дельта-лучей и периодически освещая себе путь красными огоньками, испускаемыми кибернетической насадкой на их лицах, скрывающей левой глаз. У каждого из них вместо руки был уникальный протез с различными наборами инструментов на все случаи жизни, и среди этих инструментов совсем не было приспособления, спасающего от внезапного зуда между лопатками. Цвет их лиц был явно нездоровым, а блестящие макушки больше не были прикрыты аккуратными стрижками. В общем, выглядел экипаж весьма странно. Либо ромуланская армия успела провести какую-то странную военную реформу, либо с этим судном случилось то, чем это все казалось.
Напольная обшивка турболифта вдруг почувствовала шесть учащенных сердцебиений из пяток группы высадки.

0

36

Участие в операции первого помощника - коммандера Сила Т'Жевана хотя и могло показаться на первый взгляд довольно необычным, особенно учитывая радиационный фон на корабле-цели, но хотя бы могло быть обосновано важностью миссии. В отличие от необходимости личного участия в операции офицера-медика, кажется, лейтенанта Бран, в чьи обязанности ну никак не входило участие в бою, скорее даже наоборот.
Впрочем, времени особо размышлять над вопросом "зачем и почему" у лейтенанта особо и не было. Как и делать какие-либо протесты, поскольку их шаттл уже летел по направлению к дрейфующему под жесткой бомбардировкой дельта-лучей ромуланскому боевому звездолету. "Ну что ж, терпи казак, атаманом блин будешь", - с легким раздражением по поводу "навязанной пассажирки из военно-медицинской службы" подумал Николай, тихонько вздохнув, и, прочистив горло, обращаясь к остальным участникам десантной группы:
- Что ж народ, итак, последние ЦУ переда высадкой. Про дельта-излучение на борту вы прекрасно слышали, потому перед выходом всем принять по одной полной дозе радиопротекторов и загерметизировать противорадиационные костюмы. На все про все у нас сорок пять минут, чтобы не получить высокий риск всех "прелестей" лучевой болезни. Если у кого-то разгерметизируется костюм - вкалываем вторую дозу и бегом назад к шаттлу. Наша задача захват кого-то из старших офицеров живым, а потому фазеры в режим парализатора. Сержант Чоу, Ваша задача присматривать за лейтенантом Бран и прикрывать ее, - Макаров сделал паузу, прекрасно понимая, что сказанная им сейчас фраза, да и то, что он собирался сказать далее скорее всего заденет самолюбие офицера-медика. Точнее, конечно же он не был телепатом, но вроде как эмоции триллов были схожи с человеческими, а потому подобное было бы вполне естественно. Как и то, что в сложившейся ситуации у него не было много времени объяснять и приносить извинения, потому лейтенант продолжил, обращаясь уже лично к триллке:
- Лейтенант Бран, к Вам у меня большая просьба - держаться рядом с сержантом Хельгой Чоу и никуда не отходить. Для Вашей же безопасности. Фазер, который Вам должны были выдать настроен в режим парализатора, а потому если враг окажется близко - не раздумывая наводите и стреляйте. И если мы все сделаем правильно - все вернемся живыми и без необратимых повреждений...
---------------
Спустя несколько минут. Борт дедеридекса
---------------
Пребывание в противорадиационном костюме было довольно любопытным, хотя и, без должной подготовки и опыта, не слишком приятным опытом - приглушенность всех наружных звуков, гулкий звук собственного дыхания, определенная стесненность движений. И ярко-красный огонек анализатора на руке лейтенанта, показывающий высокий уровень внешней радиации и опасность нахождения "прямо здесь, прямо сейчас" без такого костюма. Дополнительно, место инъекции радиопротектора все еще немного жгло, но сейчас Макарова занимало не это. Корабль, а точнее его нижние палубы, оказался в высшей степени странно выглядящим. Настолько странно, что этого было уже достаточно для глухого чувства тревоги и опасности, которое сейчас испытывал Николай. Нет, на корабле не было следов массивных повреждений и лежащих тут и там трупов экипажа, напротив, тут было чисто, пусто и оборудование было исправно. Все было настолько необычно правильно и чисто, что внутренний голос здравого смысла буквально вопил "здесь что-то совсем не так, как должно было быть. Здесь может быть что-то опасное".
После нескольких минут бесплодных попыток копания в бортовом компьютере (доступ был, вполне ожидаемо, ограничен), команда высадки все же нашла и активировала грузовой туболифт, запустив местом назначения ту палубы, где должен был быть центральный командный пост. Лифт быстро доставил их на место и открыл свои двери, продемонстрировав, что порой реальность может преподносить сюрпризы почище любых выдуманных кошмаров. Экипаж корабля выглядел вполне здоровыми и бодрыми, более того, пока они не обращали на вторгшихся никакого внимания. Зато не обратить внимание на состояние ромулан было сложно, как и не узнать те импланты, которыми были теперь напичканы их тела.
"Господи Пресвятой", - просебя произнес Николай, поднимая винтовку и тихо направляя ее на ближайшего экс-ромуланского матроса, - "вот и ответ, что здесь случилось". Лейтенант активировал общий вокс-канал и тихо, стараясь не привлечь внимания, передал по вокс-связи остальным участникам десантной группы:
- Фазеры в режим дезинтеграции, приготовиться к открытию огня, - Макаров понимал, что данный приказ противоречит их первоначальной миссии, но насколько ему было известно, парализатор на боргов попросту не действовал, да и обычный режим летального поражения часто убивал дронов не с первого выстрела, даже когда они еще не успевали адаптироваться, - коммандер Т'Жеван, прошу Вашего разрешения на открытие огня на поражение, сэр...

0

37

Борг?
Сил ожидал от “Келемвора» много чего, особенно после затопленных палуб «Миркула», но невозможно подготовиться к первой в своей жизни, встрече с самой опасной псевдорасой галактики. От шока он даже потерял дар речи и не смог ничего ответить ждущему от него приказа Макарову, сохранившему хладнокровие в столь невероятной обстановке.
Где-то позади Т'жеван услышал как энсин Лас сползает по стенке турболифта, видимо для его нервов борг стал последней каплей. Так же он слышал, как Хельга Чоу выполняет свой приказ, все сильнее прижимая доктора Бран к той же стенке.
- Черт возьми, сержант! Я умею управляться фазером! – Нервы последней тоже сдали и она в чувствах произнесла эти слова не заботясь о громкости произношения. По наступишей тишине было понятно, что она пожалела об этом.
По лбу Сила пробежала капля пота, он снял с пояса свой фазер, приготовившись к тому, что ассимилированные ромуланцы сейчас нападут.
- Коммандер, - нетерпеливо прошипел Макаров, - дайте разрешение открыть огонь пока не поздно!
Но борг никак не проявлял себя. Несмотря на шум, они не обращали никакого внимания на шестерку высадки, продолжая заниматься своими, наверняка важными, делами. Тут-то Сил и вспомнил те отчеты, что когда читал о Борге.
- Стойте! – Прикрикнул он, - Лейтенант, не открывайте огонь ни при каких условиях. Это приказ!
- Приказ? Простите, сэр, но…
- Да, я знаю как это выглядит, но уверяю вас, что сейчас открывать огонь сейчас будет большой ошибкой. Борг не тронет нас, пока не видит в нас какой-либо угрозы своим операциям. Мы можем находится на корабле и даже перемещаться по нему, а они не будут обращать на нас никакого внимания… во всяком случае пока мы не вмешаемся в их жизнедеятельность.
Лейтенант опустил свою винтовку и остальным десантникам велел сделать тоже самое.
- Ну, - все равно продолжил он говорить шепотом, - я думаю, что нам нужно вернуться на «Кюри» и доложить обо всем капитану, сэр.
- С пустыми руками? – Вопросительно посмотрел на него Сил, - ну уж нет, мы должны забрать бортовой самописец.
- Но коммандер, тут повсюду Борг! Вы сами сказали, что нельзя вмешиваться в их жизнедеятельность…
- Не думаю, что самописец так уж важен для них…
- Простите, сэр, но я считаю это очень плохой затеей.
- Послушайте меня, лейтенант, - повернулся к нему Т'жеван, - этот корабль был ассимилирован Боргом. Боргом, черт возьми! Судя по тому, как Империя виляла при рассказе о бунте «Келемвора» они сами не ведают, что здесь произошло и они должны узнать. Борг угроза любой развитой разумной жизни в галактике! Посмотрите, что происходит: они ассимилировали этот корабль и нагло пролезли на территорию Федерации! Борг такого уже давно не делал. Что дальше!? Мы должны знать, какого черта Борг делает в нейтральной зоне и этот самописец – наш ключ.
Макаров промолчал не став ничего отвечать, но по его лицу был заметно, что он все еще не уверен.
- А моего мнения как доктора никто услышать не хочет? – Так же шепотом вмешалась в разговор Бран. – Тут между прочим энсину плохо.
- Нет… нет, я в порядке, – поднялся на ноги Лас, тяжело дыша. – Мне просто надо немного успокоиться… вот и все.
- Коммандер, - вновь обратился к Силу Макаров, - может нам все-таки вернуться на корабль за подмогой? Нас как-то мало…
- Много человек и не нужно для подобной операции. – Дабы продемонстрировать свою правоту Т'жеван вышел из турболифта, подойдя к одному из ассимилированных ромуланцев. Все присутствующие сильно напряглись, но ничего не произошло. Не обратив никакого внимания на первого помощника, ромуланец пошел дальше делать свою работу.
- Вот видите! – Повернулся коммандер к остальным, - но я не могу говорить, что все будет так же, если нас будет больше… будем продвигаться дальше, как можно аккуратнее, возьмем что нам нужно и отправимся назад!
На лицах Макарова и Бран все еще читалось сомнение, поэтому Сил добавил.
- Послушайте, я не буду вам отдавать обязательные приказы, я понимаю ваш страх. Но подумайте о судьбе Федарции! Если вы этого не сделаете, то можете отправляться в шаттл и ждать меня там, я сам все сделаю. В противном случае идите за мной.

0

38

- Черта-с-два мы Вас тут одного оставим, сэр. Морпехи своих не бросают, - прошипел в ответ Силу Макаров, заодно сверяясь с наручным индикатором радиации. Тот как прежде горел красным огнем, но вместе с тем, судя по показаниям соединенного с дозиметром таймера у них еще было время провернуть тот в меру безумный, но возможно и единственно правильный в текущей ситуации план. Было ли лейтенанту Макарову страшно? Разумеется, было - как было бы сейчас страшно почти любому разумному гуманоиду, попавшему в подобную ситуацию, исключая разве что андроидов да вулканцев, и то насчет последних он был не уверен. С другой стороны - Макаров был командиром десантной группы, а это значило что именно на нем сейчас лежала ответственность за жизни остальных бойцов, а это значило, что у Николая попросту не было права действовать исходя из чувства страха. Кроме того, коммандер Т'Жеван оказался совершенно прав насчет того, что борги пока что не обращали на "незваных гостей" совсем никакого внимания, не пытаясь атаковать. Было ли это признаком везения, присущего многим начинаниям наивных дурачков, или же знаком того, что Провидение сейчас было на их стороне было сейчас, пожалуй, не так и важно.
- Отряд, построение для круговой обороны, лейтенант Бран и энсин Лас-  в центре строя, - тихо распорядился Макаров, чувствуя, как по лбу скатывается крупная капля пота, вытереть которую не было никакой возможности из-за шлема противорадиационного костюма, который был на нем сейчас надет, - фазеры не дезинтеграцию, огонь только в ответ, на провокации не поддаемся и ведем себя как можно тише. Коммандер, ведите, мы Вас прикрываем. Сделаем это...
Последние слова Николая были явно обращены к коммандеру Т'Жевану. Бойцы группы Макарова выстроились неровной, ощетинившейся стволами фазерных винтовок окружностью, в передней части которой находились сам лейтенант и коммандер Сил Т'Жеван. "Господь моя твердыня и моя крепость, а потому не убоюсь я зла", - тихо, почти неслышно шептал слова молитвы Николай, удерживая ближайшего к себе экс-ромуланина на прицеле фазерной винтовки, выставленной на мощность выстрела, достаточную для того, чтобы просто-напросто испарить незащищенного человека. "Не убоюсь смерти, ибо Господь придет за моей душой, и в доме Его пребуду во веки", - лейтенант все так же шептал дальше слова молитвы и все так же оставался готовым в любой момент выстрелить, если это потребуется. Вся ситуация, которая сейчас происходила вокруг него была похожа на безумие, безумным мог показаться и план коммандера, но какое-то шестое чувство подсказывало, что возможно в столь безумной ситуации именно такой безумный план мог действительно сработать...

0

39

Питер тен Волде - жестокий человек. Возможно, сам того не понимая, он лишь одной единственной фразой проклял Вана на бессрочное томление в глубинах дипломатического ада. Судя по мыслям Селтака, его ожидала схожая судьба, отчего он был готов в любой момент сорваться с цепи и наброситься на капитана аки Отелло на Дездемону, или как минимум наградить его множеством нелицеприятных титулов на ромуланском языке, которые он сейчас перечислял в уме. Тен Волде же, включив свою фирменную решительность, о дипломатических тонкостях не задумывался - будучи мысленно готовым к дисциплинарному взысканию от Командования Звёздного Флота, он был настолько уверен в правильности своего решения, насколько лейтенант Крилесс была уверена в существовании гравитационных петель. И всё же эмиссар надеялся на компромисс.
- Капитан, нам стоит поговорить, - обратился он к Питеру, глазами своими указывая на дверь капитанской рубки.
- Говорите, - невозмутимо ответил он, мысленно отказываясь вставать из уютного капитанского кресла.
- Капитан, - тон голоса Милода стал немного ниже и твёрже, равно как и выражение лица.
- Ладно, - выдохнул тен Волде, выдержав паузу перед ответом.
Стоило только им пойти в направлении капитанской рубки, как следом за ними пошёл Селтак, даже несмотря на то, что его никто не звал. Стоило только герметичной створке закрыться, как ромуланец вместе с бетазоидом буквально в унисон спросили у Питера единственный вопрос, что был у них на уме:
- Что вы делаете?
- Свою работу, - всё также невозмутимо ответил человек.
- Позвольте вам напомнить, капитан, - раздражённо-язвительным голосом встрял субкоммандер, - что по условиям договора между Ромуланской Звёздной Империей и Объединённой Федерацией Планет высадка десанта на боевую птицу Империи без согласия на то нашей стороны может быть расценена как акт войны!
- Боюсь, мне придётся согласиться с нашим ромуланским гостем, - согласился дипломат. - Если вы не уничтожите Келемвор, то вполне можете лишиться своей карьеры и, более того, втянуть Федерацию в очередную войну.
- Я не дипломат... - начал капитан свою речь.
- Я вижу, - перебил его Селтак.
- ...но ситуацию, сложившаяся в данный момент, вообще ни под какие определения нельзя отнести, - закончил капитан, сделав вид, что не обратил внимание на столь дерзкое поведение со стороны гостя.
- Вы считаете, что Вас это как-то оправдывает?
- А вас? - угрожающе шагнул капитан в сторону Селтака, но тот в ответ даже не моргнул, - Собственность Ромуланской армии нарушила границы и уничтожила один из кораблей Звёздного флота. Вы можете открещиваться от этого сколько угодно, но часть ответственности не может не лежать на Империи!
- Я не отрицаю безучастности Империи, капитан, - внезапно прошипел Селтак с болью в голосе, словно эту фразу из него только что достали очень длинными раскалёнными клещами, - Но Империя, как вы видите, сама предложила сотрудничество для минимизации последствий. Вы сейчас нарушаете Международный договор 53618, пункт о взятии судна на абордаж!
Закончив тираду, ромуланец позволил себе сделать вдох, вновь впустив в свои лёгкие свежий воздух, не заряженный ненавистью ко всему окружающему.
- Постойте-ка! - пригрозил ему капитан своим капитанским указательным пальцем, - А кто сейчас берет Келемвор на абордаж?
- Вы.
- Мы?
- Да, вы!
- Серьёзно, - капитанский взгляд был на долю секунды брошен на Милода, - То есть вы меня обвиняете в силовом захвате Келемвора?
- Не играйтесь с терминологией, принцип от этого не меняется.
- Нет, меняется. Меня убедили, что экипаж Келемвора недееспособен. Силового захвата нет, попытки нелегитимно присвоить вашу собственность - нет. Факта насилия по отношению к офицерам Ромуланской империи - нет. Мы послали туда группу со спасательной операцией, и попробуйте теперь доказать обратное!
- Вы проводите свою спасательную операцию вопреки нашей воле! - заметил Селтак.
- На территории Федерации мы имеем право спасать кого угодно!
- Строго говоря, нет, - заметил Ван. - Первая директива запрещает нам вмешиваться во внутренние дела Империи без их согласия.
- Вот именно! - поддакивал ромуланец. - Немедленно верните своих людей на борт Марии Кюри!
- Боюсь, это невозможно - из-за дельта-излучения мы не можем связаться с группой высадки.
- Тогда взорвите Келемвор вместе с ними!
- Ещё чего! - попытался усмехнуться капитан, но получилось у него неубедительно, - Мне пообещали, что я буду охотиться за экстремистами с оружием массового поражения на борту. Я поверил и действительно охотился за экстремистами, у которых есть бомба, способная стереть звезду со звёздной карты! Посмотрите на состояние Келемвора и скажите, разве он похож на судно с экстремистами, готовыми совершать массовые убийства?
- Нет, - коротко выдохнул Селтак, - Если бы вы меньше сомневались, и больше действовали, все прошло бы проще и без осложнений.
- Так или иначе, осложнения есть, - отрезал капитан, - С этим кораблём случилось что-то ненормальное, и я даже не уверен, что сама Империя знает, что именно. И сейчас это судно на территории Федерации, что даёт мне определённые полномочия к началу расследования.
- И что вы надеетесь там найти на закате своей карьеры? - настала очередь Селтака изображать презрительную усмешку.
- Я предлагаю вам сделку, - внезапно предложил капитан и отхлебнул из чашки остывший чай с вироникой, - Мои люди в данный момент допрашивают этих Ваших экстремистов, но у меня от чего-то такая уверенность, что никто из них ничего ценного все равно не скажет. В этом случае группа высадки просто заберёт с борта самописец и доставит его сюда.
- И кто Вам его расшифрует? - фыркнул Селтак, - На самостоятельную расшифровку Вам понадобится лет десять. Возможно, к тому времени Вас как раз выпустят из тюрьмы.
- Дипломатического скандала не будет, - поставил капитан свою капитанскую чашку на стол, - Если самописец для нас расшифруете Вы.
- Я? - чуть не подавился субкоммандер слюной.
- Да, Вы! Вы расшифруете, Вы изучите, и если решите, что там нет информации, которую нам необходимо знать о произошедшем инциденте, то, так и быть, мы поверим Вам на слово.
- Разумное предложение, - согласился с ним Милод. - Вы будете держать в своих руках всю информацию по Келемвору.
Селтак сделал задумчивое лицо.
- Мне надо обсудить это со своим начальством, - неуверенно ответил ромуланец.
- Разумеется.
- Благодарю, - почему-то прошептал капитан эмиссару, как только дверь за субкоммандером захлопнулась.
- Я лишь стараюсь сохранять объективность, - невозмутимо ответил бетазоид, - Это совсем не значит, что я одобряю Ваши действия. Кроме того, не стоит забывать, что в данный момент Вы подвергаете группу высадки излишней опасности.
- Не драматизируйте, - скептически выплюнул тен Волде и быстро осушил свою чашку, - Что им там угрожает? Роботы из приключений капитана Таггарта?

0

40

Джулианна нарушила сцену настороженного молчания, сложившуюся во время продвижения отряда по кораблю. Мимо проходили дроны, позвякивая и пощёлкивая своими имплантами. Макаров шёл впереди, трясся и молился непонятным триллке земным божествам.
- Простите, что прерываю ваши молитвы, офицер Макаров. Сама я не религиозна, но зная специфику боргов, молиться о посмертии сейчас не лучшая идея. Наши "души" никуда не уйдут. Все эти ромулане нас видят и слышат. Просто их разумы связаны воедино. И если наш план провалится, никуда нам не скрыться. Мы будем жить в их едином разуме даже после того, как разрушатся тела. Так что лучше молите ваше божество о защите, - попросила дрожащим голосом Джулианна.
- А вы даже сейчас ни во что не верите? - спросил Николай, оглядев окрестных дронов. Ему было сложно представить разумное существо, которое не начнёт молиться при виде такого.
- Верю. В наши и ваши навыки. И в Федерацию. Как бы пафосно это не звучало. И даже...даже если бы я задумалась сейчас о чём-то потустороннем...сейчас оно нас точно не спасёт.
Макаров кивнул и постарался сосредоточиться на задании. Бортовой самописец был где-то впереди. Джулианна тем временем продолжала медицинское сканирование. Члены группы были в норме - насколько можно назвать нормой безумный стресс. В норме были и борги. В своей, извращённой, борговской манере. Вот только исходя из того, что она о них читала, действовали они странновато. "Почему корабль до сих пор не ассимилирован до конца? И зачем прятаться в астероидном поле, которое блокирует связь? Не проще было бы позвать коллектив на помощь? Это, конечно, крайнее везение, что здесь ещё нет ни зондов, ни кубов - иначе бы мы уже не задавались этими вопросами. Но всё же. Это, как минимум, нелогично," - думала доктор Бран, попутно вспоминая доктора Селар. Сейчас триллка бы точно не отказалась бы от советов по логике.
Энсин Лас шёл рядом, уткнувшись в научный трикодер.
- Есть что необычное?, - спросила Джулианна
- Нет...уровень радиации пока приемлем. У борга тоже всё нормально...для борга. Я могу перенастроить сканер на пробиваемость частот их персональных щитов, но тогда придётся сбросить наблюдение за уровнем радиации.
- Нет, пока не стоит. Перенастройка дело тонкое. Всё равно бортовой самописец должен всё показать.
Диалог был прерван голосом Т'Жевана: "Всё, мы на месте".

0


Вы здесь » Star Trek: Marie Curie » Игровой форум » Эпизод 2: Беглецы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC