Star Trek: Marie Curie

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Trek: Marie Curie » Игровой форум » Эпизод 1: Аквариум


Эпизод 1: Аквариум

Сообщений 61 страница 80 из 93

61

Увидев картину издевательства службы безопасности над пациентом, Джулианна подошла к нарушителям спокойствия и громко сказала:
- Отставить драки в медотсеке! Поместите коммандера за изоляционное поле к Григорьеву и покиньте помещение!
Энсины службы безопасности какое-то время делали вид, что не слышали приказов врача-ассистента. Пришлось их повторить и доктору Селар.
- Господа, будьте добры немедленно прекратить агрессивные действия, мешающие работе медотсека. Поместите больного под изоляционное поле и покиньте помещение, иначе я и мой ассистент будем вынуждены отстранить вас от службы по медицинским показаниям вследствие неадекватного поведения. И вы будете вынуждены находиться за стазисным полем вместе с мистером Григорьевым и мистером Т'Жеваном, - спокойно произнесла вулканка.
Подобная перспектива заставила энсинов опомниться. Они догадывались, что при желании доктор Селар, благодаря врождённой вулканской физической силе, одной левой отберёт у них фазеры, а одной правой выполнит обещанную угрозу затолкать несчастных в изоляцию. И попробуй потом докажи, что была неправа. Энсины выполнили приказ - на секунду убрали ограничитель поля изоляции и поместили внутрь сопротивляющегося Сила, заблокировав его прямо за его спиной. После чего спешно ушли из медотсека.
- Мистер Т'Жеван и все здесь находящиеся, просьба соблюдать спокойствие и не совершать резких действий. Сейчас я отправлюсь к капитану и лично доложу ему о случившемся. Мисс Бран, медотсек на вас. Компьютер, передать полномочия руководителя медотсеком Лейтенанту Джулианне Бран на два часа. Код ******. Мисс Бран, если найдутся ещё какие-то члены экипажа, которые будут себя вести неподобающе, не стесняйтесь отвечать со всей строгостью. При необходимости вызовите EMH. Постараюсь вернуться к концу ваших полномочий.
С этими словами Селар отправилась на мостик. А Джулианна тихо присела в угол, переваривая всё, что произошло за последние несколько минут. Она сомневалась, что ей хватит смелости бороться с кучкой безумцев, которые всё ещё даже не начали воспринимать её серьёзно. Убедившись, что пациенты в данное время стабильны (включая регенерирующие нейронные связи Аль-Мураки), триллка взяла датапад и начала изучать брачные ритуалы болианцев, связанные с варп-ядром.

0

62

Створки дверей кабинета с шипением распахнулись, впустив внутрь женскую фигуру. Капитан сидел за столом и продолжал изучать различные записи с Миркула. Когда капитан думает, лишь два человека на корабле могут ворваться к нему безнаказанно, и один из них сейчас лежит на койке под стражей.
- Питер, у меня проблемы в лазарете, - поздоровалась Селар, учтиво остановившись на пороге и дождавшись, пока створки дверей захлопнутся у нее за спиной.
- Осложнение у одного из пациентов? – тен Волде отреагировал спокойно, пригласив нежданную гостью присесть.
- Охранники ведут себя излишне эмоционально, - начала она докладывать, заняв предложенное место, - Они относятся к пациентам, как к преступникам. И мешают работе медицинского персонала.
- Вот как? – капитан встал со своего кресла и направился к выходу, - Идем.
Селар оторвалась от кресла еще до того, как оно успело согреться, и вышла вместе с капитаном из кабинета. Их путь лежал до турболифта.
- Седьмая палуба, лазарет, - обратился капитан к компьютеру, когда двери турболифта закрылись. Турболифт подал признаки жизни легким жужжанем. – А теперь подробнее про пациентов.
- Пациенты проходят курс лечения.
- Нет, меня интересует их психологическое состояние.  И психологическое состояние охранников.
- Что ты имеешь ввиду?
- Только то, что ты мне рассказала.
- Я лишь хотела сказать, что в охране больше нет необходимости.
- Позволь мне решать.
- Тогда ты должен увидеть это сам.
- Правильно. Именно за этим мы и идем в лазарет.
Лифт остановился, и двери открылись. Капитан поспешным шагом направился к лазарету. Вулканка старалась от него не отставать, пытаясь войти в ритм собеседника.
В лазарете их ждали четыре бездельника, раскиданные по койкам и ожидающие, когда им вынесут вердикт и отпустят. Двое охранников на выходе, вытянувшихся по стойке «смирно», сразу же обменялись приветствиями с капитаном. Затем воздух замерз в немой паузе, пока капитанский взгляд оценивающе осматривал всех присутствующих, словно пытаясь подобрать слова, которыми можно в учтивой форме выразить мнение о последней операции.
- Доктор Селар, - промолвил он, стараясь скрыть в голосе недовольство всем подряд, - Могу я поговорить с Вами наедине?
- Конечно, капитан, - ответила она чуть менее эмоционально, - Прошу Вас пройти в мой кабинет.
Кабинет главврача был далеко не самым лучшим местом для уединения. У него не было дверей, а единственная стенка, отделявшая его от пациентов, имела огромное окно. Это была стандартная практика, чтобы врачи как можно реже упускали своих пациентов из виду, но самим врачам не нравилось чувствовать себя рыбками в аквариуме, за которыми могут наблюдать в течение всей смены, и их это излишне нервировало, хоть они и не подавали виду. Вулканским врачам приходилось чуть легче – на их планете не было аквариумов.
- Можешь мне сказать что-то конкретное о пациентах? – спросил капитан, когда убедился, что их не могут услышать, после чего присел напротив главврача.
- Я завершила еще не все анализы, - бросила она взгляд сквозь окно, - Но в их энцефалограммах я обнаружила аномалии, которые в данный момент стремительно возвращаются в пределы нормы. Их кровь не содержит известных видов наркотических веществ. Я провела более глубокий анализ, в ходе которого не выявила никаких признаков отравления.
- Значит, - разочарованно промолвил тен Волде, - Все сходится.
- Питер, - дернула бровью Селар, - Как офицер, ответственный за здоровье людей, я должна знать, что происходит.
- Как только удостоверишься, что этим четверым залечили все травмы, полученные в ходе высадки, можешь отпускать их, - ответил он скорее куда-то в воздух.
- То, что случилось на Миркуле, как-то угрожает нашему судну? – уточнила Селар, требуя ответов.
Последовала еще одна немая пауза, пока капитан обдумывал недавно услышанное в бортовых журналах капитана Льюис.
- Я знаю, кто виноват, - вынес он вердикт, и снова удостоил Селар своим внимательным взглядом, - Мы ошибочно думали, что на Миркуле проблемы начались две недели назад. На самом деле они начались еще восемь месяцев назад…
Пока капитан рассказывал доктору свои выводы и умозаключения, Селар смотрела на него, впитывала ушами информацию и по-вулкански делала вид, что на ее каменном лице нет ни пятнышка удивления. Периодически капитан параноидально оглядывался, удостоверяясь, что никто не подслушивает. Ему крайне не хотелось, чтобы эти слова кто-то услышал не в то время, не в том месте и не при тех обстоятельствах. Он даже Селар не хотел это рассказывать, но знал, что она достаточно дисциплинирована, не достаточно болтлива и, как врач, заслуживает небольшого кулуарного заключения. 
- …и теперь наша самая главная проблема не в том, что приключилось на Миркуле, а в том, как попасть обратно в обитаемую часть космоса, - закончил Питер свой неофициальный отчет о произошедшем.
- Это интересный феномен, - заключила она, быстро обработав услышанное где-то в вулканских чертогах разума, - Он требует изучения.
- Не сейчас, – отрезал капитан, - Не здесь и не при таких обстоятельствах. Никто не был готов к тесному изучению галактического барьера, и мы с каждой минутой все сильнее в этом убеждаемся. Не забывай, на кону сейчас семьсот жизней.
- Я об этом не забывала ни на минуту.
- Хорошо, - капитан поднялся с кресла и вышел из кабинета главврача, напоследок бросив, - Благодарю Вас, доктор Селар. Джентльмены, доктор Селар меня уверила, что вам нужен еще час до полного восстановления. Как только встанете на ноги, даю вам еще два часа на то, чтобы подкрепиться и принять звуковой душ, после чего жду вас всех в зале совещаний. Не опаздывайте. – Затем он обратил свой взор на охранников, решившихся заглянуть внутрь, - Вы свободны, возвращайтесь на свои посты.
Кто-то из обескураженных пациентов бросил капитану в спину какой-то вопрос, но капитанская спина его проигнорировала и скрылась за створками дверей.

0

63

Покинув медотсек, тен Волде незамедлительно отправился на мостик, и стоило только разойтись герметичным створкам турболифта, как он сразу же увидел озадаченное лицо Милода, пристально смотрящего на него.
- Капитан, нам надо поговорить, - сказал бетазоид.
- Я вас слушаю, - невозмутимо ответил Питер, приготовившись выслушивать очередные возмущения собеседника.
- Наедине, - дополнил себя Ван, указывая правой рукой на капитанскую рубку.
Ответной реплики не последовало - вместо этого капитан молча проследовал в указанном направлении. Створки закрылись, все присутствующие уселись на положенные им места, и эмиссар первым нарушил тишину.
- Вы ведь читали отчёты USS Энтерпрайз относительно Галактического Барьера? - начал он с риторического вопроса, и не дождавшись ответа продолжил, - Там упоминалось о том, что несколько членов экипажа с эмпатическими способностями после контакта с Барьером обрели сверхспособности...
- К чему вы клоните? - прервал его тен Волде, не желая выслушивать пересказ слов капитана Кирка.
- Я полагаю, что также стал жертвой воздействия Барьера.
Лицо капитана не выразило ни единой эмоции. Стало быть, он предусматривал подобное развитие событий. Его волновало только...
- Моё психическое состояние в норме, - заранее оповестил его дипломат. - Я не считаю себя Богом и не стремлюсь к уничтожению экипажа.
Это должно было успокоить Питера, но тот явно был насторожен.
- И о каких сверхспособностях идёт речь?
- Прежде всего, моё телепатическое восприятие изменилось. Это... трудно описать словами. В данный момент я слышу мысли всех семисот существ на борту, но при этом их мысли не сливаются в единую кашу. Я слышу их одновременно, но могу разобрать мысли каждого отдельного члена экипажа. И все эти мысли не вызывают у меня головную боль.
- То есть, в данный момент...
- Именно. Мистер Т'жеван взбешён тем, что вы держите его в неведении, лейтенант Крилесс, как обычно, раздражена, а доктор Селар всё ещё размышляет о вашей последней беседе...
С этого момента уши тен Волде стали походить на уши ференги, предвкушая следующую реплику Вана:
- Да, мне известно о том, что произошло на Миркуле.
- Как вы смеете лезть в частную беседу? - справедливо возмутился Питер, перейдя на повышенные тона.
- Прошу меня простить, капитан, - поспешил оправдаться эмиссар. - Обычно бетазоиды фильтруют мысли остальных, но по прошествии некоторого времени после контакта с Барьером я был неспособен сделать это. Я слышу мысли всех членов экипажа не по своей воле.
Не нужно было быть телепатом, чтобы понять, что собеседник Милода не верил его словам. В конце концов, даже он сам не понимал, каким образом ему удаётся слышать все эти мысли и не сходить с ума.
- В любом случае, в журнале капитана Льюис, возможно, кроется ответ на вопрос о той форме жизни, которую я почувствовал на Миркуле. Я всё ещё не могу разобрать его мысли, но быть может, это потому, что нейронные связи в его мозгу были не до конца сформированы...
- Я понял, к чему вы клоните, - задумчиво ответил тен Волде, на время позабыв о своём возмущении. - Но куда тогда делась доктор Лидел?
- Не имею ни малейшего понятия. Я даже не представляю, каким образом был совершён подобный метаморфоз и обратим ли этот процесс...
Ван был весьма взволнован, и Питер понимал из-за чего.
- Капитан, как вы думаете, что будет со мной, когда мы попытаемся преодолеть Галактический Барьер? Возможно, если погрузить меня в искусственную кому, как изначально предлагала доктор Селар..?
- Мы не можем быть в этом уверенны, мистер Милод.
- Я сейчас согласен даже на нейролептики, хотя сомневаюсь, что от них будет толк...

+1

64

Андорианский метаболизм сыграл свою роль, и Т’Жеван просто вынужден был воспользоваться отведенным временем максимально рационально: 15 минут на душ и час на утоление зверского голода зверского андорианца в зверском настроении. Настроение не особо располагало к обжорству, но андорианский желудок громогласным урчанием требовал к себе внимание. Желаниям подобных частей тела потакать не зазорно, особенно когда репликатор офицерской каюты готов в любой момент разбавить послевкусие корабля, фаршированного трупами и непонятной чертовщиной.
Приблизительно в назначенное время все собрались в зале для совещаний. Но кто-то прибыл раньше. Например тен Волде, который будучи капитаном так и планировал - прийти первым, и Т'жеван, которому не терпелось получить щедрую горсть новой информации и поделится горсточкой своей. В итоге, они оба встретились в дверях. Сил пропустил старшего по званию вперед. Если бы он был человеком или представителем какой-нибудь другой менее честной, чем андорианцы, расы, он наверняка выдавил бы из себя приветственный кивок и может даже улыбку, но вместо всего этого, он лишь сухо произнес:
- Капитан,  - и просверлил Питера взглядом, полным плохо скрываемой злостью. Тот этого, скорее всего не заметил, лишь ответив:
- Первый, - и сел на свое место во главе стола.
Они сидели так некоторое, довольно продолжительное, время в полной тишине, нарушаемой лишь тихим гудением самого корабля. Тен Волде изучал падд и поначалу не обращал никакого внимания на Сила, который тем временем глазами сверлил в нем смотровое отверстие на противоположную стену зала, параллельно ругая себя за пренебрежение мерой в последнем приеме пищи. Желудок ныл от перенасыщения, и это лишь добавляло напряженности синему лбу. Через несколько долгих, полных молчания и незримого напряжения минут, Питер, возможно даже почувствовав на себе тяжесть чужого взгляда, исподлобья глянул на Сила и тут же вернулся к изучению данных. Даже мгновения хватило, чтобы почувствовать себя неуютно, и Питер заерзал в своем кресле, обдумывая дальнейшие маневры выхода из неловкой ситуации.
Время шло, никто из оставшихся все еще не явился, Сил продолжал зрительно уничтожать капитана, а тот делать вид, что читает падд. Тен Волде чувствовал (еще как), что коммандер хотел сообщить ему что-то невероятно важное и терпеливо ждал, но Сил, уважительно относился к субординации и считал, что подобные вещи лучше держать при себе. Все было бы в порядке, если бы он не подавал виду, но андорианцы так не умеют.
Первым не выдержал Питер: он яростно положил падд на стол и посмотрел на Сила с раздражением во взгляде.
- Черт подери, первый, выскажитесь же наконец, вы так напряжены, что вот-вот взорветесь!
- Что? – Спокойно переспросил Сил, не отводя от капитана взгляда, - Но мне нечего вам сказать.
- Коммандер, бросьте это! – Раздраженно произнес тен Волде, резко покачав головой, - бросьте это, черт возьми! Вы немедленно скажете, что вас беспокоит! Это приказ!
- Хорошо, - Т'жеван опустил взгляд, - я скажу. Но я буду говорить прямо и хочу, чтобы вы выслушали меня до конца. Разрешите говорить без протокола?
- Черт, да!
- Хорошо. Сэр, я отношусь к вам с уважением и не стану подвергать сомнению вашу власть на этом корабле. Но есть вещи, которые мне не понравились и я не могу о них молчать, потому что я андорианец, а это означает в первую очередь честность. Мне не понравилась ваша бравада на нашем первом собрании, я понимаю, что вы хотите поднять боевой дух экипажа, но вы выбрали не тот метод и не то время. Война закончилась, а на ней погибло много славных ребят, когда некоторые капитаны подобным образом отправляли их на верную смерть. Да, в итоге мы победили, возможно, именно за счет такого самопожертвования, и я не оспаривал подобные решения, но субъективно я их не одобряю и не одобряю их вдвойне в мирное время, сэр. Подобные заявления офицеры держат при себе, и я держал, но мне кажется, что вы мне не доверяете, иначе почему надо было запирать меня в лазарете и ставить охрану? Да, на «Миркуле» произошел ужасный инцидент и я был главным участником, но вы могли убедиться лично, что я не представляю угрозы, и получить мой отчет. Я все-таки второе лицо на корабле и лично выполнял поставленную вами задачу! Я заявляю, что вам нет причин не доверять мне, сэр, так как для меня честность – не пустой звук. Это все.
После этой длинной речи Сил наконец-то успокоился и, выпрямившись, ожидал вердикта. Внимательно выслушав его, Питер с некоторым облегчением потер лоб и спокойно выдохнул:
- Принято к сведению, коммандер. Ах да, и вне протокола: вы редкостный параноик. Половина ваших заявлений построена на домыслах и не имеет никакой связи с тем, что происходит на самом деле. Я бы посоветовал вам успокоиться.
Сил лишь молча кивнул. Нарушить дальнейшую тишину они не решались вплоть до момента, пока все не уселись по своим местам.

+1

65

И вот, наконец, на совещание пришли все приглашенные. Даже с избытком, поскольку доктор Селар проявила инициативу и решила, что капитан не будет против присутствия одного лишнего ксенобиолога. Капитан действительно поначалу был не против, поскольку мнение ксенобиолога на повестке дня может быть весьма актуальным. Это было первое совещание, на которое позвали Джулианну, поэтому некоторое время она еще колебалась с выбором места за столом. Капитан понял, что ее зря пригласили, когда увидел истекающий слюной взгляд Аль-Мураки, обводящий каждый контур ее фигуры, выдающейся сквозь облегающую униформу. Офицеру по тактике срочно нужно кого-то найти, пока он совсем не лишился боевого духа и концентрации от излишнего воздержания.
И вот, наконец, Джулианна Бран приземлилась на кресло, и Махмуд сделал вид, что внемлет каждому капитанскому слову.
- Леди и джентльмены, - поприветствовал собравшихся тен Волде, -  Сегодня на повестке дня обсуждение двух очень важных вопросов, и начну я с самого важного. А именно – журналы, которые группа высадки самоотверженно достала с Миркула. Если кого-то из вас гложет чувство вины за произошедшее, то сейчас вы поймете, что вашей вины тут нет.
На экране компьютера появилась капитан Льюис, сияющая улыбкой во все лицо. Кажется, она была чем-то очень довольна, и явно не новыми научными достижениями.

Журнал капитана, звездная дата 53496.1. Мы прибыли в сектор ZZ9 для изучения аномальных колебаний негативного поля. Некоторые считают, что это ключ к безопасному пересечению барьера, однако «некоторые» так считают через каждый месяц. Члены экипажа начинают постепенно уставать от рутинных обязанностей. Похоже, им не повредит еще один отпуск. И как раз на тему отпуска хорошие новости! Доктор Лидел готовится уходить в декретный отпуск, и ее муж не собирается ее оставлять, поэтому мы собираемся потерять двух членов экипажа. Я запросила транспортное судно, но мне отказали. Похоже, Миркулу придется самостоятельно доставить их на Звездную базу 196, и по правилам вылетать нужно в ближайшие два дня. Это наша уникальная возможность на пару дней сделать передышку от бесконечных поисков незнамо чего. Надеюсь, нам смогут предоставить достойную замену корабельного врача и астрофизика, ведь эти двое неплохо себя зарекомендовали за почти восемь месяцев службы. А пока я готовлюсь к отличному двухдневному отдыху!

На следующей записи с лица капитана ластиком стерли улыбку. Присутствующие, наконец-то, могли оценить ее нормальное выражение лица, при котором уголки рта не прикасаются друг к другу на затылке.

Журнал капитана, звездная дата 53499.3. У нас произошло чрезвычайное происшествие. На Миркуле пропала энергия, и как только мы вернули сенсоры в строй, то обнаружили, что оказались за пределами галактического барьера. Лейтенант Гюннарсдоттир считает, что космический барьер в этом секторе сместился относительно галактики примерно на 304 миллиарда километров, но это не объясняет, почему сдвинувшаяся волна негативной энергии не уничтожила Миркул, а лишь повредила сенсоры, связь и электросистему. Инженеры обещают все наладить в течение суток. Но никто пока не знает, как вернуть Миркул в обитаемый космос.

Послышалось тяжелое дыхание. Кажется, капитан Льюис явно спешила в свой кабинет ради следующей записи.

Журнал капитана, звездная дата 53501.6. Сегодня в отделе аэропоники по словам двух свидетелей энсин Уотни превратился в картофельный куст. Еще раз повторяю, это было услышано мной из уст двух свидетелей. И они действительно утверждают, что энсин Уотни материализовался картофельным кустом. Так же были донесения о странных материализациях объектов на других палубах. Если не отсеивать невозможное, то подобные явления регистрировались только при контакте гуманоидов-эмпатов с излучением галактического барьера. Но экипаж корабля трижды тестировался на эмпатические способности. Отрицательный результат у всех, я сегодня перепроверила все медицинские записи. Похоже, мы до сих пор знаем о природе галактического барьера слишком мало.

Признаки утомления накрыли лицо капитана Льюис серой пеленой на следующей записи. Мешки под ее глазами едва не загораживали все лицо.

Журнал капитана, звездная дата 53502.1. На корабле продолжается серия аномалий. К счастью, на настоящий момент, помимо энсина Уотни никто не пострадал. Однако систематичность аномалий указывает на то, что это не природное явление, и эти аномалии имеют точку привязки, определить которую пока не получается. Все лучшие умы корабля на данный момент бьются над проблемой возвращения в обитаемую часть космоса. Некоторые члены экипажа морально истощены и готовятся к худшему. Я, как капитан, должна быть настроена позитивно, но, если честно, ситуация паршивее некуда.

Внезапные признаки неестественной бодрости проявились на ее лице на следующей записи. Глаза были широко распахнуты, а зрачки по размеру приближались к блюдцам. Капитан явно не хотела отдыхать, поэтому села на сильные тонизирующие. Сложно представить, до какой степени ей хотелось поскорее вернуться обратно.

Журнал капитана, звездная дата 53506.5. Плохие новости состоят в том, что аномалиями на корабле точно кто-то управляет. Мы что-то упустили. Похоже, на борту все же есть эмпат, скрывший свои способности пока неустановленным путем. Хорошая новость состоит в том, что инженер Стоквелл нашел вероятный способ преодолеть сопротивление барьера. По его теории, барьер оказывает сопротивление лишь объектам, пытающимся проникнуть сквозь него, но сам пропускает объекты, покоящиеся относительно галактики. Иными словами, барьер знает, что относительно чего двигается и реагирует на это, а это значит, что он работает по похожему принципу, что и корабельные силовые поля. Возможно, весь галактический барьер – это часть огромной рукотворной системы. Так или иначе, мы попытаемся преодолеть его сопротивление модификацией геометрии варп-поля. Лейтенант Стоквелл думает, что так удастся его «обмануть». Если корабль будет уничтожен, то эту запись никто не прочтет, но я намерена выжить и как можно скорее добраться до звездной базы 196. Доктор Лидел в связи с ухудшившимся самочувствием из-за чрезмерного волнения сложила с себя обязанности корабельного врача. Теперь у нас осталось лишь два медбрата. Надеюсь, ей не придется рожать прямо здесь, в межгалактической пустоте.

Далее в ее голосе зазвучали признаки глубокого разочарования. Так не звучало разочарование капитана в своем подчиненном. Скорее так разочаровываются в друзьях.

Журнал капитана, звездная дата 53507.1. Мы установили источник аномалий. Меня обманули. Как и весь остальной экипаж. Как выяснилось, доктор Лидел изменяла своему мужу восемь месяцев назад. Плод, зреющий в ее утробе – наполовину бетазоид. Похоже, связь между матерью и ребенком оказалась достаточно сильна, чтобы сделать организм нашего корабельного врача уязвимым к пагубному воздействию. По крайней мере, я сомневаюсь, что плод знает, что такое картофель.
Похоже, этот случай уникален еще и тем, что доктор Лидел, по всей видимости, не может контролировать свои способности. Беременность дает ей ударную дозу гормонов, а я не имею права приказать ей принимать седатики в таком положении. Доктор Лидел является бомбой замедленного действия, и я не знаю, как правильно поступить.  В данный момент лучшее, что я смогла предпринять – это расселить супругов Лидел по разным каютам.  Я приставила к ней охранника, который будет следить за ее состоянием и по возможности ограждать ее от излишнего стресса. Надеюсь, худшие опасения не оправдаются.

Следующая запись уже шла с помехами, сквозь которые было видно растрепанные волосы капитана Льюис и отчетливо виден обожженный рукав. Все признаки аварии прямо на капитанской форме.

Журнал капитана, звездная дата 53508.7. Главный инженер Стоквелл ошибся в расчетах. Мы пролетели сквозь галактический барьер, но мощности варп-ядер не хватило для обеспечения полноценного обратного тока пространственной ткани. Стоквелл объяснил это тем, что обратный ток требует серьезных затрат энергии без прироста скорости, а в Инженерном Корпусе Федерации никому и в голову не могла прийти такая чушь при проектировании двигателей. Корабль серьезно поврежден, но, по крайней мере, не уничтожен. Варп-двигатель не подлежит восстановлению без замены нескольких варп-катушек, сенсоры и связь выведены из строя, корпус оплавился в нескольких местах, водные резервуары треснули от перепадов температур. По предварительным оценкам в результате аварии погибло тридцать четыре человека. Оставшийся в живых экипаж приступил к ремонту того, что еще подлежит восстановлению. В худшем случае за нами должны выслать спасателей. Кажется, мы уже слишком долго не выходили на связь с цивилизацией…
Журнал капитана, дополнение. Согласно последним донесениям доктор Лидел исчезла. Она дематериализовалась прямо у охранника на глазах в момент преодоления барьера. Мы так были заняты поиском способов вернуть судно в галактику, что совсем не подумали о последствиях ее повторного контакта с барьером. Нельзя точно знать, что с ней произошло после этого, но на всякий случай я записала ее в списки погибших.

На лбу капитана проступили проблески пота. Возможно, от нервов или от сбоя системы контроля за климатом. В пользу последнего говорило только то, что она расстегнула на себе тесный капитанский китель.

Журнал капитана, звездная дата 53513.1. На борту творится кошмар. Все началось с того, что я заснула на десять минут и резко проснулась с сильным желанием изучить барьер. Я чуть не отдала приказ развернуть корабль, прежде чем осознала, что делаю. У некоторых проявляются подобные симптомы. Череда аномалий возобновилась, первая аномальная активность проявилась в отсеке с каютами старших офицеров. Потом что-то окончательно уничтожило нашу систему связи, а затем было так любезно, что вывело из строя все шаттлы и спасательные шлюпки.
Я не знаю, что происходит. Экипаж утратил работоспособность. Люди подвержены паранойе и навязчивым состояниям. Возможно, что-то воздействует на их разум. И на мой тоже начинает воздействовать. На борту есть что-то нематериальное, и оно не хочет, чтобы мы улетали отсюда.

На лице капитана появились грязные пятна, волосы отчего-то вымокли, как и ее обожженный китель. Ее лицо могло служить отличной картой признаков паранойи, переутомления и прочих признаков человека, внезапно лишившихся выходных.

Журнал капитана, звездная дата 53519.2 Мне… мне страшно оставаться одной. Еще страшнее находиться рядом с кем-то из этих людей, которые совсем недавно были преданными членами моего экипажа. Я… не могу вспомнить имена половины из них. Иногда я вижу на борту карательные отряды джем’хадар. Спустя минуту я осознаю, что стреляю из фазера в пустоту. Все друг другу стали чужими. Почти постоянно кого-то одолевают галлюцинации. К настоящему моменту три человека покончили с собой, кажется, семеро погибли от насильственной смерти, еще около двух десятков человек погибли вообще без видимых причин. Оставшиеся в живых разбрелись по судну, и я не знаю, чем они заняты. Периодически я слышу странные звуки с нижних палуб. Кажется, кто-то включил насосы и пытается откачивать воду с нижней секции обратно в резервуары. И они, кажется, хотят починить импульсный двигатель. Видимо, часть экипажа сдалась, и хочет вернуться туда, где мы все едва не погибли. Стоквелл обещал, что ходовая часть не подлежит восстановлению, но людей снизу это не останавливает.
Я не помню, когда я нормально спала в последний раз.

На последней записи половину ее лица окрасили несколько струек крови, сочащейся из рассеченного виска. На фазерный ожог это совершенно точно не было похоже. Чуть более внимательный зритель заметил бы, что на ее кителе отсутствуют знаки отличия.

Журнал капитана, звездная дата 53525.3. Сегодня на меня набросился с ножом коммандер Вернер. Я застрелила его из фазера. Мой фазер был настроен на убийство, но я не помню, чтобы меняла ему режим. И… когда это было? И мой ли это фазер? Проклятье, я даже не уверена, что у Вернера был нож!
Кажется, на судне осталось еще пять-шесть человек. Возможно, сейчас и того меньше. Какая бы сущность не истребила остальной экипаж, кажется, со временем она слабеет. По моим расчетам  аномалии в скором времени окончательно прекратятся, и либо хоть кто-то из нас сможет дождаться спасательной команды, либо ничто, кроме этого журнала, не сможет поведать о нашей судьбе. Миссию Миркула я официально объявляю оконченной. В случае если я не выживу, прошу тех, кто придет на помощь, уничтожить Миркул. Это звучит не совсем научно, но этот корабль проклят. Это была капитан Льюис, я не уберегла своих людей и официально снимаю с себя полномочия.

Капитан тен Волде не в первый и даже не во второй раз слушал эту запись, но каждый раз его пробирала дрожь до самых костей, а мурашки уверенно маршировали по его спине. Его воображение играло с ним злую шутку, каждый раз вынуждая его в ярчайших красках представлять последние дни капитана Льюис, и каково ей было в этой ситуации, практически одной и с неизвестным врагом на борту. Впрочем, враг был не таким уж и неизвестным.
- Как видите, этот журнал дал ответы на многие вопросы, - заключил Питер, - Теперь вы знаете практически столько же, сколько и я.

+1

66

Джулианна задумалась над тем, что только что увидела в записи, а затем немного подалась вперёд и тихо попыталась взять слово.
- Капитан, сэр...вы позволите?
Капитан тен Волде на секунду повернулся в сторону Триллки, но затем снова переключился на данные о видео. Кажется, в этот раз решительности доктору Бран не хватило.
- Мисс Бран, вам дали слово, не заставляйте всех ждать! - громко и отчётливо напомнила доктор Селар.
- Ах, да...простите. Кхм. В общем, мне кажется, что это видео не даёт нам полной картины. Либо, нужно тщательнее проанализировать произошедшее. Насколько я знаю физиологию бетазоидов и смесей бетазоидов и людей, на этом уровне развития плода не наблюдается развития эмпатических способностей. Даже если ребёнок больше пошёл в отца - нерождённые дети-бетазоиды развиваются чуть медленнее человеческих, и на восьмом месяце паракортекс, отвечающий за все потенциальные телепатические способности, ещё неактивен. Мало того, у большей части даже чистокровных бетазоидских отпрысков телепатические способности развиваются только в подростковом возрасте. А у полукровных со вторым геном людей даже эмпатии часто нет, либо появляется только к началу юности. Значит, либо нечто подействовало на плод, изменив его, воспользовавшись тем, что он был недоразвит, либо на корабле был ещё эмпат, чьи способности были неучтены. Может даже, он сам не знал об их существовании - за мою практику был и такой момент. Если мы говорим о первом пункте, то надо нам на своём корабле проверить не только эмпатов, но и всех беременных, если таковые есть. Если то, что изменило того ребёнка, изменит и нерождённых детей на нашем корабле, нас ждут проблемы. Если же дело в том неучтённом эмпате, нам нужно выяснить, как он был связан с доктором Лидел и причиной её исчезновения. Простите за мою длинную речь, капитан. Надеюсь, я смогла чётко сформулировать свои гипотезы.

+1

67

Речь триллки застала капитана врасплох. На его голову за последние несколько дней свалилось много проблем, и такого тычка ножом в грудь прямо в собственном зале совещаний он не ожидал. Впрочем, во многом это была его вина. Капитан должен нести ответственность за свои поступки и за своих подчиненных, поэтому капитан просто обязан был в данный момент выйти из зала совещаний, предварительно взглядом "намекнув" доктору Селар, что она должна последовать его примеру. Так она и сделала, слегка переволновав спонтанным поступком всех участников совещания.
- Ты должна молчать, - прошипел ей на острое ухо Питер, как только они уединились.
- Чем дальше я вступаю с тобой в сговор, - с вулканским укором ответила она, - Тем дальше я отклоняюсь от этики. Это была моя идея, значит и мне нести ответственность за вероятные последствия.
- Видишь ли, тут есть и другая проблема... - снова замялся капитан, параноидально оглядываясь по сторонам, - Ты видела у нас на судне какие-либо аномалии, кроме того, что наш тактик до сих пор не был замечен в постели ни с кем, кроме работы?
- Нет, - качнула она головой, - Какое это имеет значение?
- Значение в том, что ты была права, и нейролептики действуют.
- Твои выводы нелогичны.
- В смысле?
- Это была не моя теория, я лишь являлась посредником...
- Не важно, - перебил ее капитан, - Суть в том, что я тебя на этот корабль позвал не для того, чтобы через месяц тебя заставили писать заявление об уходе. Ты будешь молчать, это приказ! Я сам разберусь.
Слушать не желая ничего от доктора, капитан вернулся в зал совещаний и дождался, пока Селар сядет на свое место, сопровождаемая множеством обеспокоенных взглядов.
- Ваши сомнения справедливы, мисс Бран, - вновь подал капитан голос, вспомнив, о чем его спрашивали, - Дело в том, что у нас была теория. Эта теория строилась на предположении... - он сам себя мысленно отругал за плохо построенную фразу, - ...что реакция, какой бы она ни была, зависит не от готовности бетазоида воспринимать чужие мозговые волны, а от генетических особенностей. В широком смысле слова...
- ...врожденного эмпатического потенциала, - закончила Селар за него фразу, осознав, что капитан сейчас весьма подозрительно себя ведет.
- Именно, - выдохнул тен Волде, - Благодарю, доктор. Эмпатический потенциал создает брешь в нервной системе вне зависимости от его реализации. Пока мозг имеет физическую возможность принимать эмпатическую информацию, он уязвим. Стоит заметить, что аномалии на Миркуле начались очень быстро, а на нашем судне их нет. На основе этих наблюдений можно смело сделать вывод, что наша теория верна, и в настоящий момент судно находится вне прямой опасности.

+1

68

Настроение было паршивее некуда, а головная боль лишь сгущала краски разворачивающегося вокруг полотна. Впрочем, душ и стакан холодного рома, пусть и синтегольного, позволил младлею немного расслабиться. Ему хватило сил лишь чтобы упасть на кровать и включить музыку. Хотелось развлечься, пару дней назад он приметил молоденькую офицершу из инженерного отдела, с которой он был бы не прочь пообщаться на отвлеченные темы. Впрочем, с этим стоило быть поосторожнее – «Мария Кюри» большой корабль, но слухи по нему распространяются мгновенно, а проблем с начальством и нелестных строк в досье хотелось избежать.
Три часа пролетели незаметно, боль превратилась в едва заметный, но от этого не менее неприятный зуд. Мухмуд боялся даже представить, что бы он чувствовал если бы ему не оказали помощь почти сразу после инсульта, о параличе и прочих «веселых» вещах не хотелось и думать.
Впрочем, в зале заседаний были и вещи поприятнее. Трилка сидела немного поодаль, но все же аль-Мураки не сводил с глаз с её, так сказать прелестей, в брюках что-то зашевелилось. Бездействие выматывало, но лейтенант умел думать не только своими причиндалами, но и включать голову и сумел таки вслушаться в доносящиеся из динамиков слова.
Мураки смотрел на взволнованное лицо Льюис и в памяти невольно всплывала гримаса ужаса, которой было омрачено её лицо. Она была довольно красива – длинные рыжие волосы, туго сбитые в пучок, большие зеленые глаза, едва появляющиеся морщины лишь подчеркивали её природное обаяние, но она погибла и её непогребенное тело покоилась в чреве медленно остывающего «Миркула».
Неожиданно в разговор вмешалась та самая лейтенантша из медотсека, что немогло не позабавить Махмуда. «Дерзкая – мне нравится, нужно научить её хорошим манерам», - ехидно заметил младлей, а затем вновь одернул себя, почему-то, в последние часы, пошлые мысли все чаще будоражили его воображение. Нужно узнать, что ему кололи, а то мало ли…
Главный врач одернул свою ассистентку и провел её к выходу.
Капитан тем временем продолжил:
- Вопросы, предложения?
- Думаю на время расчётов и подготовки нам следует немного отдалиться от барьера, лишняя предосторожность никогда не помешает, тем более в такой неоднозначной ситуации, - развел руками Мураки.

+2

69

Сил чувствовал себя куда спокойнее, когда находился на «Миркуле», чем сейчас, когда узнал, что там произошло. Участь этих людей была не завидна. Судьба же «Марии Кюри» теперь была в большой опасности и времени на поиск выхода из прискорбной ситуации было все меньше и меньше.
- Капитан, - наконец сказал он, выслушав остальных, - я полагаю нам нужно заранее подумать о том, как утихомирить семьсот человек экипажа, которые вот-вот начнут паниковать. Я думаю, нам нужно предупредить людей, не гражданских, но офицеров флота точно. Они должны быть готовы к возможным беспорядкам и... вообще они должны быть готовы ко всему. На моем примере вы можете себе представить, что может произойти.
Сказав это Т'жеван посмотрел на Милода. Он не подозревал его в чем-либо, но полагал, что этот бетазоид сам по себе является ответом на многие вопросы, просто сам об этом не догадывается.
- И еще, капитан, - Сил вновь повернулся к тен Волде, - я настоятельно рекомендую не изолировать нашего эмиссара. Я думаю, что это было ошибкой капитана Льюс. Милод, ваша помощь сейчас потребуется как никогда. Вы готовы сотрудничать с нами? Подумайте перед ответом, сэр. Как страшно это бы не звучало, но возможно нам придется провести ряд… экспериментов, опытов и… наверное доктора Бран и Селар знают об этом больше чем я.
Питер опустил голову.
- Первый, я боюсь, что это решать только послу.- произнес он тихо.
- Я согласен, - ответил Милод, подтвердив свой ответ легким кивком, - Но, разумеется, в пределах разумного.

Отредактировано Syl T'zhevan (20 Окт 2015 15:50:42)

+1

70

- Хорошо, - капитан повернулся в сторону Финштада, который пристально изучал падд с технической информаций о “Марии”, - давайте теперь вернемся к главной технической проблеме. Лейтенант-коммандер, что вы можете сказать о теории мистера Стоквелла и о том, сможем ли мы успешно повторить их попытку?
-  Капитан, - Бьерн оторвался от планшета и посмотрел на Питера, - в данный момент я не могу говорить ничего точно. Придание нужной геометрии нашему варп-полю с целью пройти сквозь барьер, потребует колоссального количества энергии. Нам фактически потребуется вывернуть его наизнанку и создать некое подобие пузыря Алькубиера, после чего приложить к варп-катушкам в полтора раза больше Кокрейнов….
- Бьерн, вы увлеклись. Просто скажите, мы можем это сделать или нет? – Строго прервал его тен Волде.
- Нет, сэр, по моим предварительным подсчетам, нам попросту не хватит энергии. У нас есть порядка десяти петтават, при условии, что все второстепенные системы будут отключены, а варп-ядро будет работать на износ, а нам требуется минимум четырнадцать-пятнадцать. В лучшем случае нас ждет та же участь что и Миркул. Мы пройдем сквозь, но будем дрейфовать на разваливающемся корабле рядом с нестабильным барьером.  – Финштад положил падд на стол и откинулся в кресле. – Но мы сделаем более подробные расчеты и постараемся, что-нибудь придумать.
- Из шкур своих повылезайте, но придумайте! Если понадобится – работайте в три или даже четыре смены, - Питер глубоко вздохнул, на секунду взглянул в каменные глаза доктора Селлар и выдохнул, после чего спокойно спросил, -  У вас есть еще что-нибудь, чем вы могли бы с нами поделиться, Лейтенант-Коммандер?
- Никак нет, капитан. У меня больше нет комментариев, но я буду держать вас в курсе всех продвижений в работе.

Отредактировано Bjorn Finstad (20 Окт 2015 20:16:52)

+1

71

- Так, мы пока ни к чему не пришли, но нам уже есть чем заняться, - хлопнул Питер в ладоши с энтузиазмом, - мистер Финштад, продолжайте изучать возможности модификации ходовой части. Мисс Бран, я предлагаю Вам провести тщательный медосмотр посла, - капитан поймал на себе слегка неодобрительный взгляд Милода, - Разумеется, на его условиях. Эмиссар Милод, можете не беспокоиться, доктор Бран недавно окончила академию, поэтому ее голова располагает свежими знаниями. Первый, проведите оценку морального состояния экипажа и подготовьте отчет. А вы, младший лейтенант… - тен Волде метнул в Аль-Мураки взгляд с небольшой хитрецой, - Вам я поручаю изготовить бомбу. Мощную, но без использования антивещества. И с примитивным часовым механизмом. Другими словами, такую, которую нельзя будет вывести из строя непрямым воздействием. Как только мы поймем, как нам отсюда выбраться, мы уничтожим Миркул. Совещание окончено, все свободны.

***

Не смотря на то, что капитанским лычкам на воротничке Питера был от силы месяц, а судном он правомерно командовал всего две недели, некоторые офицеры стали замечать за ним одну странную вещь: капитан примерно дважды в неделю в свободное от дежурства время отлучался от капитанской каюты. Путь его лежал с первой палубы на вторую, где он был замечен со свернутым ковриком под мышкой, исчезающий в дверях каюты доктора Селар. По некоторым оценкам задерживался он в этой каюте примерно на десять часов, при условии, что его никто не вызывал на мостик для каких-то срочных дел, которые сам капитан срочными не считал, но все равно не заставлял себя ждать. Что именно он делает в каюте главврача десять часов, решился спросить лишь один человек, который вовсе и не был человеком. В ответ на вопрос капитан отвечал лишь грозным молчанием в сторону излишне любопытного первого офицера, от чего становился свидетелем становления его антенн в позу, которая у андорианцев обозначала подозрительность. Доктор Селар на такой вопрос отвечала гораздо более развернуто: «Деятельность офицеров в свободное от вахты время Вас не касается».
Вот и сейчас капитанские ноги несли капитанское все остальное по направлению к каюте доктора Селар. Обязательный коврик был при нем, готовый исполнить ведомую лишь им двоим функцию. Как обычно, он учтиво позвонил в дверь, и как обычно дверь отворилась. Селар встретила его в вулканской рясе, вновь пробудив в капитане легкую зависть. Он не понаслышке знал, что такие рясы весьма легкие и удобные, но самому среплицировать такое у него не хватало полномочий: он не умел пользоваться программой по моделированию одежды, а просить кого-то более способного было зазорно. Обменявшись с Селар дежурными фразами, он освободил уставшие ноги от обуви, а плечи от кителя. Обувь аккуратно легла у порога, а китель не менее аккуратно повесился на спинку стула – все в строгом соответствии с вулканскими представлениями о гармонии интерьера. В вулканской каюте жарко было даже без кителя, но в чужой монастырь не принято ходить со своим кондиционером. Обстановка располагала к уединению и заставляла забыть о существовании остальной части корабля.
На полу лежала медитационная каменная плита из редкой породы мрамора, добываемого только из недр Вулкана или ближайшего промышленного репликатора. Плита была щедро украшена по краям различными фресками и вкраплениями «связанного железа», которые ярко переливались в свете свечей и образовывали вулканские иероглифы, составляющие собой несколько символических цитат из трактатов Сурака о подчинении внутренних демонов. Такие плиты у вулканцев имели почти религиозное значение, и вулканцы относились к ним очень трепетно: каждая плита уникальна и может иметь строго одного хозяина. Согласно традиции, если хозяин плиты умирал, уничтожалась и его плита, поскольку никто не мог претендовать на нее. Впрочем, многие вулканцы мыслили широко и могли обходиться обычным ковриком, подобно тому, что принес собой тен Волде и в данный момент стелил его рядом с мраморной плитой: Селар настояла, чтобы коврик всегда находился при своем хозяине, не забыв добавить, что это важная часть ритуала.
Когда они оба были готовы, Селар заняла на своей плите позу лотоса. Капитан последовал ее примеру почти на уровне рефлексов. Она протянула ему свою руку, чтобы он мог своей ладонью слышать ее пульс, концентрироваться на его частоте и пытаться синхронизировать их сердца. Она освоила технику совместной медитации много лет назад, а капитан до сих пор не мог быстро собраться с мыслями и подбирать правильный ритм для своего дыхания. Практика приходит с опытом, а до тех пор Селар была ведущей в этом танце без движений. Капитан слышал, как ее пульс постепенно замедляется. Их сердца синхронизировались на несколько секунд, создав легкий резонанс в неподвижных телах, после чего пульс ведущей дразняще нарушил заданный ритм, замедлившись еще сильнее. «Догонять» пульс своей ведущей было подобно погружению на дно колодца – главное не думать о глубине. Разум постепенно очищался от посторонних мыслей, параллельно ощущая, как вселенная постепенно сжимается до размера одной жаркой вулканской ладони, как в уши закрадывается легкий гул от звука пламени свечей, и как неприятные ощущения от неудобной униформы постепенно превращаются в едва осязаемый белый шум где-то за пределами этой микрореальности.
Капитан не знал, что в этот момент творилось у Селар в голове, но он почему-то готов был ручаться, что там не математические формулы и логические трактаты, а нечто столь же чуждое, сколь и знакомое обычному человеку. В его же голове он был маленьким человеком, настолько крошечного размера, что мог стоять на краю стакана, наполненного водой. Сделав шаг вперед, он прыгнул вниз, и пока он летел ничтожные миллиметры до водной глади, он чувствовал, как продолжает уменьшаться, а весь остальной мир – увеличиваться. Вот капитан уже в воде, и стал настолько маленьким, что мог разглядеть молекулы, и отличить друг от друга кислород и водород. Атомы в молекулах начали множиться, и постепенно молекулы становились все сложнее и запутаннее. Химия не знала подобных формул, и никогда бы не узнала, но Питер начал осознавать, что атомы постепенно складываются в отчетливые рисунки. Портреты различных членов его экипажа смотрели на него, и во взглядах читалось одно и тоже – гордость за то, что они служат в звездном флоте. Они готовы были пойти до конца ради идеи, положить на алтарь благополучия федерации все, что потребуется, и смиренно идти дальше. Капитан тонул в их лицах и старался разглядеть что-либо за стенками стакана, но там была лишь тьма, в завесе которой куталось неизведанное, и откуда доносились редкие глухие удары, сохраняющие резонанс.
Прошло три часа. Их тела уже забыли, что они не единое целое, и очнулись от медитации одновременно. За эти три часа их руки словно срастались, и их расцепление всегда отдавало болью. С каждым телодвижением боль капитана разливалась по новым частям тела: его конечности затекли, а кровообращение было нарушено неподходящей одеждой. С трудом поднявшись на ноги, он понял, что до своей каюты он не дойдет – это было естественно. Лишь тренированные вулканцы умели быстро возвращать свой организм обратно в реальность после такого погружения, Питер же с каждым проделанным шагом чувствовал, что все еще продолжает тонуть и вот-вот захлебнется в море безмятежности. На дне этого моря его ожидал хороший сон, и диван у обзорного окна готов был в очередной раз принять капитана в свои мягкие заботливые объятия. Селар поднялась без особых усилий. Свернув губы в трубочку, она задула свечи. Тишина перемешалась с тьмой, превратившись в почти осязаемую стену, через которую Питер слушал шорохи, с которыми Селар стягивала с себя рясу и готовила себя ко сну.
«Спокойной ночи, Селар» - разрезал тишину негромкий голос капитана, раздавшийся с подушки на диване. Каждый раз после этих слов Селар отвечала ему молчанием, потому что точно знала, что после медитации ночь не может не быть спокойной, и в подобных пожеланиях не нуждается.

+1

72

Махмуд проследовал в свою каюту. Задание капитана выглядело довольно необычно, над этим следовало порядком поразмыслить. Для того чтобы надежно разнести в щепки «Миркул», потребовалась бы значительная мощность, пожалуй не менее пятисот тонн тротилового эквивалента, да еще и разбросанного по всему кораблю. Естественно, можно было пойти по пути наименьшего сопротивления и синтезировать побольше аммиачной селитры, засыпать её в бочки, присоединить несколько магниевых запалов, а дальше одна искорка и все взлетит на воздух, но это было слишком просто и к тому же весьма и весьма энергозатратно. Можно было бы конечно синтезировать селитру по старинке, но на это требовалось время и масса оборудования, а также десятка полтора людей, которые будут заниматься только этой проблемой, чего себе экипаж «Кюри» сейчас позволить не мог. Возможно было синтезировать более мощную взрывчатку, типа С4 или что-то более современное, это уменьшило бы вес в несколько раз, но все равно затраты энергии были бы более чем значительными, даже не учитывая усложнившуюся структуру синтезирующегося материала.
Поразмышляв еще немного и бегло прикинув примерную «стоимость» этого фейерверка, Мураки решил и вовсе отказаться от чисто химической взрывчатки. Это был простой, но слишком уж топорный метод, больше подходивший клингону, чем человеку. Необходимо было более изящное, хоть и довольно технологичное, по меркам 24-го века решение.
Можно сказать, идея создать именно ядерный боеприпас просто летала в воздухе. Набросать принципиальную схему атомной бомбы имплозивной схемы и объяснить основные принципы её работы мог даже обыкновенный школьник. Это было старое, проверенное веками, устройство. На своей заре даже Федерация порой использовала устаревшее, но от того не менее эффективное ядерное оружие. Махмуду нравилась историческая литература, а в последнее время он увлекся периодом первой войны с Ромулусом. Порой, когда выдавалась свободная минутка, он даже спускался на голодек и включал симуляцию одного из сражений той кровавой войны, погружаясь в темные и холодные недра боевых мостиков прошлого.
После недолгих поисков в базе данных Махмуд нашел несколько чертежей старых ядерных боеголовок, немного поколдовав и слегка упростив их он запустил программу репликации. Бомба была простой и надежной, с истинно дубовой электроникой, но от этого еще более надежной. Примитивный часовой механизм и никакой системы деактивации, в случае чего бомбу можно было попросту выбросить в открытый космос - дефлекторы с легкостью выдержали бы десятикиллотонный взрыв.
После пары часов не очень напряженной работы, Махмуд умилился непревзойденной простоте и неприхотливости данной конструкции. Сам боеприпас был спрятан в прочный кожух, для того чтобы разломить который потребовалось бы изрядно позволяться, даже используя фазер что, в определенной мере, защищало бомбу даже от прямого физического воздействия.
Внимательно проверив получившийся агрегат и удовлетворившись результатом, лейтенант отправил капитану короткое сообщение: «Ядерный боеприпас номинальной мощностью 10 Кт ТНТ смонтирован и готов к применению».

+2

73

Джулианна удалилась в свой небольшой медотсек на 16 палубе. Её ждало непростое задание - осматривать гордого и высокопоставленного Эмиссара Федерации. Разумеется, перспектива как следует изучить бетазоидскую анатомию, в особенности паракортекс, вдохновляла триллку. Но она прекрасно знала, что нет более неприятных пациентов чем те, которые искренне не хотят лечиться. Чтобы убедиться в точности осмотра, Джулианна настроила медицинский трикодер специально под медицинские показатели эмиссара, полученные при последнем осмотре...
...Джулианна не смотрела на часы, но по внутренним ощущениям прошло никак не меньше нескольких дней. Хотя, обрывками здравого смысла триллка понимала, что ошибается. Нужно было как-то справиться со стрессом и успокоить расшатавшиеся нервы.
- Компьютер, включить симуляцию звука работы варп-ядра!
Послушная система издала писк и повиновалась - медотсек зазвучал в точности, как инженерный. Джулианна сняла халат, прикрыла глаза и начала исполнять мужскую партию ритуального болианского брачного танца.

Отредактировано Julianna Bran (22 Окт 2015 13:36:58)

+2

74

- Турболифт прибыл к точке назначения. Пожалуйста, будьте осторожны, - как всегда мелодичный голос сопроводил затихающий плавный гул, сопровождавший движение турболифта и последовавшее за остановкой кабины открытие дверей на нужной лейтенанту Макарове палубе. Николай вышел из кабины лифта и проследовал по коридору в направлении своей цели - личной каюты исполняющего обязанности начальника безопасности данного звездолета, по чьему приказу он и должен был "получить снаряжение второго уровня, а затем явиться лично для постановки боевой задачи". К сожалению, больше ничего в приказе сказано не было, но, с другой стороны не требовалось быть "гигантом ума", чтобы догадаться, что грядущая боевая задача явно связана с тем необычным напряжением, которое охватило сейчас корабль (приказом капитана на звездолете были введены повышенные меры безопасности, и введены они были совсем неспроста - агрессивное помешательство энсина Григорьева, пытавшегося атаковать старшего по званию, а также необычное и странное поведение некоторых других членов экипажа были, с точки зрения самого Николая, вполне достаточной причиной усилить меры безопасности), а еще возможно, и с причиной появления этого самого напряжения среди экипажа корабля.
Причина, впрочем, лейтенанту Макарову также была более чем очевидна. "Миркул"... треклятущий "Миркул" - звездолет с кучей трупов на борту, на котором произошло нечто поистине чертовски неправильное, ибо если верить тому, что пока было известно, экипаж "Миркула" перебил сам себя поддавшись необычному массовому помешательству. Помешательству, следы которого, к несчастью, проявились и среди некоторых членов экипажа уже "Марии Кюри", отправленной за "Миркулом" со спасательно-поисковой миссией. Гадать и правда можно было довольно долго, но одно было известно точно - по стандартным правилам, получение "снаряжение второго уровня" (за этим наименованием скрывалась фазерная винтовка, которая сейчас висела у лейтенанта за спиной на ремне в положении "стволом вниз"), и приведение оного в боеготовность были предписаны в ситуации, когда либо военнослужащие направлялись непосредственно в боевое столкновение с противником, либо существовала "существенная угроза" вступления в такое столкновение.
Увлеченный подобными мыслями, лейтенант почти не заметил того времени, за которое он преодолел расстояние от кабины турболифта до двери каюты лейтенанта младшего ранга Махмуда аль-Мураки, приказом капитана Питера тен Волде назначенного исполняющим обязанности начальника безопасности корабля, а следовательно, являвшегося сейчас для самого Николая непосредственным командиром.
Остановившись у двери, Макаров нажал на кнопку интеркома после чего негромко, но довольно четко произнес в микрофон:
- Первый лейтенант Николай Макаров по Вашему приказанию прибыл, сэр. Разрешите войти?

0

75

На корабельных часах пробило одиннадцать часов вечера, и по кораблю прозвучало оповещение о конце вечерней и начале ночной смены. В инженерном отсеке стояла громкая суета, куда более громкая и суетливая чем обычно, которая прервалась лишь на время короткой пересменки, после чего вокруг снова стало шумно.
Спустя пять минут Бьерн уже вошел в свою каюту. Она была достаточно просторной и располагалась в кормовой части второй палубы так, что сквозь большое панорамное окно было прекрасно видно гондолы и большие светящиеся красным цветом коллекторы Бассарда.  Что касается обстановки, то большую часть комнаты занимал большой стол с сенсорной поверхностью, который инженеры ласково называли “Бильярдный стол”, вокруг которого были расставлены два кресла и диван, так что можно было смело сказать, что это был самый многофункциональный кофейный столик с самой большой вычислительной мощностью среди кофейных столиков. В данный момент на нем красовались схемы ЭПС Соверена.
На стенах весели картины с морскими пейзажами и парусными кораблями, а один такой даже стоял на рабочем столе в углу комнаты и ждал того часа, когда он уже наконец то будет собран.
“Компьютер, кофе, черный” - сказал Бьерн, расстегнув китель и кинув его на кресло, после чего взял свежесреплицированную чашку горячего зернового энергетика и плюхнулся на диван.
- Компьютер, завершен ли расчет, который я запросил днем? – Задал вопрос Финштад куда то в потолок, после чего отовсюду донесся электронный женский голос главного компьютера,
- Расчеты завершены после итерации номер сорок восемь тысяч сто пятьдесят семь с учетом заданной погрешности со значением эпсилон равному нулю целых и одной стотысячной. Ответ  – отрицательный. Варп ядро судна класса “Соверен” не способно добиться выходной мощности более одиннадцати целых ста восьмидесяти тысячных петтават. Конец первого запроса, - после короткой паузы холодный голос корабля продолжил ломать надежды Финштада, - ЭПС не способно выдержать указанную нагрузку в тринадцать целых петтават. Критическая граница равна одиннадцати целым восьми сотым петтават. Конец запроса ном…
- Да заткнись ты уже. И так испортила всё настроение, - заткнул компьютер Бьерн и уставился пустым взглядом в картину с весельно-парусным кораблем семнадцатого века.
Что-то заставляло Финштада продолжать смотреть на картину. “А была ли она здесь раньше?” крутилось в голове. “Нет, конечно, была… я лично её привез” пытался он ответить сам себе. Но чем дольше Бьерн смотрел на весла, бизань мачту, снующих по палубе матросов и такелаж, тем сильнее нарастало необъяснимое беспокойство.
- Компьютер, новый запрос…. – Бьерн замолк.
- Ожидаю, ввод исходных данных, - снова раздался голос компьютера, после чего Финштад пододвинулся к «кофейному столику» и быстро начал стучать по нему пальцами исписывая его поверхность сложными математическими формулами, неподвластными мозгу простого человека.
- Результат, положительный. – ответил компьютер, после чего Бьерн рванул с дивана и выбежал в коридор, забыв надеть китель.
- Компьютер, где находится капитан?
- Капитан тен Волде находится в каюте номер два шесть шесть четыре, принадлежащей доктору Селар.
Согласно уставу Бьерн схватил свой китель, как сумасшедший, и спустя несколько мгновений он уже стоял на пороге каюты и звонил в дверь. Но вместо хладнокровной вулканки, его встретил сонный капитан в помятом кителе.
- Финштад?
- Капитан?
Оба мужчины посмотрели друг на друга крайне недоумевающими взглядами. Капитан оглянулся, чтобы посмотреть на часы, но тут же вспомнил, что в каюте у Селар нет настенных часов.
- Лейтенант? – поприветствовала его Селар, выглядывая из-за капитанского плеча.
- Доктор? – неуверенно кивнул Финштад.
- Капитан, - кивнул неизвестно откуда взявшийся проходящий мимо энсин Хастер.
- Энсин, - кивнули ему в ответ три сконфуженных головы.
Энсин направился дальше по коридору, прервав паузу в неловком моменте.
- Изъясняйтесь, лейтенант, - наконец-то начала внятный разговор Селар на правах хозяйки каюты, после чего капитан слегка подвинулся в сторону, уступив ей место.
- Простите, но я к капитану.
- К капитану? То есть ко мне? – слегка приподнял Питер брови и вновь загородил собой узкое пространство между вулканской женщиной и инженером-на-кофеине, - У Вас что-то срочное?
- Вы сейчас можете говорить?
Питер посмотрел на Селар, словно спрашивая разрешения. Она выжидающе смотрела на него своей каменной маской, но капитан точно знал, что за ней скрывается вопрос «А почему ты распоряжаешься дверью моей каюты?».
- Конечно, - ответила Селар за капитана, оторвав от него свой взгляд, - Проходите. Я среплицирую Вам кофе.
- О, кофе будет очень кстати! – возбужденно выплюнул инженер, стараясь протиснуться между капитаном и дверным косяком. Двери с шипением закрылись. Жар каюты сразу же окутал Финштада, и тот едва не забыл, зачем пришел. Он потянулся рукой к своему воротничку, - Вы позволите?
- Конечно.
Китель Финштада неаккуратно лег на стул, создав ощущение легкого беспорядка в каюте. Капитан, привыкший к тому, что в этой каюте все всегда идеально располагалось на своем месте, поднял инженерный китель, расправил его и аккуратно повесил на спинку стула. Финштад решил скрыть чувство легкого стыда за маской невежества, и с благодарностью принял из рук Селар горячую чашку с кофе. На его виске блеснула капелька пота.
- Итак, - воткнул капитан свой недобрый взгляд в Бьерна, когда хлюпанье разлилось по всей каюте, - Я надеюсь, Вы сюда не за горячими напитками пришли.
- Да! – Бьерн поставил чашку на столик, - Капитан, у меня есть план по модификации варп-поля.
- План?
- Ну, не план, а скорее идея.
- Хорошая идея?
- Ну, не совсем. Это, скорее, теория.
- От плана до теории за три секунды? Далеко пойдете, лейтенант…
- Теоретически, - Бьерн промокнул рукавом свой лоб, - Миркул – исследовательское судно с расширенными возможностями по защите от опасной среды.
- Очевидно, что его возможностей не хватило, - вмешалась Селар, присев на диван.
- Его варп-ядра рассчитывались на ускоренную запитку буферов дефлекторной тарелки.
- Как врач, я рекомендую вам пить меньше тонизирующих веществ, - доказала Селар, что вулканцы умеют язвить по-своему.
- Конечно, - кивнул Бьерн и еще раз отхлебнул из чашки, - Суть в том, что при критических ситуациях каждое из варп-ядер может дать почти по два петаватта на протяжении десяти минут.
- И? – наморщил капитан свой лоб.
- И мы могли бы установить их на наше судно.
У капитана перед глазами пронеслась картина, в которой безумный инженер сбрасывает с Марии Кюри варп-ядро, и ставит на его место ядро с Миркула.
- Что?! – чуть не подавился он своими догадками.
- Мы демонтируем ядра с Миркула и прикрепим их на внешнюю обшивку Марии, предварительно присоединив их к второстепенной ЭПС, которую мы изолируем и подведем к гондолам. Таким образом мы распределим дополнительные четыре петтавата по системе, которая рассчитана на шесть! – Бьерн был настолько возбужден, что чуть не хлопнул в ладоши с кружкой в руке, но быстро сообразил, что к чему, тем самым спася диван Селар.
- И вы считаете, что это сработает? – Приподнял бровь капитан и начал пробуривать своим взглядом в Финштаде отверстие, размерам  которого бы позавидовала кимберлитовая дыра в Южной Африке.
- Скажем так, Капитан, это единственный вариант, при расчете которого компьютер не назвала слово "невозможно”.  – Бьерн сделал еще один громкий глоток и тут он почувствовал на себе тяжелый взгляд хозяйки каюты, - Еще раз приношу извинение за столь сумбурное вторжение, госпожа Селар, в любых других обстоятельствах я бы подождал следующего утра и доложил бы на собрании.
- Не стоит, - монотонно ответила доктор, - Вы хотите сэкономить время и как можно быстрее начать приступить ка работам. – Тактично заметила Селар, хотя любой человек в здравом уме сразу поймет, что это вулканский способ сказать “Проваливай из моей каюты!”
- И каковы прогнозы? – спросил капитан, продолжая сверлить дыру в инженере.
- Прогнозы, капитан? – переспросил с некоторой усмешкой в голосе Бьерн, - Прогнозы таковы, что мы либо сделаем все так, как я это представляю, и благополучно доберемся до галактики, либо мы бесславно погибнем посреди полей негативной энергии, и от нас не останется ничего, что можно было бы похоронить или почтить память…
- Нет, я не то хотел сказать, - перебил его Питер, - Если я дам добро на эту чушь, сколько понадобится времени?
- Ну… - замялся Бьерн, - По предварительным расчетам, которые я провел, пока здоровался с вами, наверное несколько часов… или дней… Понимаете, придется немного модифицировать фазеры в шаттлах…
- Фазеры? – переспросил капитан, все сильнее сомневаясь в адекватности собеседника, - В шаттлах?
- Так точно. Нам будет необходимо чем-то прорезать в обшивке каналы новых веток ЭПС. Плюс, модификация варп-ядер с Миркула… это, кстати, зависит от их текущего состояния. Плюс, монтаж новых веток ЭПС. Плюс, предварительные проверки безопасности…
- Все ясно, - выдохнул капитан, - Либо мы здесь застряли на веки, либо на тысячелетия.
- Я могу все сделать быстрее, - Финштад внезапно набрался уверенности в голосе, - В академии я увлекался сбором моделей первых варп-двигателей. Они были в масштабе один к тремстам и были почти настоящими, только без антиматерии и магнитных ловушек. Иногда я импровизировал, и у меня получались космолеты из шоу про капитана Таггарта…
- Капитана Таггарта?.. – переспросила Селар, заранее разочаровавшись в ответе.
- Да, - кивнул Питер, - Это популярная серия новелл про космического бойца с преступностью. В триста четвертом эпизоде он был вынужден модифицировать свое судно подобным образом для борьбы с космическим осьминогом.
- Обязательно ознакомлюсь, коммандер. Спасибо за совет.  Это всё что вам потребуется?
- Нет, еще нам нужно будет очень много рук.
- О, господи, Финштад! – Воскликнул капитан.
- Да, сэр, нас в инженерной секции всего две сотни. Нам нужна будет помощь, чтобы прокладывать ЭПС, работать с шаттлами и так далее.
- А…хорошо. Даю вам полномочия. Приступайте, Бьерн. Да прибудет с нами сила, чтобы со всем этим справиться. – Капитан поднялся, а вслед за ним и Бьерн с Селар, после чего все прошли к двери.
- Доброй ночи, капитан. И вам госпожа Селар, тоже. Начнем сейчас же, после такого количества кофе, я всё равно не усну.
- Обязательно наведайтесь утром в мед. Отсек. Я вас осмотрю. В вашем возрасте пить столько кофеина вредно для кровеносно-сосудистой системы. – На этот раз уже Бьерн пробуравил доктора  достойным любого вулканца взглядом. Двери закрылись, и Бьерн направился в инженерную секцию.

Отредактировано Bjorn Finstad (23 Окт 2015 00:15:50)

+1

76

- Шестнадцатая палуба, - мелодично оповестил Вана компьютер, открывая перед ним двери турболифта.
Коридоры сей палубы выглядели абсолютно также, как и все остальные коридоры на этом корабле. Единственное различие было в том, что скрывалось за герметичными створками отдельных кают. Так как эмиссару ни разу не приходилось ранее бывать на шестнадцатой, пришлось воспользоваться информационной панелью на ближайшей стене, чтобы найти расположенный здесь медицинский отсек.
Он не любил врачей. Не потому что, что они стремились во всех смыслах залезть к нему под кожу, а потому, что они любили посылать к другим врачам. Иногда череда врачебных направлений становилась бесконечной, при этом заставляя пересекать практически всё пространство Федерации в поисках необходимого доктора. На этот раз требовалось преодолеть всего лишь несколько десятков метров, чтобы добраться до искомой цели, но даже они казались долгими и совершенно излишними - чем основной медотсек был плох?
Наконец, Милод нашёл требуемую дверь, и стоило только автоматике убрать последнюю преграду между ним и доктором Бран, как он застал довольно интересную картину - самку из расы триллов, извивающуюся в чувственном и весьма экспрессивном танце. Она, похоже, его не заметила, и с закрытыми глазами продолжала танцевать, а бетазоид решил не отвлекать её от сего действа, наблюдая за её движениями. Вану потребовалось некоторое время, но всё же он узнал этот танец - как-то раз ему довелось присутствовать на свадьбе дочери Третьего Дома Бетазеда с сыном болианского премьер-министра, и танец их был... весьма запоминающимся.
Внезапно Джулианна приоткрыла свои глаза и, едва увидев Вана, выпрямилась, а личико её покраснело от стыда.
- На Боларусе IX вас могли бы счесть сумасшедшей, знаете-ли, - с улыбкой произнёс он, присев на одну из кроватей. - Быть может, стоит разучить женскую партию?

+1

77

Махмуд довольный работой откинулся в кресле и довольный собой придавался ничегонеделанью, попивая мерзкое синтегольное пиво. Ситуация вокруг складывалась на редкость паршивая, но все же лейтенант не собирался отказывать себе в маленьких человеческих радостях. Свихнуться от постоянного перенапряжения было ничем не лучшим вариантом, чем сойти с ума из-за воздействия галактического барьера на корабле призраке.
В дверь позвонили. Мураки лишь краем взгляда посмотрел на панель интеркома. Звук был выключен и стандартного флотского приветствия он не услышал.
- Ну что же – труба зовет, - меланхолично пробормотал он и открыл дверь – Войдите, здравствуйте лейтенант. Проходите, присаживайтесь, - указал на небольшой диван в углу Мураки. 
- Думаю, вам это не понадобится, - указывая на фазерную винтовку, сказал младший лейтенант. – Особенно в свете последних событий. Я не хочу, чтобы у кого-то было тяжелое оружие, вообще. Только табельные фазеры – нам трупы не нужны. Ну а так, подготовьте своих людей к подавлению беспорядков. Увы, ничего другого пока сказать не могу. Не думаю, что нам следует вообще туда возвращаться.
Тихо пиликнул интерком. Махмуд бегло проглядел текст приказа и поморщился. Идея вернуться на «Миркул» лейтенанта нисколечко не вдохновляла, но теперь у него была возможность перепоручить все это Макарову.
- Плохие новости, по всей видимости, капитан с главным инженером так не считают. У главного инженера созрел какой-то гениальный план и ему потребовались варп-ядра «Миркула». Соберите всех сотрудников службы безопасности, нам, скорее всего, оставьте только занятых на вахте. Мне придется остаться на борту «Кюри» и помочь в калибровке наших систем, Вы же возглавите охрану группы высадки. Вопросы?

+1

78

Джулианна мгновенно среагировала на вошедшего Эмиссара и замерла, как вкопанная.
- Компьютер, остановить программу! - скомандовала триллка и повернулась к Милоду.
Тот смотрел на неё со смесью насмешливости и презрения. По крайней мере, именно так казалось смущённой Джулианне.
- Прошу прощения, я увлекаюсь культурными особенностями различных рас. Я думаю, что моя профессия ксенобиолога даёт мне на это полное право. Вы пришли на осмотр? - быстро парировала возможные нападки триллка. Впрочем, их не последовало.
- Я не имею ничего против ваших увлечений. Просто постарайтесь провести осмотр побыстрее, у меня слишком много важных дел, знаете ли, - произнёс Милод и прошёл к медицинской койке.
Джулианна улыбнулась. Она предвкушала прекрасное времяпрепровождение на ближайшие минимум четыре часа. Этот прекрасный образец бетазоидского гуманоидного разумного вида так быстро этот медотсек не покинет...
...Триллка старалась быть профессиональной. Поэтому с максимально каменным выражением лица, которое она искренне пыталась скопировать у доктора Селар, Джулианна проводила тесты. И ещё тесты. И ещё. Кроме многоспектральных сканирований всего тела Милода, начиная общемедицинским, и заканчивая клеточным, она проводила опыты. Ведь организм нужно было проверять не только в состоянии покоя...
...Прыжки в высоту, пение различных нот, тесты на телепатию, бег на месте, упражнения на реакцию - так над несчастным Ваном Милодом не издевались уже давно. К счастью, маленький медотсек не голодек и был ограничен пространством. Как и воображение Джулианны. Под конец, кроме обновлённых стандартных медицинских данных и полной расшифровки ДНК, которую требовалось переправить на компьютер исследовательской лаборатории и запросить код старшего научного офицера, доктору Бран всё же нашлось найти несколько аномалий в теле эмиссара. Во-первых, даже не смотря на стресс от нестандартной ситуации и раздражающего факта дотошного врача, показатели мозговой активности Эмиссара были уж слишком высокими. Особенно активная нервная деятельность была в паракортексе.
Джулианна замерла. На секунду она задумалась - с настолько активным паракортексом какова вероятность того, что Милод читает вообще все мысли вообще всех? Это предположение заставило триллку глубоко сглотнуть, подавив растущую внутри волну страха.
- Мистер Милод, скажите...мне есть смысл вам рассказывать о том, что я нашла? И у меня есть шанс выйти из комнаты живой? - ответила Джулианна, уже ни на что не надеясь.

0

79

Дверь каюты с тихим шелестом отъехала в сторону, давая Макарову возможность войти внутрь. Возможность, которой лейтенант не став медлить и воспользовался. Найти владельца каюты, впрочем, не составляло особого труда - лейтенант младшего ранга аль-Мураки, недавно назначенный на должность начальника безопасности звездолета отдыхал в своем кресле. Насколько мог судить Николай, его собеседник был крепко слаженным мужчиной примерно одного возраста с самим Макаровым, и, пусть и не сильно, но все же выраженными в его внешности чертами, выдающими его восточное происхождение. Кстати, этот самый хозяин каюты похоже как раз сейчас предлагал лейтенанту занять место на диванчике. "Что ж, в ногах правды нет, как говорит одна мудрая старая поговорка", - слегка меланхолично подумал Макаров, отвечая лейтенанту аль-Мураки:
- Благодарю, сэр...
Макаров присел на предложенное ему место и внимательно выслушал то, что говорил ему человек, являвшийся ныне его непосредственным командиром. Что ж, в целом грядущая боевая задача была Николаю вполне ясна. Даже не так - в принципе, с точки зрения того, что требовалось лично от него ему были ясны обе боевые задачи, в том числе и ее новая версия, включавшая в себя пребывание на борту "Миркула" несколько более длительное время и обеспечение безопасносного периметра во время процедуры изъятия варп-реактора звездолета-призрака. Конечно же, с точки зрения пожалений самого лейтенанта идея задержаться на подольше на борту "Миркула" не была ему "по нутру", но с другой стороны - хотя он был пехотинцем, а не инженером, но тяжесть их положения и предстоящей им задачи по новому преодолению Галактического Барьера Николай вполне понимал. Понимал лейтенант и то, что сейчас от точного и добросовестного выполнения своего долга каждым из присутствующих самым прямым образом зависит то, вернется ли "Мария Кюри" домой или же им уготовано сгореть в потоках энергии Барьера либо сгнить в вечном дрейфе за пределами Галактики. Дождавшись, пока лейтенант аль-Мураки закончит свою речь, Николай обратился к нему:
- Боевая задача мне ясна и, с Вашего позволения, сэр, я начну собирать десантную группу. Тем не менее, хотелось бы озвучить особое мнение - научный отдел еще не сделал точных выводов на тему, что же стало причиной столь фатального помешательства, а потому я вижу целесообразным просить Вас все же дать разрешение на применение снаряжения класса два. Просто на всякий случай. И еще, - Макаров сделал небольшую паузу, снова мельком окидывая взглядом странный прибор, явно не являвшийся частью стандартного оснащения каюты, но при этом напоминавший лейтенанту нечто смутно знакомое (хотя он так и не смог припомнить что именно), - извините за вопрос не по делу сэр, но что это за прибор у Вас в каюте?
Николай жестом руки указал прямиком на собранную Махмудом за некоторое время до этого взрывное устройство...

0

80

На четыре часа Милод превратился в белую мышь, над которой проводились всяческие опыты, пытаясь удовлетворить любопытную жажду пытливого ума доктора Бран. В мыслях её читалась восторженность, даже радость от исполняемых ею обязанностей - судя по всему, ей раньше не доводилось исследовать бетазоида. Чем больше данных она получала, тем более восторженной она становилась, но, в то же время, в ней пробуждалась настороженность. Показания Вана выходили за пределы возможностей всех рас Федерации, и в его присутствии Джулианне, в конце концов, стало даже не по себе. Немаловажную роль в этом сыграло выражение лица пациента, которого она в течении четырёх часов практически без остановки подвергала всевозможным тестам. Некоторые из них были совершенно излишними, но эмиссар повиновался - его собственные мысли были слишком отстранены от его физической оболочки, чтобы выражать протест. Да и за эти четыре часа каким-то странным образом он не почувствовал никакой усталости, даже несмотря на немолодой возраст.
Наконец, обнаружив паранормальную активность паракортекса, Бран полностью отдалась страху, вербальным образом выразив свои опасения.
- Почему вы считаете, что я угрожаю вашей жизни? - недоумевающе переспросил дипломат у своей мучительницы. Конечно, за последние четыре часа он не проникся к ней любовью, но едва ли это было достаточной причиной для убийства.
Дальнейший их диалог больше походил на монолог, так как Милод не давал времени доктору на оперирование её языком.
- Да, в данный момент я слышу мысли всех членов экипажа. Да, одновременно. Нет, они не сводят меня с ума. Хотя... я начинаю теряться во всех этих мыслях. Я всё чаще теряю концентрацию, и иногда, можно сказать, покидаю пределы своей телесной оболочки. Например, на недавнем совещании. Я планировал более активное участие в дискуссии, но вместо этого я чувствовал, как кто-то из младшего офицерского состава занимался сексом на где-то на нижних палубах. Я знаю, что это неэтично, но моя телепатия выходит из-под моего контроля - даже сейчас я с трудом удерживаю свои мысли в этом медотсеке, изо всех сил концентрируясь на общении с вами, но я не знаю, сколько смогу так протянуть.
Ото всей этой болтовни у него пересохло в горле, посему Ван обратил свой взгляд куда-то в сторону, приказав компьютеру угостить его стаканом воды. Компьютер повиновался, и в нише репликатора материализовался гранённый стеклянный стакан, наполненный оксидом водорода, ожидая, когда его оттуда заберут. Но жажда эмиссара была настолько сильна, что стакан с желанной жидкостью сам прилетел к нему, аккуратно соприкоснувшись с вытянутой рукой.
Удивлению Джулианны не было предела.
- Это был...
- Телекинез, - прервал он её на полуслове. - Я открыл в себе эту способность часов семь назад. Также я помню в малейших деталях всё, что происходило с момента контакта с барьером, я не устаю, и я не чувствую потребности во сне. Неудивительно, что вы испугались моих способностей. Но я боюсь того, что будет дальше... Инженеры уже вовсю трудятся над планом возвращения обратно в галактику, но что при этом произойдёт со мной? Я тоже превращусь в нематериальную форму жизни и стану призраком, преследующим Марию Кюри?
После этих слов доктор Бран действительно испугалась, а вместе с ней и Ван. Он боялся того, что капитан, в целях безопасности экипажа примет решение оставить его за пределами галактики, или просто убьёт. Надежда была только на медицинскую службу корабля, в мыслях сотрудников которой не было ни одной достойной идеи на данный момент.

0


Вы здесь » Star Trek: Marie Curie » Игровой форум » Эпизод 1: Аквариум


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC